aif.ru counter
85

Большинство коркинцев предпочли отдыхать, а не митинговать

Коркинский угольный разрез, крупнейшая рукотворная «яма» на территории Евразии, давно стал одной из главных экологических проблем Южного Урала.
Коркинский угольный разрез, крупнейшая рукотворная «яма» на территории Евразии, давно стал одной из главных экологических проблем Южного Урала. © / Фото Виктории Калинской / АиФ

На площади шахтёрского городка в знойный августовский полдень собралось вряд ли больше сотни человек. Организаторы, правда, по какой-то лишь одним им ведомой методике насчитали митингующих в два с половиной раза больше. Но даже это было далеко от заявленной полутысячи участников.

Впрочем, местные жители, ради которых, по утверждениям устроителей, всё и затевалось, на митинге оказались едва ли не в меньшинстве. Зато на площади было немало представителей различных политический партий, разномастных общественных движений. Это можно объяснить. Проведение митинга совпало с официальным стартом предвыборной агитации нынешней  избирательной кампании. И  это совпадение трудно назвать случайностью. Ради привлечения дополнительных голосов «экологическую карту» сегодня не разыгрывает, разве что, ленивый.  А ещё в глазах пестрило от обилия людей в одинаковой униформе цвета яичного желтка. У «жёлтых людей» можно было подписать петицию против строительства Томинского ГОКа. Также они активно раздавали газеты соответствующего содержания и наклейки на  автомобили.

«Эх, лучше бы асфальт на площади на эти деньги починили», - вздохнула стоявшая рядом женщина, рассматривая пачки наклеек в безупречном полиграфическом  исполнении и на дорогой основе.

Люди с любопытством рассматривали газеты, листовки, наклейки на автомобили и иную печатную продукцию, сделанную полиграфически безупречно, и прикидывали, во сколько же обошлось организаторам такое удовольствие?
Люди с любопытством рассматривали газеты, листовки, наклейки на автомобили и иную печатную продукцию, сделанную полиграфически безупречно, и прикидывали, во сколько же обошлось организаторам такое удовольствие? Фото: АиФ/ Фото Виктории Калинской

Запить «духовную пищу» предлагалось холодной водичкой. Впрочем, она была кстати. Площадь под ярким солнцем очень быстро стала подобием раскалённой сковородки. Не спасала даже тень деревьев, под которые постарались переместиться митингующие. Немноголюдность мероприятия  помогла это сделать без особого труда.

Проходившие мимо по своим делам коркинцы останавливались, чтобы узнать, ради чего митингуют, и, поняв в чём дело,  многие спешили дальше. Вероятно, вполне здраво рассудив, что выходной с большей пользой можно провести дома или на даче, в кругу семьи.

Площадь под ярким солнцем очень быстро стала подобием раскалённой сковородки. Не спасала даже тень деревьев, под которые постарались переместиться митингующие. Немноголюдность мероприятия  помогла это сделать без особого труда.
Площадь под ярким солнцем очень быстро стала подобием раскалённой сковородки. Не спасала даже тень деревьев, под которые постарались переместиться митингующие. Немноголюдность мероприятия помогла это сделать без особого труда. Фото: АиФ

А митинг шёл своим чередом, по сценарию аналогичных акций, мало изменившемуся за два с лишним года антигоковской истерии. Ведущие и ораторы повторяли заученные страшилки о грядущем апокалипсисе, который придёт на Южный Урал с появлением здесь нового горнодобывающего и обогатительного производства. Складывается впечатление, что на аргументы выступающих не подействовали ни заключения государственной экспертизы по проекту, ни аудит независимых экспертов, который прошёл по инициативе правительства Челябинской области и Русской медной компании, ни даже разъяснения ведущих российских экспертов, которые они сделали по всем ключевым вопросам Томинского проекта уже после аудита. Трактовки этих исследований на площади довелось услышать, мягко говоря, очень вольные.

Неизменным остаётся и неприятие любого сомнения, малейшего несогласия. Коркинский митинг это продемонстрировал в очередной раз. В задних рядах митингующих стояла группа людей с самодельными плакатами, содержавшими призывы, с которыми трудно поспорить: «Мы за рабочие места», «Мы за ликвидацию Коркинского разреза» и другие столь же понятные и близкие местным жителям. Но и этого было достаточно для того, чтобы «несогласные» стали объектами обструкции. Плакаты у них не без одобрения части собравшихся вырывали, бросали на землю и топтали  некие экзальтированные особы с лицами, перекошенными жаждой подвига.

Неприятие любого сомнения, малейшего несогласия – отличительная черта подобных мероприятий в последние годы. Даже самодельные плакаты с вполне житейскими призывами: «Мы за рабочие места», «Мы за ликвидацию Коркинского разреза» и другие стали поводом для истерики у части митингующих.
Неприятие любого сомнения, малейшего несогласия – отличительная черта подобных мероприятий в последние годы. Даже самодельные плакаты с вполне житейскими призывами: «Мы за рабочие места», «Мы за ликвидацию Коркинского разреза» и другие стали поводом для истерики у части митингующих. Фото: АиФ/ Фото Виктории Калинской

«Им заплатили! – уверенно заявила нам одна из дам в жёлтом.- Их специально учит провокации устраивать».

Ведущий митинга периодически требовал у полицейских, немедленно убрать «погромщиков, препятствующих проведению законного собрания». Но при этом он сам, похоже, не мог внятно объяснить, где и чем конкретно мешают несогласные, и на каком основании их необходимо удалить.

Не могли этого понять и полицейские, дежурившие на площади.

- Какие-то нарушения происходят? – спросили мы у одного из них.

- Нет.

- С трибуны требуют убрать каких-то погромщиков, они где?

- Да мы и сами не понимаем…

В тенёчке, в отдалении от эпицентра всех этих страстей стояла группа людей, не привлекавшая к себе внимания плакатами и какими-то другими раздражителями. Здесь, как бы дистанцируясь от происходившего на площади, спокойно, вполголоса говорили не о  мифических, надуманных, а о вполне реальных проблемах коркинцев. О том, что в нынешнее жаркое лето редкий день обходится без того, чтобы в Коркино не объявили неблагоприятные метеорологические условия (НМУ) высшей степени опасности из-за воздействия самого большого на территории Евразии угольного разреза. Люди, поминутно оглядываясь на митингующих, надсадно вещавших в периодически фонящий и хрипящий мирофон, обсуждали петицию, которую на днях передали Борису Дубровскому, губернатору Челябинской области. Этот документ подписало, пожалуй, больше людей, чем было митингующих, своих и приезжих, на площади. В обращении к руководителю региона жители требуют продолжить программу переселения и провести рекультивацию разреза. 

Петицию губернатору Борису Дубровскому, в которой люди требуют провести рекультивацию разреза, продолжить программу переселения и выполнить другие мероприятия незадолго до митинга подписало, быть может, даже больше коркинцев, чем собралось на площади в прошлую субботу.
Петицию губернатору Борису Дубровскому, в которой люди требуют провести рекультивацию разреза, продолжить программу переселения и выполнить другие мероприятия незадолго до митинга подписало, быть может, даже больше коркинцев, чем собралось на площади в прошлую субботу. Фото: АиФ/ Фото Виктории Калинской

Участники этого стихийного круглого стола на полях митинга сошлись во мнении, что сегодня единственный реальный шанс радикально изменить ситуацию – разработка проекта рекультивации разреза во взаимодействии с РМК и Томинским ГОКом. Этот путь рекомендуют ведущие российские учёные и эксперты, идею поддержали правительство области и губернатор. И это – единственная реальная возможность не только стабилизировать, но и улучшить социально-экономическую ситуацию в городе и районе, которая годом раньше или позже, но неизбежно усугубится после полного прекращения разработки карьера.

У ораторствоваших всего в сотне метров риторика была совсем иной. Живописав яркую картинку «конца света» после осуществления «злодейских замыслов», они обещали «светлое будущее», если митингующие, они же избиратели, проголосуют на выборах за тех или других. Конкретных путей к лучезарному «завтра», впрочем, никто так и не указал. Без ответа остался главный вопрос: когда и чем засыпать пресловутый разрез, как остановить постоянное горение угольных пластов, как гарантировать дома и социальные объекты от низвергания в бездну? Подразумевалось, что коркинцы – народ умный, инициативный. Они сами рано или поздно до всего додумаются.

А один из выступавших нынешнюю ситуацию даже  поставил… чуть ли не в вину… самим коркинцам: «Раньше надо было думать, в 1934 году, когда начинали копать».

Так-то оно так, но 80 с лишним лет назад об отдалённых  социально-экономических проблемах думать было как-то не принято. И история не терпит сослагательного наклонения. Поэтому застарелую проблему всё равно придётся решать нам, ныне живущим. Новый проект рекультивации Коркинского разреза и сопутствующего социального развития территории – уникальный шанс разрубить «гордиев узел». Такой подход поддерживает правительство Челябинской области, это понимает большинство коркинцев. И, думается, никакие популистские  «pr-акции»  не смогут навредить  большой и очень важной работе.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах