422

Брали Рейхстаг. Первой в Берлине завязала бой южноуральская дивизия

Bundesarchiv / Commons.wikimedia.org

Одними из первых завязали бой на подступах к Рейхстагу бойцы дивизии, которая была сформирована на Южном Урале. Они же были в числе тех, кто водрузил Знамя Победы на здании немецкого парламента. О 171-й стрелковой дивизии мало кто слышал, хотя заслуг у неё даже больше, чем у прославленной 150-й.

Это и многие другие интересные факты стали известны благодаря публицисту и историку Николаю Дындыкину из Озёрска. В своё время он рассказал о 420 солдатах, которые повторили в разных обстоятельствах подвиг Матросова – и продолжает изучать эту тему. Но сейчас не меньший его интерес вызывает история 171-й стрелковой дивизии, чей боевой путь насчитывает 34 месяца – от Демянска до «дома Гиммлера» и Рейхстага.

В 800 метрах от Победы

Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: - Хотя говорят, что «Никто не забыт, ничто не забыто», в истории Великой Отечественной войны до сих пор есть малоизученные страницы?

- Безусловно. Например, всем известно, что Рейхстаг штурмовала 150-я стрелковая Идрицко-Берлинская ордена Кутузова дивизия. Однако не меньший вклад в этот решающий штурм внесла 171-я дивизия, которая была сформирована в Златоустовском и Кусинском районах Челябинской области зимой 1942 года. Рядовой и младший командный состав был, в основном, из нашей области. Это самое крупное воинское соединение, сформированное во время войны в нашем регионе. Потери тоже были велики – не менее 10 тысяч человек.

Чтобы подвиг нашей дивизии не был забыт, я решил написать книгу «Флаги на Рейхстаге» - сейчас пытаюсь найти средства на её издание. Наши бойцы из числа одного из первых подразделений дивизии по некоторым источникам первыми вошли на территорию Берлина, перейдя через окружную дорогу, форсировали реку Шпрее, взяли штурмом здание министерства внутренних дел, который солдаты называли «Домом Гиммлера», заняли Королевскую площадь, вели бои в Рейхстаге и водрузили над ним знамя. По мнению авторитетного историка Великой Отечественной войны Александра Исаева, именно 171-я стрелковая дивизия завязала первый бой на подступах к Рейхстагу – всего в 800 метрах от него.

- А верно ли, что именно знамя нашей дивизии пронесли по Красной площади 24 июня 1945 года в качестве Знамени Победы?

- Не совсем так. Знамя Победы на парад 24 июня не выносилось, но его олицетворяло знамя 380-го стрелкового полка нашей дивизии – Рейхстаг штурмовало более 30 воинских соединений, но на Парад Победы отобрали только штандарт 380-го полка. Его пронёс по Красной площади начальник штаба полка Виктор Данилович Шаталин, который во время штурма Рейхстага заменил погибшего 26 апреля командира Василия Феоктистовича Кулькова.

Интересно, что знамя, которое установили над Рейхстагом, девушки-санинструкторы сшили из красной материи, которую нашли в разрушенной здании посольства Швейцарии.

«Титаник» 1942 года

- Любое воинское соединение – это ведь конкретные люди. Не могли бы рассказать о солдатах и офицерах, судьбы которых наиболее запомнились?

- Их так много. Удивительная история у младшего сержанта Ивана Степановича Брезгина – он был снайпером, на счету которого 170 убитых фашистов. Родился в Мордовии, но после войны жил в посёлке Увельский и умер лишь в 1997 году.

Вот что написано о нём в наградном листе: «Включившись в предоктябрьское соревнование снайперов к 25-й годовщине Октября, свой боевой счёт довёл до 120 уничтоженных немцев». Брезгин был не только умелым стрелком, в другом наградном листе говорится: «Товарищ Брезгин первым в цепи бойцов бросился в немецкую траншею, где в штыковой схватке с врагом заколол штыком 6 фашистов… Своим личным примером увлекал за собой своих бойцов вперёд на отступающего противника… штурмом дошли до первых блиндажей противника, где товарищ Брезгин со своим отделением забросал один блиндаж гранатами и уничтожил 8 фашистов». После чего осколком мины товарищ Брезгин был тяжело ранен».

- Слышал, что сохранился очень подробный дневник одного из командиров дивизии…

- Речь идёт о командира медсанбата дивизии Аркадии Ивановиче Шварёве. Он был из Санкт-Петербурга и спас жизни многим южноуральцам – бывало, что в медсанбате проходило до тысячи операций в сутки. Шварёв чудом спасся при гибели баржи на Ладожском озере в ночь на 17 сентября 1941 года. Об этой трагедии к 75-летию снятия блокады Ленинграда сняли фильм «Спасти Ленинград».

Шварёв оставил дневник, который если экранизировать, то получится, по моему мнению, настоящий «Титаник»! Там много любопытных фактов. Вот что он, например, написал о плавании через Ладогу: «Баржа жутко скрипела , перегибалась и стонала, как смертельно больная старуха. В густом полумраке было видно, как в воде плавают рюкзаки и противогазы… Откуда-то появились немецкие самолёты, команда «Ложись!», свалка. Соломон Чертков полуиронически-полусерьёзно кричал с грузинским акцентом: «И спасите наши души!»… Дочь Травиной (10 лет) плакала и звала мать, которая к тому времени, кажется, уже утонула… Вознесенский сталкивал ногами карабкавшуюся женщину, но таких мерзавцев было, слава богу, мало». Некоторые были в таком ужасе от смерти в ледяной воде, что кончали самоубийством.

- Вероятно, в дневнике и война предстает совсем не с парадной стороны?

- Есть даже в чём-то комические эпизоды: «Во время поездки по степи встретил машину с каким-то генералом. Он не очень любезно спросил: «Эй, ты, х.., где твоя бригада?». Я ответил, что с незнакомыми говорить на такую тему не положено. Сердито он сообщил: «Я Чуйков! Давай бензин». А вот, что Шварёв пишет на других страницах дневника: «Когда я свернул две цигарки и мы закурили, у Жеки из левого уха пошёл дым – лопнула барабанная перепонка»; «Мы изрядно свыклись со всем этим шумом. Например, сегодня мы с Гусевым хорошо мылись в бане деревенского типа, когда шайки прыгали по скамейкам во время бомбёжки».

Из дневника можно узнать, что огромные мины называли «Иван Грозный», а многих немцев после Сталинградской битвы на первых порах даже не охраняли – он бродили сами по себе и выклянчивали еду: «Просят закурить, а мы свёртываем цигарки из секретных приказов штаба 371-й немецкой пехотной дивизии». Обнаружили также брошенный немцами госпиталь в Верхней Еланке: «Кучи раненых, многие без повязок, в скотских условиях: продырявленный дом с выбитыми стёклами, тряпки вместо дверей, свирепый мороз, как на улице… Без медперсонала, оказался только младший офицер медслужбы, который при нашем появлении зачем-то скомандовал… многие несчастные повскакивали, большинство тут же упало… Наши начали оказывать им медицинскую помощь».

От Челябинска до Берлина

- Продолжаете ли вы изучать биографии «матросовцев»?

- Да, более того – в 2018 году по моей инициативе координатор акции «Бессмертный полк» в Риме Ирина Марченко пронесла по улицам Вечного города портрет одного из героев моей будущей книги о «матросовцах» Геворка Колозяна. Он, сражаясь в рядах итальянских партизан, закрыл своим телом огневую точку противника.

А в 2019 году координатор акции в Берлине Яна Заугарова (она моя землячка, родом из Озёрска) прошла до Рейхстага с портретом Героя Советского Союза Василия Тихоновича Казанцева. Он был ранен при штурме и умер 12 мая 1945 года. Яна так мне долоила о выполнении поручения: «Весь день провела с Василием Тихоновичем. К делу подошла очень ответственно, всё про него прочитала заранее и даже дала интервью французскому журналисту».

Яна Заугарова пронесла портрет Героя Советского Союза Василия Кузнецова по улицам Берлина до Рейхстага.
Яна Заугарова пронесла портрет Героя Советского Союза Василия Кузнецова по улицам Берлина до Рейхстага. Фото: АиФ

Многое ещё предстоит сделать. Скажем, увековечить память о Казанцеве в Челябинске. Также считаю, что необходимо возобновить работу над Книгой памяти – готов в ней работать. Ситуация схожая со многими регионами – необходимо возродить эту работу во всех областях, краях и республиках.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах