aif.ru counter
1063

Вымирающий вид. Как живут многодетные семьи на Южном Урале

фото Анны Усмановой / АиФ

Все случилось неожиданно.  Кто-то из родственников Юрия Ивановича продал старый дом в  селе Тавранкуль, и нужно было забрать из него стиральную машину. Съездить попросили Юрия Ивановича – он пенсионер,  времени у него много. 

Когда безотказный курьер подъехал к дому, навстречу ему высыпала куча ребятишек, он даже не сразу смог их сосчитать.

Дети были повсюду: во дворе, за столом, на кровати. Как оказалось впоследствии, в семье Людмилы Савельевой двенадцать детей. Плюс еще внучата от старших дочерей – получился настоящий детский сад.

– У моей бабушки было десять детей, – улыбается Людмила Савельева. – Мне всегда хотелось ее догнать и перегнать. Сначала мы жили в городе, я работала хирургической сестрой, мой муж – в ОМОНе. Но прокормить ребятишек становилось все тяжелее, и мы купили этот дом в деревне. Здесь у нас огромный участок, мы выращиваем картошку, овощи. Каждую весну берем на откорм цыплят–бройлеров. Были у нас еще и козы, но пришлось забить: очень дорогие стали корма.

Юрий Иванович один из тех, кто помогает многодетным семьям. Фото Анны Усмановой

«Многоголовые»

Сейчас многодетная мама не работает, и не потому, что не желает: просто в деревне негде работать. Муж устроился водителем в частную фирму, на смену ездит за много километров от дома. Людмила ведет хозяйство. Ситуация осложняется тем, что большинство детей у Савельевых – мальчики. Вещи на них просто «горят», и бывает, что младшим уже нечего донашивать за старшими.

– Я когда ехал домой, все думал об этой семье, – рассказывает Юрий Иванович Чиянов. – Вот у нас дома куча хороших детских вещей лежит: от сыновей остались, теперь от внуков. Подруги жены тоже вечно что–то собирают. У нас все это мертвым грузом, а здесь у детей каждое пальтишко на счету, каждый сандалик. В общем, в следующий раз я загрузил полную машину одежды, обуви и игрушек и повез в Тавранкуль.

Местные жители к огромной семье Савельевых относятся как–то странно: Людмилу обзывают «многоголовой», да и вообще, кажется, осуждают. А теперь вот еще и городской благодетель выискался, многие стали завидовать. Отвык народ от того, что в доме много ребятишек. Отвык и от того, чтобы помогать нуждающимся всем миром.

Детские игрушки для деревенских семей - роскошь. Фото Анны Усмановой

Без свиньи не прожить

Вторая по величине тавранкульская семья – Пестовы, у них пятеро детей. Тоже выживают собственными силами: держат скотину. На кухне, возле печки, рядом с кастрюлей детской каши стоит–томится–напаривается похлебка для поросят. Потому что эти хрюши – единственные кормильцы для песовских ребят.

– Мы их рожали не для какой–то господдержки, а для себя, – рассуждает глава семьи Владимир Пестов. – Получаем по 230 рублей на ребенка, да еще к школе выдают по полторы тысячи. А у нас только на покупку учебников по несколько тысяч уходит, на канцелярию, одежду, на школьный ремонт.

В доме у Пестовых не видать ярких детских книжек, игрушек. Оказалось, что это огромная роскошь и для Савельевых, и для других деревенских семей, где есть дети. В своем магазине только макароны да окорочка, за детскими товарами надо ехать в Бродокалмак. А рейсовый автобус отменили в прошлом году: районные власти посчитали, что невыгодно гонять технику ради нескольких человек. Так что народу теперь не до игрушек: держат деньги на черный день. Если вдруг в семье кто–то заболеет, придется нанимать машину–частника – 350 рублей до Бродокалмака. В такую даль, как Челябинск, местные уже давно не ездят.

Быт многодетных семей не богат, в доме каждая копейка на счету. Фото  Анны Усмановой

Каждый за себя

В очередной раз, как Юрий Иванович привез в Тавранкуль свой гуманитарный груз, к нему подошел самый авторитетный житель села – Николай Степанович Севастьянов. Давным–давно он был местным депутатом, сейчас – председатель Совета ветеранов. Но народ по–прежнему считает его главой поселка. Николай Степанович составил список всех семей, находящихся в трудной ситуации: многодетные, матери–одиночки с ребятишками, всего 13 пунктов. Неравнодушный Севастьянов составил его «на всякий случай».

– Вы даже не представляете, какая тут раньше красота была, – показывает на родное село Николай Степанович. – Вот этих дыр между домами не было, тоже дома стояли. Вся улица полна была. Вон там базовки были, коровники. Десять тысяч крупного рогатого скота мы держали. Землю пахали более десяти тысяч гектаров. В Тавранкуле было самое крупное отделение Бродокалмакского совхоза, мясо–овощного направления. А теперь все разрушено, из коровников последние блоки достают и вывозят. Работать крестьянам негде. Всю землю давно уже скупили москвичи или наши анонимные бизнесмены. Держат «в запасе», ждут, когда поднимется цена, либо еще для каких–то целей.

Николай Степанович с грустью рассказывает, как десятилетие безработицы и нужды испортили его односельчан. Люди перестали просто так помогать друг другу. На одиноких стариках просто наживаются: дрова нарубить, огород вспахать – доставай тысячу рублей. А еще народ стал бояться держать домашнюю живность: на село совершают набеги цыгане из Бродокалмака, воруют коров, коз и птицу. Вот бы мужикам объединиться, защитить свои интересы, но сегодня каждый сам за себя. Люди дошли до того, что срезали металлические стяжки из своей старенькой деревенской Преображенской церкви. Половина купола обрушилось сразу. Все остальное не подлежит восстановлению.

Даже в деревне люди стали отвыкать от семей, в которых много детей. Фото Анны Усмановой

Переступить через лежащего?

Священник Олег Чиянов, клирик Свято–Симеоновского кафедрального собора:

Мы почему этим занимаемся? Потому что мы христиане. Если узнал о таких людях, то как мимо пройдешь? Это как переступить через лежащего. Да, государство должно им помочь. Но сам–то ты как будешь жить? Когда Господь с нас спросит: «Я вам послал людей, нуждающихся. Что вы с ними делали? Учили жить, или накормили?» Советы можно давать всегда, да, родители вовремя не завели хозяйство, да, не знают, как заработать, но дети–то в этом не виноваты. И факт остается фактом: если я через месяц узнаю, что эта семья опять в бедственном положении, я снова буду помогать. Деревня умирает, а у города всегда есть переизбыток еды, вещей. Помощь может прекратиться только тогда, когда человек нагло сел тебе на шею и стал требовать.

Чем помочь сельским ребятишкам

Мы составили список самых «неподъемных» для многодетных родителей позиций:

Учебники

Книги

Школьная канцелярия (тетради, ручки, фломастеры, линейки, карандаши, клей, бумага и т.д.)

Детские книги для малышей, раскраски, пазлы и т.д.

Игрушки (куклы, машины, развивающие игры, кубики и т.д.)

Одежда

Обувь

Есть еще два жизненно важных пункта: это дрова и лекарства. Болеть нынче накладно и в городе, а на селе это и вовсе непросто: до аптеки просто не на чем доехать. Машина дров стоит 8400 рублей, если сильно экономить, на зиму хватит.

Если вы решили оказать помощь конкретным людям, можно позвонить Николаю Степановичу Севастьянову по телефону: 8–904–945–57–43.

Не обязательно всем кидаться в село Тавранкуль. В Челябинской области сотни деревень находятся на грани вымирания. Можно найти «свою» деревню и взять шефство над ней. Если в округе есть церковь, можно обратиться туда: обычно при храмах есть списки всех нуждающихся, им по мере сил помогают прихожане.

В конце концов, в городе нуждающихся детей ничуть не меньше. Обратите внимание на своих соседей, на одноклассников ваших детей. Главное – принять для себя решение, что вы никогда не переступите через лежащего человека. А у неравнодушных и глаза открываются.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах