443

Ставка на ВПК. 800 видов новых изделий начнут выпускать на ЧКПЗ в 2016 году

Челябинский кузнечно–прессовый завод – одно из немногих предприятий, где сумели переломить неблагоприятные тенденции и закончить год с положительными результатами.

О ключевых событиях прошедшего года, экономических тенденциях и успешных управленческих решениях корреспондент «АиФ–Челябинск» побеседовал с генеральным директором ПАО «ЧКПЗ» Андреем Гартунгом.

Цены выросли, спрос упал

Марина Морозова, «АиФ–Челябинск»: Андрей Валерьевич, какие события 2015 года, на ваш взгляд, значительно повлияли на экономику машиностроительной и металлургической отраслей?

Андрей Гартунг: Начнём с того, что повышение Центральным банком ключевой ставки в декабре 2014 Андрей Гартунггода практически парализовало любую деловую активность до конца февраля 2015–го. Клиенты остановили платежи, банки подняли ставки, такие инструменты, как факторинг, практически перестали работать. Для многих предприятий обслуживание долга стало невозможным.

В течение года одна только эта мера привела к сокращению продаж грузовых автомобилей минимум на 20%. Это как раз та доля автомобилей, которые продавались в лизинг. Упали продажи и железнодорожных вагонов, на которые и так особого спроса не наблюдалось.

Целый ряд предприятий просто перестал существовать. Ставки в будущем понизятся, но эти предприятия уже не вернуть.

Во–вторых, повышение цен на металлопрокат на внутреннем рынке (на 30%) в конце декабря 2014–го – январе 2015 года также негативно сказалось на отрасли. Это совершенно отдельная тема.

– В чём причина такого резкого роста цен?

– Приведу несколько фактов по нашим металлургам. Тут следует разделять сортовой и листовой прокат.

Основной объём потребления ПАО «ЧКПЗ» приходится на сортовой металлопрокат. На рынке этого металлопроката существует некоторая конкуренция, которая в целом обычно позволяет регулировать уровень цен и не допускать монопольно высоких прибылей.

У производителей плоского листового проката текущая рентабельность по EBITDA – одна из самых высоких в мире. О каких проблемах металлургов тут может быть речь?

Эти предприятия в течение 2015 года подняли цены на внутреннем рынке. Рост цен составил от 30 до 50% для разных клиентов от сопоставимых цен 2014 года.

Это как раз та ситуация, которую должно регулировать государство, но не регулирует уже много лет.

Удивительно, что в глазах людей, принимающих решения, лоббистский ресурс предприятий превосходит интересы целых отраслей промышленности, куда входят в том числе и предприятия Ростеха.

На рынке изделий из листового проката мы традиционно конкурируем с китайцами. В себестоимости колеса лист составляет более 60%, всё остальное – импортные высококачественные комплектующие и зарплата.

Весь эффект от девальвации рубля на российском рынке, который могли бы получить потребители грузовых колёс, был «съеден» ростом стоимости покупных и листового металлопроката. В результате в некоторые месяцы 2015 года, когда курс евро к рублю снижался, цена листа в евро в России превышала цену листа в евро в Европе. Как вы понимаете, по качеству это совершенно не одинаковые товары.

Показатели лучше, чем в 2014–м

– Какие ещё экономические факторы определили состояние дел в отрасли?

– Значительное падение спроса в 2015 году во всех сегментах машиностроения, кроме ВПК, – на 30–50%. Далее – рост цен на импортные товары. К счастью, доля товаров, цены на которые прямо «завязаны» на курсы валют, в нашей себестоимости не превышает 10–15%.

Фото: ПАО "ЧКПЗ"

Однако для нас это также было очень ощутимо, когда цены на режущий инструмент зарубежного производства взлетели на 40%. Ни для кого не секрет, что в России нет и не появятся в ближайшее время качественные товары для металлообработки (режущий инструмент для высокоскоростных станков, станки с ЧПУ и т. д.).

Комбинация этих факторов способна убить практически любое предприятие по металлообработке.

Так и произошло с многими нашими клиентами и конкурентами. Из тех, кто ещё не остановил производство, немногие оправятся и смогут работать дальше, тянуть убытки 2015 года в виде долговой нагрузки. Кстати, многие предприятия до сих пор не разобрались с убытками 2009 года.

– Но Челябинский кузнечно–прессовый завод не остановил производство и продолжает работать…

– Сразу скажу: мы справились с этой ситуацией. По итогам 2015 года мы по всем показателям закончили год чуть лучше, чем 2014–й. EBITDA значительно выше, чем в 2014 году.

Мы, конечно, не удовлетворены этим результатом. Учитывая рост цен на все товары повседневного спроса, необходимо повышать зарплаты, а повышали мы недостаточно. Необходимо платить дивиденды акционерам. Однако, учитывая внешнюю среду и общую ситуацию, считаю, что отработали мы неплохо.

Поиск новых рынков

– Какие стратегические решения 2015 года позволили не упасть, а сделать шаг вперёд?

– Во–первых, расширение продаж на новых рынках. Самое главное – мы ещё в начале 2014 года сделали ставку на усиление продаж в секторе ВПК. По большей части первый год ушёл на преодоление многочисленных бюрократических и организационных технических препятствий. На второй год у нас уже пошли серийные поставки. На данный момент мы сотрудничаем практически со всеми крупнейшими оборонными холдингами, которые являются потребителями нашей продукции. Предстоит освоить сотни и сотни наименований новых изделий в 2016 году.

Во–вторых, выпуск более сложной продукции и сокращение сроков постановки на производство новой продукции.

В 2016 году мы планируем сократить время освоения до 45 дней и при этом наладить производство 800 наименований новых изделий за год. 45 дней – это в среднем по всей продукции. В отдельных случаях мы укладывались и в две недели, включая время на изготовление штампа.

Плюс в том, что мы не просто предлагаем ту же самую продукцию дешевле, мы выпускаем технически более «продвинутую» продукцию – и она всё равно дешевле. Не секрет, что многие металлоизделия в ВПК выпускаются по чертежам середины прошлого века, когда ещё не было станков с ЧПУ и отдельных технологий в металлообработке.

Предприятия ВПК заняты выполнением растущего государственного оборонного заказа, освоением новых изделий. Им реально некогда дорабатывать старые изделия, на это просто нет человеческих ресурсов. Мы берём часть инженерной работы на себя и предлагаем решения, которые позволяют увеличить производительность и сократить металлоёмкость. В этом плане мы тут одни, кроме нас этой работой никто серьёзно не занимается.

Ещё один важный момент – повышение эффективности и производительности. Приведу несколько примеров:

Рост цен на режущий инструмент на 30–40% в 2015 году мы почти полностью компенсировали комплексом мер по повышению эффективности использования инструмента. Конечно, дополнительные 30% роста цен на инструмент в начале 2016–го мы уже вряд ли компенсируем.

Производительность труда за 2015 год у нас увеличилась на 12%. Общий фонд оплаты труда незначительно сократился по сравнению с 2014–м, при этом выработка на одного сотрудника возросла. На протяжении последних четырёх лет мы ежегодно высвобождаем персонал во вспомогательных процессах, в тех, где не создаётся непосредственно ценность для потребителя. При этом мы набирали основных производственных рабочих, инженеров, продавцов, и итоговая численность почти не изменилась. В 2016 году планируем повышать заработную плату на предприятии, в 2015–м индексацию проводили только по отдельным профессиям.

Вытесняем китайские колёса

– Думаю, стоит сказать о планах и перспективах на 2016 год.

– Уверен, что в этом году у нас всё будет в порядке. По состоянию на февраль и по плану производства на март мы идём с ростом 40% к прошлому году. В этом году мы планируем увеличить продажи на 35–40%.

Кузнечные цеха, производство штампов, мехобработка, ремонтное производство работают в три смены либо по железнодорожному графику семь дней в неделю. Колёсное производство мы переводим на трёхсменный режим работы в феврале, а с марта некоторые участки колёсного цеха будут работать семь дней в неделю.

В колёсном производстве рост вызван расширением доли на рынке, мы вытесняем китайские колёса полностью.

В кузнечном производстве в этом году мы начнём серийный выпуск изделий из алюминия – это принципиально новые технологии для нашего завода.

Фото: ПАО "ЧКПЗ"

В остальных производствах рост связан с продажами в секторе ВПК и энергетического машиностроения.

Несмотря на кризис, мы увеличили продажи на рынке комплектующих для грузовых вагонов. Благодаря действиям государства по списанию старых вагонов, в этой отрасли намечается даже небольшой рост производства.

В этом году мы также активно начали развивать сотрудничество с Ираном, считаю эту тему стратегически важной для нас.

– Грозит ли машиностроению дальнейшее сокращение объёмов производства?

– Что касается машиностроения и металлообработки, пер–спективы российского рынка на 2017 год оцениваю как крайне неблагоприятные. В значительной мере в 2016 году спрос в машиностроении и металлообработке и вообще в экономике поддерживается госрасходами. Это и ВПК, и госкорпорации, и даже строительство.

Сейчас есть ощущение, что нефть будет стоить дешевле 40–50 долларов за баррель, а значит, госрасходы будут сокращаться. Здравоохранение и образование урезать уже некуда, будут сокращать в том числе и затраты на ВПК. Думаю, при уровне цен на нефть 30–40 долларов за баррель, машиностроение ещё сократится на 20% в 2016–2017 годах.

Промышленная революция

– Если заглянуть чуть дальше – на три–пять лет вперёд, то какие направления вы считаете наиболее приоритетными?

– Экспорт продукции. В России больше не остаётся по–настоящему привлекательных сегментов по нашей продукции после того, как мы освоим ВПК. Мы будем развивать экспорт, в том числе в рамках ВТС. Есть ряд товаров, по которым мы сможем быть конкуренто–способными на мировом рынке. Например, колёсные диски.

Производство готовых изделий. Уже сейчас мы поставляем целый ряд изделий, которые полностью готовы к установке на технику. Мы будем развивать это направление.

Внутренняя эффективность. Демографический кризис привёл к тому, что предприятия вынуждены вкладываться в «безлюдные» технологии из–за недостатка рабочих рук. Также нам необходимо серьёзно повышать квалификацию наших работников – мы продолжим развивать систему профессио–нального роста и повышения квалификации сотрудников.

Новые материалы и технологии. В ближайшем будущем, максимум в течение шести–десяти лет, в промышленности произойдёт настоящая революция. Изменятся полностью подходы и технологии изготовления машиностроительной продукции. Узлы целиком будут печатать на 3D–принтерах. Будет расширяться использование композитных материалов, а использование металла сокращаться. Мы будем внимательно изучать эти процессы, чтобы вовремя вложиться в новые технологии.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах