aif.ru counter
19.12.2016 16:41
894

Мамины слёзы. Какие трудности ждут приёмные семьи?

АиФ-Челябинск №50 14/12/2016
«Любовь нужно дарить»
«Любовь нужно дарить» © / 789083 / pixabay.com

Корреспондент «АиФ-Челябинск» поговорил с четырмя мамами о том, через что они прошли ради обретения новой семьи.

Отцовское рукопожатие - лучшая похвала

Может ли сирота хотеть из приёмной семьи обратно в детдом? Да, если новые родители отказались от него уже трижды. Казалось, перед Еленой и Андреем Хазовыми из Кусы стояла невыполнимая задача. Четырёхлетний Пашка в предыдущих приёмных семьях постоянно ревел и долго не задерживался. В детдоме его откровенно называли бедовым, со сложным характером.

«Никогда не забуду ощущение почти физической боли от осознания того, как много он недополучил от близких. Сколько добра и тепла, предназначенных ему, обошли стороной, - говорит Елена. - При этом мальчик не смотрел волчонком на окружающий мир и не заглядывал нам в глаза с мольбой и надеждой на то, чтобы быть взятым».

К тому времени Хазовы уже вырастили дочь. Она вот-вот должна была выпорхнуть из отчего дома, поступить в университет и начать самостоятельную жизнь. А они до сих пор чувствовали в себе огромнейший запас энергии и родительской любви, которую нужно дарить другим, иначе та потеряет своё предназначение. Мечтали о сыне, но родить не получилось. Тогда судьба привела их в детский дом.

«Нашим он стал с первой минуты. Спустя годы сложилось ощущение, что он ждал именно нас!» - отмечает счастливая мать.

Семья не скрывает, что жизнь - это калейдоскоп. Светлые праздники сменяются серыми буднями. Ответственность родителей за воспитание ребёнка очень велика, а у приёмных - просто колоссальна. Чтобы чадо выстояло перед большим миром соблазнов и выбрало путь добра, созидания и самосовершенствования, взрослые должны проделать кропотливую работу.

«Наш сынок очень озорной и шустрый, уже в пять лет умел отжиматься и делать колесо, в детстве мог подраться, любил всё раскручивать и ломать. Игра со спичками как-то за-кончилась подплавленным диваном, - призналась Елена. - Чтобы реализовать Пашин потенциал, мы стали подбирать ему «крылья». Повели в музыкальную школу играть на аккордеоне. Сначала он занимался с упорством, но постепенно интерес прошёл. Настаивать не стали. Купили лыжи, после первого же раза мальчик их выкинул».

«Любовь нужно дарить» - с такими мыслями Елена и Андрей Хазовы забрали из детдома Павла. Ради  будущего сына родители каждый день ездят на тренировки по хоккею в соседний Златоуст.
«Любовь нужно дарить» - с такими мыслями Елена и Андрей Хазовы забрали из детдома Павла. Ради будущего сына родители каждый день ездят на тренировки по хоккею в соседний Златоуст. Фото: Елены Хазовой

Тогда мама поставила сына на коньки. Тренеры быстро поняли, что у мальчика есть способности и пригласили в хоккейную секцию. Сейчас он играет в первой «шестёрке». Отцу практически каждый день приходится возить 13-летнего Павла на тренировки в соседний Златоуст. Дорога туда и обратно занимает более часа, плюс 1,5 часа - тренировка. Но ради сына они готовы на всё. Кстати, кровная дочь Хазовых братика полюбила сразу и про-сила родителей не ругать его.

«Самая большая похвала для нашего сына - это крепкое отцовское рукопожатие, без слов, - говорит Елена. - Не надо указывать ребёнку, что делать. Не решайте за него проблемы, а разбудите его собственные внутренние силы, чтобы он сам делал выбор и отвечал за него».

Пробудить жажду к жизни

Медики предлагали забрать их тяжелобольную дочь, а они вопреки всему за два года поставили её на ноги. Позже учить жить пришлось уже приёмную дочь, у которой на руках от онкологии умерла мать. Первого ребёнка семья Пыжьяновых ждала пять лет. Девочка росла здоровой и умной, в 2,5 года складывала слоги, знала весь русский и английский алфавит и множество стихов. Казалось, так будет всегда… Из-за осложнения при менингите ребёнку потребовалось несколько операций, затем была реанимация, продолжительное лечение и неутешительный прогноз врачей. После очередного обследования родителям предложи-ли отдать Марину в интернат.

«Тогда мы поняли, что всё только в наших руках. Начался долгий путь реабилитации, мы жили одержимые борьбой за её восстановление, - рассказывает Елена Ивановна, мать девочки. - Через два года она уже снова ходила, видела, слышала одним ухом с помощью слухового аппарата. Наша жизнь начала приобретать какие-то краски».

Когда в 12 лет Марина уехала в летний лагерь, мама радовалась беззаботности всего три дня. Привыкшая к постоянной заботе и контролю, она не знала, куда деть энергию. Так пришла мысль взять в семью сыночка.

«Самое трудное для нас было не оформление бумаг. Я не представляла, как можно выбрать ребёнка, мы же не в магазине. Поэтому решили, пусть он выберет нас сам, - вспоминает Елена Пыжьянова. - Мы понимали, что будет нелегко, но не думали, что настолько сложно!»

Первое время мальчик, которому вот-вот должно было исполниться три года, совсем не понимал, что происходит. Он почти не разговаривал, не знал, что такое булка хлеба и чай. Удивлялся, когда видел детей во дворе, а всех окружающих называл мамой. Но постепенно всё наладилось. В течение двух лет жизнь вошла в привычное русло. И тут в доме раздался звонок из органов опеки. Чиновники просили забрать 12-летнюю Женю, чья мама тяжело болела. Других кандидатур в маленьком Снежинске больше не было. От такого предложения Пыжьяновы опешили и моментально отказались, но мысль, что ребёнка отправят в детский дом, не давала им покоя.

«Мама девочки из последних сил цеплялась за жизнь, чтобы успеть пристроить её в новую семью. При встрече оказалось, что она нас знает. Благословила и вскоре умерла», - вспоминает Елена.

Отца у Евгении не было. Последние несколько лет она провела у кровати матери. Учёба была запущена. Девочка находилась в депрессии.

«Чуть что - сразу слёзы, забивалась от всех в угол. Ей не хватало ласки, первое время не могла наесться, - отмечает Елена. - Перед нами стояла задача - повысить самооценку Жени. Для этого подолгу с ней разговаривали, одели как куклу, убедили, что красивая».

Специалисты отдела опеки Снежинска сами попросили Пыжьяновых  взять в семью второго приёмного ребёнка, у которого тяжело болела  родная мама.
Специалисты отдела опеки Снежинска сами попросили Пыжьяновых взять в семью второго приёмного ребёнка, у которого тяжело болела родная мама. Фото Елены Пыжьяновой

Других детей тем временем разрывало от ревности, особенно маленького сына. Немало времени ушло на то, чтобы убедить, что мама любит всех одинаково.

Теперь они уже одна крепкая семья. Весело отмечают праздники, готовят концерты и костюмированные представления, катаются на роликах и велосипедах, а зимой - на горных лыжах и коньках. Вместе с другими приёмными родителями Елена Ивановна создала в городе общество «Тепло семьи». Сейчас в него входят 13 семей, которые взяли шефство над местным детским домом.

Уборка в обмен на чебуреки

Подростковый период сложно переживают все дети, а уж тем более приёмные. Чтобы чадо не село на шею, порой не стыдно позвать на помощь участкового и отдел опеки. Таким строгим родителем со стороны может показаться Марина В. (имена героинь изменены.- Ред.), восемь лет назад взявшая из детдома 11-летнюю девочку. Мамой Марина впервые стала в 52 года, после того как похоронила своего супруга.

«Можно было искать вторую половинку. Но решила, что женой я уже была, а вот мамой нет», - признаётся женщина.

Как воспитывать чужих детей она знала - всю жизнь проработала в школе. Но теперь в голове крутился один и тот же вопрос: «Смогу ли стать настоящей мамой?» Сбор документов был трудным, вся процедура оформления заняла девять месяцев. Так как срок действия справок ограничен, медосмотр пришлось проходить трижды. Хлопот прибавляло и то, что детский дом находился в другом районе.

Будущую дочь мама-одиночка не выбирала. Поставила только одно условие - ребёнок не должен быть младше 10 лет, чтобы успеть «поднять его на ноги». Мария жила в интернате с двух лет, никто из родственников к ней не приходил.

«Как только увидела, сразу решила, что это моя дочка, - вспоминает Марина. - Помню, как впервые повела её к себе в гости. Идём, взявшись за руки. По дороге Маша задаёт вопрос: «А можно я буду называть вас мамой?» Это было чудо! Услышала слова, о которых мечтает каждая женщина».

Для ребёнка обустроили отдельную комнату. Новая мама старалась радовать домашней выпечкой. Девочка тоже старалась понравиться, просила разрешения вымыть посуду и подмести пол. Трудности не заставили себя ждать. Воспитатели детдома предупреждали, что ребёнок может взять чужие вещи. Марина, понимая, как обделены сироты, дарила кофты, заколки и бижутерию. Но когда настало время расставаться (первое время девочка жила в новом доме по так называемому «гостевому режиму»), мама увидела, что коробки с вещами Маша перемотала скотчем. Как проверить, что в них, и не обидеть?

«В игровой форме предложила открыть коробки и переложить содержимое в более красивые. Там действительно оказались мои вещи, взятые без разрешения - всякие безделушки, - рассказывает женщина. - Не ругала, спросила её прямо, стараясь не обидеть. Девочка объяснила, что взяла всё для своих подружек».

Воспитательная беседа по душам пошла на пользу. Мария быстро подружилась с новой мамой, уяснив границы дозво-ленного. Порой подростку было трудно выразить душевные переживания тет-а-тет, тогда она писала маме письма.

«Проблемы начались после 16 лет, когда Маша первый раз влюбилась. Стала мне врать, - вспоминает Марина. - Как-то уехала без предупреждения к парню. На часах уже полночь, а её нет. Позвонила молодому человеку - он всё отрицает. Пришлось звонить в отдел опеки и вызывать участкового. Такие случаи нельзя пускать на самотёк, идти у детей на поводу. Необходимо приструнить непослушание».

Суровые методы заставили ребёнка осознать вину. Машка помирилась с мамой и больше старалась не обижать. Сейчас ей уже 19 лет. Она поступила в челябинский колледж, но Марина осталась для неё семьёй. Девушка каждый день звонит маме, чтобы узнать, как дела. И с радостью приезжает домой на каникулах, как и все студенты. А там её всегда ждут тепло, уют и любимые чебуреки.

Ген наркомании - выдумки

Сотрудники интерната долго отговаривали семью из Сатки забирать годовалую Юлю. Девочка родилась от ВИЧ-инфицированной матери, в её медицинской карточке стояло девять страшных диагнозов.

В их семье росли два сына. Старший - первоклассник, младшему было 2,5 года. Пополнения чета Паначевых из Сатки больше не ждала, всё произошло случайно. Фотографию маленькой Юли мама Таня случайно заметила на одном из новостных сайтов.

«Ложась в тот вечер спать, я долго ворочалась и уже вовсю представляла, как я заберу её к себе, какие одежду и игрушки куплю, где она будет спать, как они будут вместе играть с моими мальчишками. Я продумала всё до мелочей и уснула с улыбкой», - рассказывает Татьяна.

Из мира грёз в реальность женщину вернул звонок в отдел опеки. Выяснилось, что родители малышки ВИЧ-инфицированные наркоманы со стажем, мать сидит в тюрьме. Причём оба не лишены, а лишь ограничены в родительских правах. Ситуацию накаляли воспитатели детдома, настойчиво отговаривающие брать проблемную девочку. В последующие дни Татьяна вновь и вновь открывала Юлину анкету в базе данных. Малышка так глубоко запала ей в душу, что переубедить было невозможно.

Решив, что гена наркомании нет, а нерадивых родителей удастся лишить прав, Паначевы начали оформлять документы. Целое лето они ходили в школу приёмных родителей. Общение с психологами оказалось бесценным. Забирая Юлю, они ещё не знали, есть ли у девочки ВИЧ-инфекция (малыши, рождённые мамами с ВИЧ-позитивным статусом, находятся на диспансерном учёте до 18 месяцев).

Семья Паначевых полюбила маленькую Юлю, несмотря на девять  страшных диагнозов. Практически все из них врачи сняли, когда  девочка приобрела новую семью.
Семья Паначевых полюбила маленькую Юлю, несмотря на девять страшных диагнозов. Практически все из них врачи сняли, когда девочка приобрела новую семью. Фото Татьяны Паначевой

Зато десяток других заболеваний врачи определили точно. Была задержка роста, анемия, зоб и киста почки. Мистическим образом почти все диагнозы сняли спустя несколько месяц в новой семье. Отрицательным оказался и ВИЧ-статус.

«Все страхи и сомнения оказались напрасными. С первого дня мы целовали и обнимали Юлю, ничего не опасаясь, - говорит Татьяна Паначева. - Самый ценный опыт дети получают, общаясь друг с другом - разделяя общие игрушки и родителей, помогая друг другу и отвечая за младших. Но дети помогают и взрослым, например, стать более ответственными, научиться планировать время. Лучше всего понимаешь, чего ты стоишь, когда можешь научить чему-то другого человека».

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество