aif.ru counter
177

Сотрудники детдома: «Статья за тунеядство может решить проблему сирот»

В августе 2013 года руководитель региона Михаил Юревич выступил с инициативой провести работу по реорганизации, сокращению детских домов, а так же перепрофилированию их в центры по устройству детей в семью.

«Наша общая задача – искоренить сиротство как социальное явление, максимально пристраивать детей в семьи, поддерживать приемных родителей и опекунов. Безусловно, всех детей передать в семьи невозможно. Но нужно стремиться к этому. Важно информировать население о том, что несет за собой принятие в семью ребенка из детского дома и почему этого не стоит бояться», – заявляет губернатор.

Самат, один из воспитанников интерната. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой

Корреспондент АиФ-Челябинск Надежда Уварова побывала в Лазурненской школе-интернате для детей с ограниченными возможностями здоровья и узнала, как живут сейчас детдома, и что, по мнению сотрудников, поможет сократить количество социальных сирот.

«Раньше здесь была колония»

Лазурненская школа-интернат находится на значительном расстоянии от Челябинска. Работники считают это отчуждение большим плюсом: именно так, на свежем воздухе, вдали от городской суеты, на берегу озера и должны жить дети. Отдаленность интерната понятна: раньше на этом месте была спецшкола для малолетних преступников, позже учреждение перепрофилировали несколько раз, но всегда с одним и тем же назначением: здесь жили дети – сироты или дети с ослабленным здоровьем.

Здешние дети, как и любые другие, любят прыгать, бегать, веселиться. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой

Сейчас в интернате живут и учатся воспитанники 7-18 лет. Дети обучаются по двум вариантам специальной коррекционной программы. Второй вариант адаптированный, более легкий, для детей с серьёзными нарушениями интеллекта. Учащиеся оценок не получают, но к окончанию девятого класса большинство из них умеет читать и писать, обладают навыками самообслуживания.

Все эти награды заслужили в спортивных соревнованиях дети интерната. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой

Просторные, огромные помещения. Учебные классы находятся отдельно от жилого корпуса. До него надо идти по огромному двору с большим стадионом и игровой площадкой посередине. Когда выходишь за ограду интерната, через дорогу сверкает водная гладь озера. «У нас там есть своя территория, летом нашим детям раздолье» – гордятся педагоги.

«Пара носков за сорок минут»

По коридорам снуют разновозрастные ученики. Все, как в обычной школе. Мальчики и девочки с тетрадями и сумками. Смеются, бегают, общаются. Звонок – в помещении тишина. В классы, где учатся по 8-10 человек, забежали ученики. Слушают, рисуют, разукрашивают.

В мастерской – поделки, изготовленные руками ребят. Яркие новогодние костюмы, карманы для складирования туалетных принадлежностей, тапочек. Мягкие игрушки. Все вещи, как ныне принято говорить, хэнд-мейд и эксклюзив. Красивые.

Ольга Курзакова показывает фотографии с концертов и спектаклей, где участвуют и побеждают дети. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой

«Дети, конечно, очень разные, – заместитель директора по социальной работе Ольга Курзакова, отработав в детдоме больше 20 лет, видит людей, что называется, насквозь. – Пусть они не станут Ломоносовыми и не получат Нобелевских премий. Но дети хорошие, добрые. Шьют, вяжут, вышивают, рисуют, помогают, как могут.

Этим простым вещам они обучаемы. У нас был мальчик, сейчас уже выпустился, он вязал пару ажурных носков за сорок минут. Надо было видеть, как спицы у него в руках мелькали. Я думаю, было бы огромным плюсом, если бы государство открывало учреждения, которые брали на работу детей с ограниченными возможностями здоровья. Например, шить постельное белье: большинство наших выпускников качественно бы справилось с таким заданием. Азами шитья и столярного дела владеют все наши дети. Дети бы, выпустившись от нас, работали, зарплату получали. Пусть небольшую, но стабильную».

Печь в прицепе

В актовый зал забегает круглолицый мальчишка. На ходу, дожевывая булку, Эльдар расстегивает куртку и прямиком на сцену. Эльдарчик – одна из звездочек театрального коллектива интерната. А вот Настенька, умница и красавица, отлично танцует. Дети любят музыку, особенно живую, говорят педагоги. Слушают, рты раскрыв. Они подвижны и артистичны.

Чудо-печь вернулась на свое место, в актовый зал. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой

Коллективы интерната выезжают на смотры и конкурсы. На один из них, рассказывает Ольга Николаевна, решили привезти с собой декорацию – печку из русской народной сказки. И так мерили, и сяк – в Газель она не вошла. Тогда прикрепили прицеп к легковушке одного из сотрудников, а на него водрузили печь. Смеялись всем интернатом: только Емелюшки не хватает, чтоб на печи ехал. Ничего, довезли имущество, выступили, первое место заняли. Назад таким же способом вернулись, поставили печь в актовом зале. Декорации здесь – улет. Не в каждом театре такие увидишь.

А ведь большинство сделаны самими детьми. Кукольный домик, например, где все настоящее и очень красивое, и каждую деталь можно потрогать, а абажур даже покачать. Или декорации к новогоднему спектаклю «Снежная королева», никто и не догадался, что сверкающий под неоновыми лампами волшебный замок нарисован на обычных простынях. А сверкает – потому что обтянут скотчем. Это липкая лента «блещет». «Ноу-хау наше», – гордятся педагоги.

Иногда они возвращаются

На вопрос, берут ли детей на какую-то форму устройства в семью, педагоги отвечают сдержанно: бывает, но редко. В основном, усыновляют или оформляют опеку родственники. Чаще всего приёмные родители и опекуны просто не готовы к проблемам, к тому, что ребенок особенный. И спустя год-полтора возвращают детей назад.

Дети возвращаются, страдая, переживая, ненавидя и родственников, предавших их и интернат, от которого отвыкли, но вынуждены вернуться. Сложно безумно, до слез, до истерик, не скрывают педагоги, но куда деваться – потихоньку стараются заново расположить к себе ребенка, вернуть его в нормальную жизнь, в школу.

Мы фотографируем детей, чтобы у них были снимки детства, говорят воспитатели. Иначе у сирот не будет фотоальбомов. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой

Виноваты только взрослые, дети ни при чем

«Лично я считаю, – говорит Ольга Курзакова, – проблему сиротства при живых родителях можно решить, вернув статью за тунеядство: нужно заставлять родителей работать, заботиться о своих детях. Большинство родителей спокойно едят, пьют и спят, зная, что их дети живут где-то далеко, опекаемые чужими тетями. Живут себе распрекрасно, беспроблемно, ничуть не мучаясь совестью и не видя дурных снов.

Одни стоят на учете с алкоголизмом, другие отдали детей, жалуясь на их дурной характер и непослушание. Но ведь это ваши дети! Зачем тогда было их рожать, чтоб не воспитывать? Сколько лет работаю, никогда не пойму. Алименты с них не взыщешь: не с чего. Они не работают – зачем? На пропитание хватит, а детей оденет и обует государство. Вот вернули бы статью за тунеядство – это бы помогло уменьшить число сирот при живых родителях».

Красавицу Диану обнимает не мама, а воспитатель. Мамой девочка называет всех взрослых детдома. Фото: АиФ / Фото Надежды Уваровой
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах