aif.ru counter
1158

В четыре руки. Как выживают фермеры - отец и сын Продуловы в Новом Кумляке

АиФ-Челябинск №46 11/11/2015
фото Александра Фирсова / АиФ

Новый Кумляк, что в Пластовском районе, деревня тихая и неприметная. Свиньи там спокойно разгуливают по улицам. Это значит, что чужих людей здесь не бывает, иначе хрюшек держали бы дома, чтобы не соблазнять любителей барбекю и шашлыков. Мы познакомились с семьёй фермеров Продуловых, которые и стали нашими гидами по деревне.

Ищи-свищи рабочих

«Здесь жили предки, живу и я. Тут даже есть Продулова гора, - объясняет Валерий Продулов. - Отсюда родом и моя жена Валентина. И сын мой Михаил здесь живёт».

Валерий и Валентина Продуловы.
Фото Александра Фирсова

Пустыми в деревне стоят целые улицы. Валерий насчитал в деревне 45 домов, оставшихся без хозяина. Сам Валера по городским меркам очень состоятельный человек. У него в деревне целых три дома. В одном живёт он с семьёй, во втором - мастерская, а третий для гостей и рабочих. Только и те и другие бывают редко.

«За бесценок можно купить любой домишко и землю в придачу. Вот этот, где сейчас мастерская, достался мне за 3 тысячи рублей», - рассказывает Валерий.

Чтобы согреться, заходим в дом для гостей. Это изба, превращённая в интерактивный музей, где гости могут окунуться в старину. Есть, к примеру, оконные стёкла, которые отливались вручную неведомо когда. Если смотреть на такое стекло, видны радужные разводы, как у пятна бензина. А пол из вековых досок - это вам не хлюпенький ламинат, а капитальнейшее покрытие. Отопление печкой, кровать - панцирная сетка. Вот вам и экотуризм.

«Три года назад открыл своё фермерское хозяйство, которое мне передал отец, - подключается к разговору сын Валерия, 26-летний Михаил Продулов. - Подал заявку в фонд занятости: мол, ищу подсобных рабочих в фермерское хозяйство, жильё-питьё предоставляется. Работа не трудная - со скотиной управляться. Зарплата не меньше 10 тысяч рублей в месяц. Но за всё время не было ни одного претендента. Так и делаем всё сами».

Миллион - на трактор

Михаил - ярый противник городской жизни. Любит свою деревню. В четыре года влюбился в трактор, в 18 смог разобрать и собрать его до винтика, в 25 получил миллион рублей - грант министерства сельского хозяйства, как начинающий фермер, и купил на него новый трактор.

Наш приезд оторвал Михаила от разделывания туши поросёнка. С первыми заморозками Продуловы решили зарезать всех своих свиней.

«Когда начались санкции, то закупочная цена свинины была 250 рублей. Это было выгодно. Сейчас сдаём её перекупщикам по 180. Так что выращивать свиней стало себе в убыток. Следом за 40 свиньями под нож пойдут и 12 коров. В следующем году собираемся заниматься только зерновыми», - делится планами Михаил.

Продуловы очень надеются, что урожая зерновых хватит для того, чтобы вносить платежи по кредиту за комбайн.

«При оплате наличными комбайн стоил 3 млн, а по «выгодному» кредиту от государства обходился в 8 млн. Сейчас мы каждый месяц платим за него по 60 тысяч рублей, и это только проценты», - рассказывают фермеры.

У Продуловых два большие ангара пшеницы и ячменя. С 300 гектаров в этом году удалось собрать 500 тонн пшеницы и 100 тонн ячменя. И сделано это в четыре руки - отцом и сыном!

С пригорка у хлебного амбара замечаем флаг на одном из домов. Оказывается, это не администрация деревни (её здесь давно нет), а местный культурно-развлекательный комплекс - клуб, библиотека, спортзал под одной крышей. Обустраивали КРК всем селом. Продуловы отдали сюда все цветы из своего дома:

«Две телеги цветочных горшков сюда отвёз», - вспоминает Валерий.

Но двери КРК закрыты: веселиться в деревне некому. Из молодёжи едва ли не один Михаил. Есть ещё пять семей с маленькими детьми. За ними ежедневно из соседнего Демарино приезжает автобус, чтобы увезти в садик и школу.

Чапаев и архистратиг

Все деревенские живут только натуральным подсобным хозяйством. Другого способа жизни здесь нет. У многих во дворах есть собственные трактора. За ремонтом трактора мы застали и старожила деревни 83-летнего Александра Сергеевича Рябова. Дедушка Рябов ещё помнит, как работал в колхозе имени Чапаева и жизнь тут кипела.

В исторических хрониках можно встретить информацию о том, что в селе Житари (так раньше называлась деревня) в 1930 году был образован колхоз имени Чапаева. Проживало здесь тогда около 2 тысяч человек, а сейчас не наберётся и сотни. Были две школы, две мельницы и деревянная церковь. Храм архистратига Михаила возвели в 1845 году, а сегодня, спустя 170 лет, ещё можно разглядеть крылья ангела на остатках штукатурки на стене. Церковная утварь и иконы пылятся на чердаках заброшенных домов.

Пару лет назад местные жители отстояли храм у предприимчивого пластовчанина, который брал отсюда брёвна для строительства собственного дома. Уже никто не помнит, где именно у церкви находились могилы церковнослужителей. Могильным камнем с именем попадьи подпёрли стену кинобудки, построенной в советское время. По советской традиции в здании храма организовали кинозал, который проработал около 60 лет.

Что шуршит в камне

Старики рассказывают легенды о первопоселенцах. Выясняется, что основал село проигравшийся в карты барин, который приехал на Урал с Волги. По данным местных краеведов, село родилось в середине XVIII века. Но люди жили здесь в глубокой древности. Михаил бережно хранит дома находки, на которые он наткнулся, работая в поле, - каменные орудия труда. Говорят, один из камней принадлежал местному колдуну-врачевателю. А ещё один не что иное, как загадка Нового Кумляка - камень, у которого что-то шуршит внутри. По предположению домочадцев, этот камень - окаменевшая погремушка из теста.

«Звонили из Пласта, предлагали разбить, но я отказался. Всё мы уже в своей деревне разрушили, теперь бы остатки сберечь», - признаётся Михаил Продулов.

Есть на окраине деревни толстые в три обхвата деревья со стволом тополя, а с листьями берёзы. Никто в деревне не знает породы этих деревьев. Краеведы говорят, что сажали их старообрядцы.

Рождался человек - дерево сажали, умирал - срубали и выдалбливали из него гроб-домовину. Вес гроба в среднем был 150 кг. Больше таких деревьев в Пластовском районе нет, хотя известно, что старообрядцы появились в Пласте, когда началась добыча золота. Во время гонений они покинули деревню.

Люди, ау!

Нет здесь ни пожарных, ни врачей, ни полиции, ни главы.

«Все вместе собираемся, если беда приключилась. Пожар был - так я к своему трактору бочку цеплял, чтоб воды привезти, а кто мог - вёдрами таскал», - вспоминает Продулов-старший.

На мои слова о том, что совсем умирает Новый Кумляк, оба Продулова обижаются:

«Не пишите про нашу деревню таких слов в газете. Деревня не умирает. Она ждёт… Нового хозяина ждёт и лучших времён. Не должно быть так, чтобы земля без хозяина стояла».

«Деревня не птица Феникс, из пепла и руин сама не воскреснет», - замечает наш фотокор.

Тут Валера многозначительно смотрит на своего сына Михаила. В мечтах у него - чтоб через сто лет на улицах Кумляка снова ходили люди - дети его внуков и правнуков. К слову сказать, задача посильная. У Валерия Продулова четверо детей, трое из которых живут в Миассе. Говоря о семье, Продулов-младший решительно заявляет:

«Детей в моей семье должно быть тоже никак не меньше четырёх. Земля есть - хлеб будет, прокормим», - смеётся Михаил.

Вот только бы девушку Михаилу найти. Селянку, чтоб любила деревню и землю больше, чем его самого. Так, глядишь, и возродится Новый Кумляк.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах