aif.ru counter
29.10.2016 14:53
237

К кому едет поезд? «Поезд надежды» привёз родителей южноуральским сиротам

АиФ-Челябинск №43 26/10/2016
6 семей взяли 9 детей из детских домов.
6 семей взяли 9 детей из детских домов. © / фото Александра Фирсова / АиФ

Слышала о проекте «Поезд надежды». Как туда попасть? И много ли детей усыновили?

Л. Абсаликова, Челябинск

Девять детей из государственных учреждений Челябинской области обрели мам и пап. Это результат недельной работы программы «Поезд надежды» социального проекта «Детский вопрос» ГРК «Радио России». Пассажирами спецрейса стали восемь семей из Москвы и Московской области, Тюмени и Сургута, Краснодарского края и Адыгеи. Речь идёт о ребятах, судьбу которых устроить нелегко, - старше десяти лет, с братьями и сёстрами, с ограничениями в здоровье.

Кто проводник счастья

По словам замдиректора радиокомпании Георгия Москвичёва, этот проект - не просто разговор о сиротах, а конкретная помощь. Челябинск - 20-й регион, в котором побывал «Поезд надежды».

«Социальная журналистика - это, пожалуй, самое сложное в нашей профессии, - рассказывает Инна Зотова, руководитель проекта «Детский вопрос». - Есть ощущение, что ты пытаешься закопать бездонный колодец... Большой запас прочности надо иметь. Вам придётся иметь дело со страданиями людскими, с искалеченными судьбами. В этой поездке была семья, которая решилась на усыновление ребёнка, потеряв всех близких: дочку, зятя, их троих детей. Женщина прошла все круги ада. И когда выясняется, что ты можешь помочь, это гигантская ответственность, невероятное соприкосновение с жизнью, которое даёт тебе не только силы что-то поменять, но и осознание сопричастности. В то же время есть другое несчастье, когда в детдомах ребята рассказывают свои истории. Про то, к примеру, как мальчик жил в будке с собакой, потому что родители били его палкой и выгоняли на 20-градусный мороз. Собака согревала его своим теплом и, по сути, спасала от верной гибели. Они ели из одной миски, если в ней оказывалась еда. И вот из этих двух несчастий мы должны сделать счастье. Понятно: судьбы решаются на небесах. Иллюзия - что журналист эту судьбу выстраивает, но мы являемся проводниками. Берём семью, привозим её в дом ребёнка. И если всё совпадёт, случится счастливая история, которая изменит жизнь этих людей. Все журналисты, которые работают на проекте «Детский вопрос», сами приёмные родители».

Отбор родителей - это, пожалуй, самое тяжёлое. Такой конкурс! Институтам и не снился. Людей практически принимают на работу, на должность локомотива, за которым должны последовать другие. Кандидаты должны быть абсолютно открытыми для общения с журналистами и адекватными, что, к сожалению, официальная система подготовки приёмных родителей учитывает не всегда, поскольку отсутствует психологическое тестирование.

Статистика ведётся подробная, никто из участников не остаётся без внимания. 165 приёмных семей! Руководители проекта дружат с ними годами, знают, как растут дети. И в радиопрограммах возвращаются к историям усыновления.

Откуда спам «ПОМОГИ РЕБЁНКУ»?

Супруги Георгий Москвичёв и Инна Зотова сами приёмные родители.

«Это результат командировки в детский дом, - вспоминает Инна Юрьевна. - Записывали материал о малыше, нужно было его сфотографировать, сделать что-то, чтобы он лепетал в диктофон. Воспитательница пыталась вывести остальных ребят, чтобы они не мешали. Но один мальчик категорически отказался уходить. Он ложился на пол, стучал ногами, вопил. Воспитательница была в недоумении: «Он себя так никогда не вёл!» Наконец она его увела из комнаты, а потом призналась: «Знаете, что он мне сказал? “Это ко мне приехали!”» Мы переглянулись и ответили: «Ну да…» Мальчик в курсе, что он приёмный. Но мало кто из усыновлённых детей хочет вспоминать о своём прошлом. У нас не один такой ребёнок в семье. Есть ещё достаточно взрослая девочка, с которой мы познакомились, когда ей было 13 лет. Теперь ей уже 24 года. Но даже сейчас никогда никому не говорит, что она из детского дома».

А началось всё в семье журналистов с неудавшегося усыновления.

«В 2004 году об усыновлении ещё не говорили во всеуслышание, и волонтёры по электронной почте в виде спама рассылали фотографии детей-сирот с подписью: «Помоги ребёнку!». Однажды мне пришёл такой спам, - вспоминает Инна Юрьевна. - В рассылке была фотография… моего кровного ребёнка. Потом я поняла, что это просто удивительная похожесть, но сначала испытала шок. Вылитый мой двухлетний сын! В те годы я занималась шоу-бизнесом, и проблема сирот была для меня очень далёкой. Начала «копать» по-журналистски, приехала в дом ребёнка в Орле, провела там день, вернулась в абсолютном раздрае, потому что мир перевернулся и весь мой шоу-бизнес в одночасье закончился. Жуть, застывшая в детских глазах… Жить с этим дальше было очень тяжело. Мы подумали, что нам надо забирать оттуда этого ребёнка. Навещали мальчика, собрали документы. А когда в очередной раз позвонили, услышали: «У вас счастливая рука. Мама вернулась! Так что забрать вы его не сможете».

Было ощущение, что я потеряла кровного ребёнка. Представьте: ты три месяца жил с этой мыслью, вещи лежат, кроватка стоит, быт выстроен, родственники уже в ужасе - словом, всё хорошо, жизнь в новом русле... Собственно, проект появился как альтернатива принятия этого ребёнка. Поначалу было очень трудно. Никто о нас не знал, чиновники вообще нас не воспринимали. Надо было доказать, что мы пришли всерьёз и надолго. И вот уже 12 лет едет «Поезд надежды».»

Где возвратов меньше?

Конечно, не всё так гладко у проекта. Жизнь есть жизнь. Бывают возвраты.

«Родители, которые попадают в «Поезд надежды», не в оранжерее выращены. Но у нас процент возвратов несравнимо меньше, чем общий по стране, - комментирует Инна Зотова. - Потому что жёсткий отбор и очень серьёзно работает служба сопровождения. Далеко не все родители, приезжающие в регион, детей получают. Кроме родительских собраний каждый вечер, работает педсовет. В его составе - руководители органов опеки принимающей стороны, директор учреждения, где находится ребёнок, специалисты всех мастей, журналисты. Они порой выносят вердикт: семья замечательная, но папе с мамой нужно вначале договориться между собой. Только если все стороны говорят «да», ребёнок покидает регион и обретает семью».

Кстати

За время существования проекта в семьи устроено более 3 тысяч детей. Впервые «Поезд надежды» отправился в путь в 2005 году. На тот момент в федеральной базе данных было около 198 тысяч детей-сирот. В 2016-м - около 62 тысяч. В Челябинской области своих новых родителей ждут около 3 тысяч детей-сирот. Их анкеты будут размещены на сайте deti.radiorus.ru. Пособие на приёмного ребёнка в Челябинской области составляет 5 500 рублей в месяц, с января 2017-го будет 7 556. Многодетным приёмным семьям в Челябинской области, которые возьмут в 2016 году пять и более детей из детдома в возрасте от 10 до 15 лет, по поручению губернатора Б. Дубровского планируется предоставлять жильё.

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество