Примерное время чтения: 7 минут
35

Чему учит детей история? Рассказывать надо о людях, а не о государстве

На уроках истории однаковые ответы нужны далеко не всегда.
На уроках истории однаковые ответы нужны далеко не всегда. / Станислав Ломакин / АиФ

В школах на уроках истории учителям приходится отвечать на непростые вопросы. Чему же может научить история? Оказывается многому, когда даже эпизоды из жизни эвакуированных помогают вырастить из детей хороших людей.

Более 20 лет руководит школьным научным обществом учащихся почётный работник общего образования РФ, секретарь регионального отделения Ассоциации учителей истории и обществознания, учитель истории челябинской школы №59 Марина Салмина. Её ученики постоянно становятся победителями региональных и всероссийских конкурсов.

«А кто такие партизаны?»

Корреспондент chel.aif.ru Эльдар Гизатуллин: - В своё время вы написали учебник истории Южного Урала. Что бы вы сейчас в нём исправили или добавили?

Мария Салмина: - Многое бы исправила, ведь учебник вышёл в 2003 году – с той поры прошла целая эпоха. Много фактов открылось, архивы же рассекречиваются. Добавила бы немало интересных личностей. Подала бы по-другому тему репрессий – чтобы побольше было фактов и поменьше оценок. Оценки можно выводить уже в ходе бесед с детьми. В 2018 году выпускала ребят, так у них целая палитра мнений; я гордилась тем, что у каждого своя точка зрения, свои аргументы.

- А самый первый ваш выпуск сильно отличается от нынешних школьников?

- Первый класс я выпустила в 1999 году. Недавно просматривала конспекты того времени – насколько же больше информации дети тогда усваивали! Сейчас такого интереса, эрудиции нет. Например, рассказываю про австрийские войска, а мне потом говорят: «австралийские»! Я отвечаю: «Запомните, историю Австралии мы не изучаем». Или же рассказываю о партизанах, а меня на полном серьёзе спрашивают: «А кто такие партизаны?». Но, конечно, ученики разные – есть и те, кто увлечён историей.

Из первого моего выпуска Илья Полежайкин – сценарист, артист, один из создателей таких сериалов, как «Папины дочки», «Универ». Сейчас он, как видите, работает в другой сфере, но учился на историческом факультете ЧелГУ. Из второго выпуска Николай Антипин – сейчас он заместитель директора областного госархива. Другой мой ученик, Павел Краснов, работает в Центре Солженицына в Москве.

Подсказку дали берёзы

- Многие ваши ученики стали победителями конкурсов научных работ…

- Да, и в каждом случае удаётся открывать действительно потрясающие истории. Так, одна из работ называлась «США глазами советского инженера Михаила Храпко». Я когда прочитала его мемуары, просто влюбилась в этого человека! Михаил Храпко работал на ЧТЗ. Возглавлял цех топливной аппаратуры. Интересно, что мемуары он написал в 1986 году, хотя родился в 1904. И кстати, про репрессии он писал без оценок, только факты – запомнилась его фраза: «Собрался с духом, прежде чем об этом написать».

О поездке в Штаты сохранилось немало любопытных эпизодов. Однажды он с коллегами ехал в автобусе, вошла пожилая афроамериканка – наши сразу уступили ей место, а в те времена в Америке это вообще не было принято. Или же в другой раз перед экскурсией на завод американцы предупредили группу: «Сейчас будем проходить через цех – там нельзя ни о чём никого спрашивать, ничего обследовать». И Храпко договорился с товарищами: «Ты на эту операцию смотришь и запоминаешь, ты на ту!».

- А что за история с беженцами с Украины в годы Великой Отечественной войны? Говорят, вам с учениками удалось отыскать могилу отца семейства.

- В 2017 году ко мне через социальную сеть обратилась женщина и рассказала о своём учителе Григории Лазареве, пожилом уже человеке – он всю жизнь искал могилу своего отца, который умер в Челябинске. Сам он жил в Воскресенске в Подмосковье, но знал, что в годы Великой Отечественной войны его отец с беременной женой бежал из Запорожья, работал на ЧТЗ.

Из всех подсказок был старый чертёж, некогда сделанный знакомым – на рисунке указали памятник лётчикам и берёзы вокруг. Я решила – так это Митрофановское кладбище, там же этот памятник! Приезжаем туда с ребятами, памятник на месте, но вокруг одни сосны. Ничего непонятно! И тут один из моих учеников находит старый снимок памятника лётчикам – только там он на Лесном кладбище. Оказывается, его переносили. Тут всё и срослось. Могилу мы нашли на Лесном кладбище – у того самого места, где сейчас уже другой памятник, «Скорбящие матери».

Григорий Ильич, как узнал, приехал в Челябинск – мы его встретили на вокзале, свозили к могиле, устроили экскурсию по городу. На обратную дорогу плюшек напекли.

- А что за ошибку вам удалось обнаружить в данных по эвакуированным предприятиям?

- Просто установила, что одно и то же предприятие посчитали дважды – под разными названиями. Но, возможно, даже эта ошибка во благо – легче найти предприятие, так как кто-то использует одно название, кто-то другое.

Просто неизученных документов огромное количество. Некогда возглавлявший литературное объединение ЧТЗ Ефим Ховив передал нам свои материалы – это настоящий кладезь! Кстати, воспоминания Михаила Храпко именно оттуда. Другая удивительная история – об антифашисте и разведчике Альберте Хёслере, жившем одно время в Челябинске. Жена его была родом из нашего города – сохранилось 11 его писем к супруге. Так вот Ховив ездил в Германию, передавал документы брату Хёслера – и тогда, ещё в ГДР, издали на немецком языке книгу на основе тех писем.

А моя ученица разложила письма по рубрикам – отношение Хёслера к войне, досуг разведчика и так далее. Написала настоящую научную работу, хотя училась всего в 7 классе.

- Видимо, такие люди действительно достойны упоминания в учебнике истории…

- Нельзя не рассказать и о Владимире Тарасове, референте легендарного директора ЧТЗ Исаака Зальцмана, секретаре парткома завода. Я читала его письма с фронта – они настолько меня потрясли, что родилась работа «Тема семьи в письмах с фронта». Запомнилась фотография декабря 1941 года, где он, лейтенант, в белом полушубке, а на обороте написал: «Мама, так я тебе отвечаю, тепло ли я одет». Представляете? Зима 1941 года, ещё неясно, что будет впереди, но Владимир Тарасов хочет, прежде всего, успокоить свою маму.

Когда дети узнают такие факты, то, я верю, они станут хорошими людьми.

Чтобы не было «мёртвых уроков»

- Вы однажды сказали, что надо разделять страну и государство. В преподавании истории это возможно?

- У нас зачастую политическая история – рассказываем, что делало государство, власти. А надо обращать внимание на человека. Хорошо, что появился в учебнике такой параграф, как повседневная жизнь в таком-то веке. И не только русского, но и других народов.

Однажды мы разбирали эту тему – как жили народы Поволжья, Украины, Сибири. Я предложила ученикам разделиться. И никто не захотел стать украинцами! Это для меня стало таким шоком, что я оставила на время тему урока и стала объяснять ребятам, что есть украинский народ, а есть политический момент, который не должен влиять на отношение к народу.

- А на какой вопрос на уроке истории труднее всего ответить?

- Часто приходится слышать от учеников, что история для них чуть ли не труднее математики и вообще: «А зачем мне история?». И я отвечаю, что история помогает видеть причинно-следственную связь в событиях, вплоть до современных, так что учит логике не хуже, чем математика.

В 2018 году для российских учителей организовали поездку по Европе для обмена опытом. Я была в этой группе. Убедилась, как похожа наша работа. На уровне простых людей мы во многом совпадаем, а вот на уровне правительств, к сожалению, такого понимания нет.

Помню, немецкий коллега мне сказал: «Если урок истории не приводит к чему-то сегодняшнему, это мёртвый урок». Этому же подходу стараюсь следовать и я.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах