aif.ru counter
617

Содержимое Шершней, а также других озёр и рек региона – большая загадка

фото Александра Фирсова / АиФ

Зинаида Кривопалова« Мы настолько привыкли к тому, чем богаты, что водные источники региона подсчитаны лишь приблизительно,– говорит ведущий научный сотрудник НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов, кандидат географических наук Зинаида Кривопалова.– В Челябинской области три основных реки – Урал, Миасс и Уй. Они принадлежат бассейнам Каспийского моря и Северного Ледовитого океана. А более 3,5 тыс. рек и речушек, общей протяжённостью почти в 18 тыс. километров,– это притоки «большой тройки». Прибавьте к этому без малого полтысячи прудов, несколько водохранилищ, а также свыше 3 тыс. озёр».

Миасс, одна из трёх главных рек Челябинской области, уже много лет запредельно загрязнена.
Миасс, одна из трёх главных рек Челябинской области, уже много лет запредельно загрязнена. Фото Александра Фирсова

Напьёмся ли досыта?

– Спасибо за географический экскурс. Но почему–то при этом принято говорить о том, что воды у нас катастрофически не хватает. Почему?

Когда говорят об этом, имеют в виду нехватку питьевой воды, соответствующей экологическим нормам и безвредной для здоровья человека. Её на самом деле мало, и проблема эта не региональная, а мировая.

Оставим пока глобальные проблемы, поговорим о наших, местных… В Челябинской области столько водных источников, а мы не можем досыта напоить людей…

В современном виде проблема начала зарождаться в годы Великой Отечественной войны, семь с лишним десятилетий назад. Массовая эвакуация промышленных предприятий на Урал потребовала, в том числе, дополнительных водных ресурсов. В то тяжёлое время по понятным причинам никто не задумывался об отдалённых экологических последствиях. Технические решения принимались, исходя из сиюминутной целесообразности. Всё было подчинено главной задаче – победе над нацизмом. Печально то, что такие подходы не менялись и после Победы, на протяжении нескольких десятилетий. В итоге мы имеем то, что имеем: главные водные артерии Южного Урала оказались загрязнёнными, до предела зарегулированными хозяйственной деятельностью. Не самая завидная судьба и у озёр, прудов, а также водохранилищ.

Практически все водоёмы Южного Урала до предела зарегулированы хозяйственной деятельностью.
Практически все водоёмы Южного Урала до предела зарегулированы хозяйственной деятельностью. Фото Александра Фирсова

Это сделали люди

– Челябинцев волнуют судьба и перспективы Шершнёвского водохранилища, по сути единственного питьевого источника не только для города–миллионника, но и для нескольких соседних территорий. Интерес обострился в связи с намечаемым неподалёку строительством Томинского горно–обогатительного комбината…

Давайте сначала говорить о том, что мы уже имеем, сейчас, сегодня. Ситуация с Шершнями не какая–то уникальная. К сожалению, она типична для водохранилищ Южного Урала. Тревожно за Южно–Уральское, Верхне – Уральское, Троицкое водохранилища, да и за все другие водоёмы.

Ситуация с Шершнями не какая–то уникальная. Она типична для всего водного хозяйства.
Ситуация с Шершнями не какая–то уникальная. Она типична для всего водного хозяйства. Фото Александра Фирсова

Шершнёвское водохранилище, да и все другие питьевые водоёмы тоже, используются не только как источники водоснабжения. Хозяйственные постройки, пастбища, сады и огороды зачастую доходят до береговой линии. Вдоль берегов Шершней, например, расположено 8 коллективных садов. Это тысячи и тысячи участков. На берегах водохранилища за последние десятилетия появились целые коттеджные посёлки, зачастую (особенно это практиковалось в 90–е годы прошлого века) без централизованной канализации и индивидуальных систем очистки. Существуют десятки (!) несанкционированных мест сбросов стоков различного происхождения. А ещё это место массового отдыха челябинцев. В жаркие летние дни у воды одновременно собираются тысячи людей, и, увы, не все из них являются примерами бережного отношения к окружающей среде. Словом, говоря научным языком, антропогенная нагрузка на водоём запредельная.

К этому можно добавить и то, что попадает в воду от промышленных и сельскохозяйственных предприятий, ведь Шершни это лишь часть каскада водоёмов. Но ведь с такими загрязнениями, у нас давно должен быть не питьевой источник, а совершенно непригодная для чего бы то ни было гигантская лужа?

К счастью это не так. Вы забываете про способность водоёмов к самоочищению. До сего времени это одна из самых больших загадок природы. А для точного, подлинно научного прогноза влияния хозяйственной деятельности на наши водоёмы мало выявлять и вычислять предельно допустимые концентрации тех или иных химических и биологических веществ. Для понимания природы главного питьевого источника Челябинска важны не только химические исследования, определение пресловутых ПДК. Жизненно необходим углублённый гидробиологический мониторинг.

Для понимания природы главного питьевого источника Челябинска необходим широкий комплекс исследований.
Для понимания природы главного питьевого источника Челябинска необходим широкий комплекс исследований. Фото Александра Фирсова

Что всё это поможет понять учёным?

Продолжу мысль. Надо не «отлавливать» тот или иной химический элемент по отдельности, а изучать, как они соединяются и взаимодействуют. Ведь в результате нередко возникают соединения, прежде в природе не встречавшиеся, и два, казалось бы, безвредных вещества могут дать какую–то «гремучую смесь», убивающую всё живое. Такие печальные примеры учёные наблюдали, например, на реке Волге. К счастью, всё может быть и с точностью до наоборот, как это происходит у нас.

Печальный пример реки Волги доказывает, что два, казалось бы, безвредных вещества в соединении могут дать «гремучую смесь», убивающую всё живое.
Печальный пример реки Волги доказывает, что два, казалось бы, безвредных вещества в соединении могут дать «гремучую смесь», убивающую всё живое. Фото Андрея Суворина

Очищающая… грязь

– Вы серьёзно?

Вполне. Из двух, скажем мягко, не самых полезных для чистоты воды веществ при соединении может получиться нечто, обладающее уникальными сорбционными (очищающими – авт.) способностями. Такой процесс, время от времени, мы можем наблюдать в Аргазинском водохранилище, которое соединяется с теми же Шершнями. Вода там стала намного чище. Например, соединения железа, которые попадают в Аргази из реки Сак–Элга и на входе многократно превышающие ПДК, в водоёме практически нейтрализуются. Способствуют этому, не поверите, соединения фосфора, которые в большом количестве присутствуют… в бытовых сточных водах, попадающих в водохранилище. Это хорошо, это доказано, но каков механизм действия явления, не знает никто. Нужны основательные исследования. Но кто этим будет заниматься? Наука о воде в стране до сих пор не оправилась от удара, который она получила при вхождении в рыночную экономику четверть века назад.

Но ведь существует, например, федеральная целевая программа «Развитие водохозяйственного комплекса Российской Федерации в 2012–2020 годах». Её подписал в ту пору председатель правительства Владимир Путин. Есть и другие документы, в которых говорится о решении проблем водного хозяйства Южного Урала. Они что, не работают?

Документов, программ у нас на самом деле принимается немало, хороших и нужных. Но ведь быстро только сказка сказывается… Практически все водоёмы Челябинской области в федеральном подчинении. А из Москвы не всегда можно увидеть местную специфику. Ведь каждый водоём по–своему уникален, и с общими мерками к нему подходить негоже. Вы, например, знаете, что из 3 с лишним тысяч озёр региона лишь 10 способны давать питьевую воду, и то лишь относительно приемлемую. И для восстановления каждого нужны строго индивидуальные решения.

Река Теча – это антибренд Челябинской области.
Река Теча – это антибренд Челябинской области. Фото Александра Фирсова

Челябинской области нужна перспектива развития водной отрасли, учитывающая региональные особенности. Об этом недавно я говорила с губернатором Борисом ДУБРОВСКИМ и встретила понимание. В подготовительной работе участвуют все заинтересованные структуры: региональное Министерство имущества и природных ресурсов, территориальные управления Роспотребнадзора и Росприроднадзора, Росгидромета. Речь, в конечном счете, идёт о создании ведомства, отвечающего не за какое–то узкое направление водного хозяйства, а за судьбу наших рек, озёр, водохранилищ от начала до конца. Это должен быть своего рода комплексный научно–хозяйственный испытательный полигон.

Зинаида Фёдоровна, идея, что и говорить, замечательная. Но давайте будем смотреть правде в глаза. В нынешней экономической ситуации урезаются даже самые «горящие» проекты. А на водное хозяйство деньги «зажимали» и в более сытые времена. Не останется ли ваша идея лишь благим пожеланием?

Надо работать, добиваться, использовать любую возможность.

В этой связи нельзя оставить без внимания экологическую часть проекта Томинского ГОКа. Русская медная компания в этом документе декларирует создание системы мониторинга окружающей среды, контроль над тем же Шершнёвским водохранилищем по многим параметрам…

Быть может, есть смысл проводить эту работу комплексно, в координации с ведущими научными силами региона и всей страны, изучающими проблемы водных ресурсов? В их числе я бы назвала Московский государственный университет, НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов. Есть перспективные наработки у учёных Ильменского государственного заповедника в Миассе, да и у многих других тоже. Сам статус экологической работы Томинского ГОКа может измениться, стать значительно весомее. Она приобретёт общерегиональное значение.

–Тогда и на проект кто–то из людей, ныне сомневающихся в его нужности, возможно, сможет взглянуть иначе?

ГОКа ещё нет, но Шершни уже под контролем

Наталья Гончар«По заказу Томинского ГОКа Челябинский госуниверситет разработал долгосрочную программу лабораторных исследований и оценки экологического состояния водной системы Шершнёвского водохранилища со стороны расположения объектов комбината,– рассказала директор управления экологии, охраны труда и промышленной безопасности РМК Наталия Гончар.– Программа предусматривает контроль состояния водных объектов, расположенных в водосборной площади Шершнёвского водохранилища в 7 точках, в том числе в Томинском и Мичуринском прудах, реках Миасс, Биргильда и Серозак. Состояние водной системы будет контролироваться более чем по 30 гидрохимическим показателям. В том числе контролируется содержание металлов (железа, меди, цинка), сероводорода, общей минерализации, взвешенных веществ и других. Предусмотрен и углублённый контроль гидробиологических показателей – изучение фитопланктона и зоопланктона, а также исследование токсикологических показателей.

Экологическая программа Томинского ГОКа предусматривает постоянный мониторинг Шершнёвского водохранилища более чем по 30 показателям.
Экологическая программа Томинского ГОКа предусматривает постоянный мониторинг Шершнёвского водохранилища более чем по 30 показателям. Фото Александра Фирсова

Мониторинг Шершнёвского водохранилища, хотя строительство ГОКа ещё и не начиналось, уже проводится. С начала марта и до конца октября 2015 года специалисты брали пробы снега и воды из Шершнёвского водохранилища, а также водных объектов его водосборной площади. Анализ отобранных проб сегодня близится к завершению. Результаты будут получены через несколько недель, в декабре.

Южно–Уральским государственным университетом была сделана оценка воздействия проектируемого Томинского ГОКа на поверхностный сток водосборной площади Шершнёвского водохранилища. Специалисты–гидрогеологи также оценили связи между водоносными горизонтами будущего комбината и Шершнёвского водохранилища с учётом тектонических разломов, выполнили гидрогеологические исследования, чтобы определить направление потока подземных вод и характеристики водоносных горизонтов. Установлено, что между объектами ГОКа и водохранилищем существует водораздел. Это свидетельствует о том, что негативное воздействие объектов Томинского ГОКа на Шершнёвское водохранилище оказано не будет.

Использование Шершнёвского водохранилища в интересах будущего комбината не предполагается в принципе. Для производственного водоснабжения ГОКа планируется брать воду из озера Синеглазово и реки Чумляк. Это проектное решение согласовано с Отделом водных ресурсов по Челябинской области Нижне–Обского бассейнового водного управления Росводресурсов. Объём подпитки свежей водой комбината за год не будет превышать 4–4,5 млн кубических метров. Это поможет справиться с переизбытком воды в озере Синеглазово, будет способствовать стабилизации уровня водоёма и решению многолетней проблемы ежегодного подтопления прилегающих дачных участков и жилых домов. Отметка воды в озере будет поддерживаться на уровне не ниже 217 метров над уровнем моря. После достижения этого уровня в систему водоснабжения Томинского ГОКа будет включена река Чумляк. Так что полное скачивание озеру Синеглазово не грозит.

Такое проектное решение соответствует требованиям к обеспечению охраны окружающей среды. Это подтверждено положительным заключением Государственной экспертизы Челябинской области».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество