aif.ru counter
302

История двух Алён. Школьница стала волонтёром в центре для особенных детей

АиФ-Челябинск №52 28/12/2016
11-летняя Алёна Мигунова (слева) и Алёна Шекшаева солируют в детском хоре «Студии Олега Митяева».
11-летняя Алёна Мигунова (слева) и Алёна Шекшаева солируют в детском хоре «Студии Олега Митяева». © / Фото из архива Алёны Шекшаевой / АиФ

Алёна Шекшаева никогда в жизни не разговаривала с аутистами и понятия не имела, кто это. Она рассказала нам о том, как случайно стала волонтёром, подружилась с этими детьми, и о том, как после этого мир для неё перевернулся.

Алёна мечтает стать актрисой, шесть лет поёт в хоре в «Студии Олега Митяева», поступила на первый курс в студию Константина Хабенского.

Они не страшные!

История началась очень просто. Однажды в «Студии Олега Митяева» ребята играли в благотворительные проекты. Алёне и её команде по жребию выпало придумывать полезное дело для поддержки челябинского центра «Звёздный дождь» (развивающий центр для детей с особенностями развития. - Ред.). Благотворители 12-13 лет решили, что они вполне могут покрасить деревья и разбить клумбы во дворе. Проект одобрили и даже выдали небольшой бюджет на покупку рабочих перчаток и семян. Ну почему бы и нет?

Ребята возились с клумбами, а на переменках приходили к малышам поиграть на гитаре. Просто так. В «Звёздном дожде» занимаются и ребята с ДЦП, с синдромом Дауна, и аутисты. Алёна вспоминает, что было страшновато даже обнять их - вдруг сделаешь им больно или навредишь, напугаешь?

Для Алёны и её друзей это был незнакомый, инопланетный мир. Там жили дети, которые не понимали, зачем держать карандаш, не хотели раскрашивать картинку и не всегда слушали, чего от них хотят взрослые. Алёна единственная из своей команды стала приходить в «Звёздный дождь» постоянно. Стас Выдрин, заместитель директора «Студии Олега Митяева», вспоминает, как Алёнка однажды пришла и сказала: «Вы знаете... они не страшные». Это стало открытием.

Девочка тогда совсем не думала о том, что это называется волонтёрство, и не знала, что через год они с ребятами снимут документальный фильм «Алёна в стране чудес» о маленькой девочке Алёне Мигуновой с диагнозом «аутизм». Что эта маленькая Алёна будет стоять на сцене перед переполненным залом, держа старшую за руку, и солировать с хором ребят из «Студии Олега Митяева». Первая и единственная из всех ребят-аутистов Челябинска.

Мы встретились с Алёной Шекшаевой и попросили рассказать о том, что она пережила и поняла за это время.

Быть постоянно включённым

Алёна Шекшаева: Когда ребята немного привыкли к нам, мы брали, например, карандаш и вместе с ними рисовали. Некоторые были в какой-то степени... неугомонные. Но потом мы с ними подружились. Через два-три месяца они уже бежали к нам радостные, с горящими глазами!

Лана Литвер, «АиФ-Челябинск»: Аутисты? Бежали с горящими глазами?

- Ну да.

- Так не может быть.

- Я бы поспорила с этим.

- У меня какой-то миф в голове?

- Да, как и у всех почти. Вот в «Звёздном дожде» есть один мальчик, Фёдор, - он настолько заводной и яркий! Он аутист, но нисколечко не стесняется, при всех поёт, любит давать интервью, когда приезжает телевидение.

- Он один такой открытый?

- Нет. Вот Алёна (Мигунова. - Ред.) тоже была открыта с самого начала. Она была постарше, поувереннее. Она постоянно общается, как я поняла, мама и папа на этом настаивают.

- А как ты искала к ребятам подход, подбирала слова?

- Понимаете, это обычные дети. Только... Вот, например, этому ребёнку семь лет, а кажется, что ему пять.

- Принимаешь его за пятилетнего?

- Можно так сказать. «Он просто помладше», - думаешь ты и спокойно с ним разговариваешь.

- Случались какие-то неприятные или непонятные моменты?

- Непонятно было с самого начала, болезнь ли это, что это за болезнь. Знаете, я много раз пыталась сформулировать для себя. Я не могу точного ответа найти. Для меня это один из вечных вопросов, такой же, как «зачем жить?». Я не хочу искать в этих детях какие-то особенности. Да, они особенные. Но я принимаю их за равных мне. Я не хочу углубляться в диагноз. Если бы не знала об их болезнях, я бы приняла этот центр за обычный детский сад.

- А почему другие ребята перестали приходить туда?

- Я думаю так. Для этих детей ты должен быть постоянно включённым. Ты не должен уставать, раздражаться. Ребята перестали приходить не потому, что они боятся или презирают этих детей, нет. Просто им стало трудно. Ты должен отдавать свои силы. Ты там играешь-играешь, уходишь и через полчаса понимаешь, как ты устал.

- А в чём заключалась твоя работа?

- Мы не ставили грандиозных задач. Просто мы помогали им заниматься, общались, показывали сверстникам своим примером, что эти ребята хорошие, не заразные, с ними можно находить общий язык.

Коснуться хрупкого мира

- Кто-то думал, что они заразны?

- Мои сверстники довольно пренебрежительно относятся к аутистам, считают позорным общаться с ними. Часто слышу, как обзывают таких детей. Когда я в классе рассказывала, что делаю в «Звёздном дожде», все молчали. Никто не понял, зачем я туда ходила. А некоторые хихикали.

- Почему?

- Потому что и эти дети, и моё поведение отличаются от нормы. Если ты отличаешься от нормы, то тогда ты, грубо говоря, становишься... никем. Наверное, это взрослые вещи, до этого надо дойти.

- Тебе тоже поначалу было непросто?

- Да, поначалу это было... очень сложно воспринять. Наверное, так бывает всегда, когда касаешься нового мира. Эти детки тебя впускают, и ты словно сталкиваешься с чем-то очень хрупким. И стараешься это беречь. Пришло понимание, что у каждого человека могут быть свои особенности и нужно считаться с ними. Не нужно бояться того, что кто-то отличается от нормы. Потому что, если в нас самих покопаться, мы же тоже отличаемся от нормы, каждый из нас со своими странностями и особенностями. Так что все равны.

Тут и там по чуть-чуть

- А этим деткам нужны волонтёры, как ты думаешь? Или им всё равно?

- Я думаю, им нужны не волонтёры, а друзья.

- Ты могла бы подружиться с маленькой Алёнкой?

- Конечно! Мы с ней и так друзья. Иногда, конечно, я её не до конца понимаю. У неё такие мысли... как сказать... шебутные! И иногда бывает трудно понять, потому что, наверное, это за гранью нашего взрослого мира. Например, когда мы ставили спектакль «Алиса в стране чудес» (в центре «Звёздный дождь». - Ред.), Алёна сама прочитала книжку и рассказывала про Чеширского кота, про Алису какие-то свои истории, выдумывала, что бы с ними происходило дальше. Так забавно. А сейчас она поёт в нашем хоре (в «Студии Олега Митяева». - Ред.), в младшей группе.

- А как остальные ребята её воспринимают? Они знают, что девочка особенная?

- Знают, поэтому очень её поддерживают. Вот у нас был концерт, мы с Алёной пели вдвоём как солистки. На репетиции все ребята ей говорили: «Алёна, не волнуйся, у тебя всё получится!»

- Она пела со сцены сама? Волновалась?

- Да, пела сольно! В зале сидело примерно 500 человек. Я держала её за руку. Она говорила: «Алёна, я волнуюсь». Аутисты всё говорят открыто и напрямик, не скрывают того, что думают. Она у нас в хоре занимается второй год и уже на правах старшей водит за ручку новичков.

- Она точно аутист?

- Аутизм, как я знаю, неизлечим. Но можно так потренироваться, поработать над собой, что потом уже и не отличишь аутиста от обычного человека. Понимаете, они как бы в своём мире, но они ещё и с нами. Это как-то так: чуть-чуть там и чуть-чуть тут.

Аутизм - это не заразно!

- А кто придумал, что нужно снимать фильм? (В декабре 2016 года фильм победил в номинации «Документальное кино» на Всероссийском фестивале детско-юношеских фильмов «Зеркало будущего». - Ред.).

- Мы вместе здесь в студии в какой-то момент поняли, что об этих детях нужно рассказывать нашим сверстникам, чтобы предотвратить ужасные последствия.

- Ужасные последствия?

- Да, последствия того, если бы наши сверстники столкнулись в жизни с такой проблемой. Чтобы они поняли: аутизм - это не смертельно, не заразно, не передаётся по наследству. Есть много неправды, которую надо развенчать. Я это поняла, когда выступала в своём классе. Я тоже была среднестатистическим подростком, со своими мифами. Когда мы проводили показы в школах для старшеклассников, на грани слёз все смотрели. Многие просто не знали, что такие дети существуют.

- И ты бы порекомендовала друзьям свой опыт?

- Да. Конечно. Чувство, которое мы испытали, я считаю, должен испытать каждый. Чтобы понять, что есть люди, которые отличаются от нас, что это может случиться с любым, что у каждого в семье может появиться ребёнок с аутизмом. Это не значит, что родители - наркоманы или алкоголики (я сталкивалась и с таким мнением). И чтобы понять: с этим можно жить. И быть счастливым.

Прямая речь

Александр Мигунов, папа Алёны Мигуновой:

«Я хорошо знаю, что первая реакция родителей, у которых рождается такой ребёнок, - закрыться. Уйти от любых контактов и переживать свою ситуацию замкнуто. Чтобы выйти из квартиры, из собственных внутренних барьеров, надо преодолевать себя. Это тяжело, и у нас тоже не сразу получилось. Мы тоже объясняли, да и сейчас объясняем посторонним людям, что у нас не невоспитанный ребёнок, у неё не странное поведение, нет - у неё есть особенности развития.

Да, Алёнка отличается от большинства детей. Но она такая. И для нас огромная поддержка - и «Студия Олега Митяева», где Алёну принимают как родную и она здесь чувствует себя спокойно, и центр «Звёздный дождь», где с нашими детьми занимаются. Мы видим, что Алёне нашей нравится общаться. И для обычных школьников, на мой взгляд, опыт общения с такими детьми, как Алёна, очень важен. Ребята видят, что есть другие дети, что другие люди в принципе могут отличаться от них.

В результате они будут более лояльно относиться и к детям с особенностями развития, и к любым людям, не похожим на них. Я рад, что фильм у ребят получил премию, это заслуженно. Обязательно нужно готовить общество к мысли, что есть люди, которые выбиваются из потока, и менять к ним отношение. Хоть чуть-чуть».

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах