aif.ru counter
398

Испытание жизнью. Инна Перфильева одна воспитывает двух детей-инвалидов

АиФ-Челябинск №13 30/03/2016
Виолетта (на фото в центре) мечтает пополнить копилку наград олимпийской медалью.
Виолетта (на фото в центре) мечтает пополнить копилку наград олимпийской медалью. © / фото Александра Фирсова / АиФ

В этой миасской квартире непривычно тихо. Лишь звуки телевизора и лай двух маленьких собачек встречают нас на пороге.

Инна Перфильева, мать троих детей и глава семейства по совместительству, одна рассказывает за всех. Её младший сын Кирилл и приёмная дочь Виолетта - инвалиды по слуху. (Старший сын Ирины уже взрослый, у него своя семья.)

Переписала сценарий

Эта история началась 20 лет назад. Инна второй раз вышла замуж, и они с мужем очень хотели ребёнка:

«Я знала, что у меня отрицательный резус крови и с беременностью могут быть трудности. Но у меня уже был сын от первого брака, так что беременность меня не сильно страшила. Я понимала ответственность решения, поэтому советовалась с врачами женской консультации. После многочисленных анализов в моей карточке появилась желанная запись: «Противопоказаний к беременности нет».

Как только Инна поняла, что беременна, осторожность и аккуратность стали для неё и мужа главным принципом.

«Любви и бережности, с какой относились ко мне муж и друзья во время этой беременности, кажется, завидовали даже прохожие на улице», - рассказывает она.

Но что-то пошло не так. На сроке 28 недель появился на свет Кирилл. Врачи диагностировали у новорождённого ДЦП, мышечную атрофию, косоглазие, водянку головного мозга. Казалось, столько болезней просто не может быть в крошечном тельце. И самое ужасное, что список диагнозов рос быстрее, чем малыш. В пять месяцев все поняли, что Кирилл не слышит. Глухота стала побочным эффектом после многочисленных антибиотиков, которые Кириллу назначали с самого рождения.

Жизнь Инны и её семьи пошла по другому сценарию.

«Сначала мы хотели продать всё, что только у нас есть: сад, гараж, квартиру. А деньги потратить на лечение Кирилла. Но один из докторов взял меня за плечи, усадил на стул и сказал: «Остановись! ДЦП не лечится, он переходит из одной стадии в другую. Для мальчика важна регулярная реабилитация. Особенно много шансов на подвижки до семи лет», - вспоминает Инна.

11 операций на двоих

После этих слов каждый день Инна спрашивала себя: что сегодня я могу сделать для своего ребёнка? И старалась, чтобы дней, прожитых без пользы, не было.

Кириллу сделали десять операций. Ошибки природы исправляли врачи в операционных Миасса, Челябинска, Тулы, Петербурга. На всю жизнь Инна запомнила слова ещё одного доктора, который позволил ей увидеть Кирилла сразу после очередной операции: «Чудодейственнее всех лекарств для больного - улыбка матери и вера в лучшее».

«Нет ничего мучительнее в жизни, чем улыбаться сквозь слёзы. Он лежал передо мной белый как больничные простыни. А я старалась, чтобы слёзы, готовые литься не то что градом - безудержным водопадом, не смыли с моего лица широкую улыбку, - говорит мне Инна и смотрит на Кирилла с уже привычной широкой улыбкой».

А я вижу, как слёзы от этих страшных воспоминаний блестят в её глазах.

Но и это было не последним испытанием для Инны. Через год после рождения Кирилла она почувствовала, что её собственное здоровье даёт сбой. После слов доктора: «Удаление почки. Онкология», - в доме появились иконы, а в зеркале на 29-летнюю маму вдруг посмотрела не по годам седая женщина. С тех пор единственной молитвой Инны стало здоровье для неё и её сыновей. Бог услышал её молитвы. Закончилась череда операций у Кирилла. Операция Инны прошла без последствий.

Вот только, когда Кириллу было пять лет, муж ушёл в другую семью и больше не появлялся на пороге. А Инна тогда решилась, кажется, на самый сумасшедший поступок, который только может сделать человек в её ситуации, - взяла в семью слабослышащую девочку из интерната. Мамой для Виолетты она стала, когда девочке было пять лет. Но на самом деле мысль о втором глухом ребёнке в семье Инна вынашивала два года.

«Вывозя Кирилла на реабилитацию, я думала о том, что вместе с ним могла бы возить и ещё одного ребёнка. Кроме того, у них двоих не будет недостатка общения. Нам тяжело понять, насколько ограничен мир глухих. Они как иностранцы в нашем мире. Вы только представьте, что первый его день рождения мы отмечали с Кириллом, когда ему исполнилось пять лет. Потому что он не понимал, что значит «я тебя родила в этот день». Мы с ним несколько лет рассказывали Деду Морозу вместо стихов: «Я Кирилл Перфильев. Мне четыре года. Я живу в Миассе». Всё оттого, что слова глухие понимают буквально. Для них нет множества смыслов одного слова. Абстрактные слова, которые не показать на картинке, - главная проблема. Если в соцсетях к моей Виолетте стучится кто-то и она видит надпись: «Друзья Виолетты», то считает всех этих людей друзьями в лучшем детском смысле этого слова. И готова откровенничать даже с «другом» из Хабаровска, который случайно нашёл её страницу. Так что соцсети у нас под строгим контролем, а общение с живыми людьми - без ограничений», - рассказывает Инна.

Вечный двигатель Вита

Виолетта оказалась очень подвижным ребёнком. «Энерджайзер» - это про неё. Чтобы направить энергию в нужное русло, Инна предложила Вите попробовать покататься на горных лыжах. И непоседливую дочку это увлекло.

«Наша Виолетта в самом деле кайфует от ветра, скорости и лыж. Я это поняла, когда увидела, какими глазами она смотрит на новую трассу. Есть те, кто боится, а у нашей спортсменки азарт и жажда адреналина. Все тренеры это подтверждают», - с гордостью рассказывает Инна.

Поняв, что мы говорим о ней, Виолетта показывает мне свои многочисленные награды - медали, дипломы, грамоты. Второй год на спартакиаде глухих Вита поднимается на пьедестал. Собрать такую копилку наград Виолетте помог тренер Андрей Стариков, который тренирует и выставляет её на соревнования наравне со слышащими воспитанниками (соревнования по лыжам для глухих проводятся только один раз в год).

Как и каждый спортсмен, Виолетта мечтает попасть в сборную и стать олимпийской чемпионкой. И не только потому, что сборная страны - это престижно и почётно, но и потому, что лыжи и обмундирование там бесплатные. Сейчас покупка профессиональных лыж и горнолыжного костюма лежит на семейном бюджете, состоящем из трёх пенсий для инвалидов.

«На соревнованиях регионального уровня требуют сертифицированное оборудование. Приходится искать бывшее в употреблении, новое мы не потянем. Шлем стоил 4 тысячи рублей, костюм - 15 тысяч, защита рук - 6 тысяч. Сейчас главная проблема - лыжи. В следующем году Виолетте не на чем кататься. Из своих лыж она выросла. А новые будут стоить около 100 тысяч рублей. Так что наша спортивная карьера под угрозой. Виолетте я об этом пока не говорю, надеюсь, что добрые люди помогут собрать нам эту сумму», - делится проблемами Инна.

От разговора о проблемах нас отвлекает Виолетта. Жестами она просит маму рассказать нам о её новом хобби - пении жестами. Надев два слуховых аппарата, чтобы чувствовать ритм, и включив музыку погромче, Виолетта начинает «петь». Она словно рисует руками слова песни «Жизнь» - полёт птиц, крыши домов, купола храмов и бесконечные поля родной России. Получается удивительно. Виолетта уже познакомила жителей Миасса со своим новым талантом. В прошлом году у глухой певицы был бенефис. Так многие миассцы с удивлением узнали, что у людей, которые не слышат мир, есть слух музыкальный.

Увидев, что мы собираемся уходить, Виолетта с каким-то иностранным акцентом произносит вслух: «До свидания», - и уходит собирать сумки. Через несколько часов она должна быть в Кусе на очередных спортивных сборах.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество