540

Обещанного пятилетку ждут. Как живут люди в доме без стены

Дом расселят в 2023 году, знают жители дома.
Дом расселят в 2023 году, знают жители дома. © / Надежда Уварова / АиФ

«Проходите, разувайтесь, - Сергей, житель одной из квартир дома по Дундича, 33 в Копейске, громко смеется над своей шуткой. - Сейчас погостите у сестер Танас, потом наверх, к ветеранам труда в квартиру поднимемся». Шутка эта понятна не всем, а лишь здешним обитателям. Дом встречает рухнувшей стеной, зияющими дырами в потолке и полу, огромным слоем грязи и безнадегой его жителей. Здесь можно фильмы ужасов снимать, не тратясь на декорации. Какое там разувайтесь, какое уж погостите...

Из детдома в дом ужасов

Квартира, с которой начинается путешествие в этот незавидный дом, принадлежит сестрам Танас, Веронике и Елене. Девушкам уже за тридцать, но до сих пор они бьются за право получить нормальное жилье, которое по закону положено им, сиротам, после выпуска из детдома. Сначала женщины собирали справки, доказывающие факт их пребывания в казенном учреждении. Потом объясняли, что жить в старом, стоящем на честном слове, доме опасно для жизни. Теперь вынуждены обивать пороги чиновников и писать письма в инстанции с просьбой обратить на них внимание. Дом, зловеще трещавший по швам, наконец не выдержал и рухнул. Пока не весь, но кому от этого легче.

В большой семье Танас, проживающей когда-то в этом доме 1931 года постройки, было шестеро детей. Все они оказались в сиротском приюте, отнятые у нерадивых родителей.  После выпуска из учреждения девчонки должны были вернуться сюда, в барак, и зажить весело и счастливо.

Елена и ее сестра Вероника привычно достают пухлую папку с бумагами. Здесь — их переписка с чиновниками всех рангов.

«Мне было тогда 18, - вспоминает Елена. - Мы приехали на эти руины и заплакали. Да, вынуждены были кое-какое время продержаться здесь. Холодно: печь не справляется, не отогревает помещение, стены насквозь продуваются, подоконники отпали и демонстрируют весь тот шлак, из которого собран домишка. Страшно: квартира на первом этаже, окна рассыпающиеся чуть ли не на уровне пола, пни — и убей нас тут, никто не услышит. Удобств нет, даже фундамент не предусмотрен. Пока мы были в детдоме, государство о нашей жилплощади не заботилось. Что мы сами могли сделать, девчонки, после детдома? Ревели, дрожали, но ночевать сюда шли».

Переселена, но незаконно

Тогдашний мэр Копейска в положение Танас вник. Он не спорил: здесь жить, честно и откровенно, - нельзя. Потому всеми правдами и неправдами заселил Елену и ее тогда уже родившуюся дочь в общежитие одного из учебных заведений города. Временно, ведь сироте с крохой на руках действительно некуда было идти. С тех пор на этом посту сменились уже несколько человек. Лена пока живет в том же общежитии, но незаконно. И постоянно слышит угрозу быть выселенной. Теоретически собственники общежития правы: Танас не имеет к нему никакого отношения. Ее с дочерью держат по доброте душевной.

Вероника живет в приюте.
Вероника живет в приюте. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Вероника и вовсе бомжует. Женщина не смогла, как младшая сестра Лена, бороться за свои права жить в нормальных условиях. Не обладая столь же железным характером, женщина дала слабину. Сейчас она живет в реабилитационном центре, а двое ее детей воспитываются в детдоме.

Стена квартиры, что отделяла комнату от санузла. Каждую зиму обрастала ледяными сосульками. Посмотреть на сталактиты в отдельно взятом жилье приходило полгорода. Дети хохотали и гоняли по льду прямо на полу квартиры. Соседи надевали пятые кофты и спали в валенках. Нынешней весной стена не выдержала и рухнула. Только счастливый случай отвел жильцов от рассыпавшихся кирпичей. Если бы постройка продолжила рушиться, сложилась как картонная, жертв избежать не удалось бы.

Бьются до самой смерти

Сосед сестер Танас, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Рафит Саматов приобрел угол в этом доме в 2007 году. Тогда дом еще не был признан непригодным для проживания. Сертификат на 650 тысяч рублей, что государство выделило военному на жилье, не смог покрыть цену более-менее приличной квартиры. С первых дней военный понял, как влип, и принялся бороться. Когда он приобретал жилье, ему показали и план расселения здешнего микрорайона. О том, что план останется лишь рисунком, а не будет воплощен в жизнь, он не мог и предполагать. Устав переписываться с чиновниками всех уровней, отставной военный написал письмо Владимиру Путину. Из Москвы спустили решение: подготовить ответ на жалобу Саматова в срок до 22 января прошлого года. Не дождавшись письма, именно в этот день жилец квартиры 4 по Дундича, 33 умер.

Стена дома не выдержала и рухнула.
Стена дома не выдержала и рухнула. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Но не только Саматов и Танас начинали бороться с жилищными проблемами и мечтали выбраться из развалюхи. Все жильцы, которые не смогли, как сестры, пристроиться куда-то к родственникам или снимать углы, буквально трясутся от страха быть заживо погребенным под руинами, но привычно идут в ненавистные квартиры.

Когда наследство — не в радость

«Пойдемте, нам предстоит увидеть чудо из чудес — новогоднюю елку, что сохранилась примерно с конца 2000-х, - невесело шутит Константин Трофимов. - Мне квартира в аккурат над сиротской досталась в наследство. Так и взвалил на себя бремя по ее содержанию».

Оказывается, Константин, как новый собственник, вместо материального блага получил от бабушки с дедом головную боль и страх. Если стена, что упала у соседей снизу Танас, рухнет и у него и кого-то прибьет, не будет ли он лично отвечать за непреднамеренное убийство?

Елка стоит которое десятилетие. Квартира пустует.Елка стоит которое десятилетие. Квартира пустует. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

А что с таким наследством делать? Чтобы здесь жить самим, надо быть рискованным или бесшабашным. Константин попробовал было сдавать квартиру, но жильцы сбежали, даже не забрав некоторые вещи: здесь жить невозможно. На память о них осталась лишь новогодняя елка. Вроде как, говорит молодой человек, она стоит здесь с начала века. И почти не облетела и лишь чуть пожелтела. Можно опыты проводить. Ну а что, говорят жильцы, над людьми здесь экспериментируют, выживем — не выживем, так а почему бы и с растениями так не поступить?

«Вроде прошел слух, что нас хотят закинуть в какие-то не первой свежести дома, - рассказывает Константин. - Хотя все дома расселяют в новое жилье. Нам же говорят, ваши халупы стоят максимум тысяч 500. Не устраивает, что мы предложим, - берите эти деньги и живите, где хотите. Но пока это лишь слухи: лично нам никакое жилье не предлагали».

Обещанного пятилетку ждут

Соседи подбадривают друг друга, дают советы, как не замерзнуть, к кому еще написать обращение, к каким структурам воззвать. Татьяна Пшанова говорит, затеплилась было надежда на расселение, когда в руки жильцов попал список домов, подлежащих сносу. Жадно искали они свой адрес, но не нашли. Рванули в жилищный отдел администрации, но там им ответили: вас обязательно расселят, но к году 2023.
«Мне в администрации города сказали: на ваше расселение денег нет, - рассказывает Татьяна. - Мол, в программу эту, освоенную, вы уже не попадаете, а лишь в следующую. На будущие пять лет рассчитанную. Дожить бы в таких-то условиях. Уже не верим».

Дом признан аварийным летом 2017 года.
Дом признан аварийным летом 2017 года. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Как нам пояснил руководитель отдела жилищной политики администрации Копейска Семён Парфилов, в настоящее время ни в городе, ни в области нет программ, позволяющих произвести расселение жильцов этого дома. Он был признан аварийным в 2017 году. А расселение, которое проводилось в прошлом году, охватило лишь постройки, признанные такими в 2012 году. Поэтому 2023 год действительно обозначен как крайний срок предоставления жильцам по Дундича, 33 другого жилья.

Мы будем следить за развитием событий.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах