221

Мокрое дело. Жители села Кулевчи своими силами восстанавливают дома

Александр Фирсов / АиФ-Челябинск

Мы с фотографом пробираемся в гущу событий: на останках затопленных домов копошатся люди. Вот женщина отстирывает в тазу какой-то половик, два мужика собирают в кучку целые кирпичи, ещё двое разбирают какие-то доски.

- Репортёры что ли? - отрывается от своих дел грустный дядька с обветренным лицом. - Вы лучше Валентине помогите. У неё пятеро ребятишек, и дом скоро завалится.

Дрова уплыли

У Валентины Каусовой нараспашку открыты все двери, но всё равно в доме стойкий запах плесени. Повсюду развешены маленькие колготки, рубашонки. К нам навстречу с трудом выходит Валентинин муж Дмитрий, бывший совхозный механизатор. Недавно ему прооперировали позвоночник, говорят, навсегда останется инвалидом. Сама хозяйка на работе - лепит пельмени в мясном цехе. Из школы только что пришла средняя девочка, первоклашка, и её срочно отправляют за мамой.

Пока мы ждём Валентину, её муж показывает то, что осталось от хозяйства.

- У меня тут лежала поленница дров - уплыла, - Дмитрий показывает, какой высоты была поленница. - Зато к забору прибило два сарая. Правда, потом за ними пришли хозяева и забрали. Мне свои дрова сложнее найти было, их же раскидало вокруг. Сейчас дом топлю деревьями и досками, которые ко мне занесло. Ещё у меня велик уплыл, я его нашёл на другом конце села. У нас люди после потопа недели две ходили и собирали своё добро по округе.

С работы прибежала запыхавшаяся Валентина. Сразу же тащит нас в дом, в самую большую комнату. Пол в ней странный: с одной стороны под уклон. Под небольшим углом накренилось всё: шкаф, телевизор и девочка, сидящая перед телевизором.

- У вас дом всегда такой косой был?

- Да вы что! Это после потопа. Мы дом четыре месяца назад купили за материнский капитал, только-только ремонт сделали. Я когда увидела, что у соседей дома с фундаментов снесло, порадовалась, что у меня хоть стены уцелели. А сейчас уже страшно: дом начал давать крен.

После наводнения по Кулевчам ходила специальная комиссия и оценивала ущерб. Одни дома были определены под снос, другие признаны годными, но требующими ремонта. Семье Каусовых комиссия постановила дом ремонтировать.

- Да какой тут ремонт! Фундамент весь сырой, он эту зиму не переживёт, - Валентина начинает плакать. Она ещё долго водит нас по комнатам, показывает щели и грибы, не хочет отпускать, как будто в нас спасение и мы её последняя надежда. Мы делаем снимок семьи и уходим, придавленные собственным бессилием.

«Нас не затопило. Нас снесло!»

Глава Кулевчинского сельского поселения Владимир Мельников первым узнал страшные вести. За несколько часов до наводнения ему позвонили главы соседних Арчалов и Николаевки: «Вова, нас топит! Спасайтесь!» Мельников пошёл по домам предупреждать народ, но, говорит, даже представить не мог, каких масштабов надвигается бедствие.

- Нас не затопило - нас снесло, - рассказывает сельский глава. - Шла волна высотой около семи метров. Это была не вода, а сплошная грязь, ил. Мы видели, как мимо проплывают бани, сараи, КамАЗ со включёнными фарами. Это было как в фильме-катастрофе, но это случилось с нами.

Расплатились натурой

Когда народ оправился от шока и начал что-либо соображать, в село потянулись многочисленные комиссии и проверки из района и области. Глава Варненского района выдал по 3 тыс. рублей на человека, ещё по 10 тыс. получили от губернатора. Горнообогатительный комбинат прислал 15 холодильников, 13 телевизоров и 24 стиральные машины.

- У нас только под снос 52 дома, на капремонт 23. Где мы эти телевизоры смотреть будем? - говорят мужики.

Периодически в село привозят гуманитарные грузы. Перед самым нашим приездом выдали по 10 кг капусты и по 5 кг лука на семью. А ещё нечаянная радость пришла в Кулевчи в виде новых дорог. Глава сельсовета добыл денег и заасфальтировал несколько улиц. Говорит, для поднятия боевого духа односельчан, чтобы хоть чему-то порадовались.

Местные злопыхатели тут же припомнили, что «дорожная революция» произошла накануне визита губернатора, которому с вертолёта всё очень хорошо видно.

- А мне что же, с протянутой рукой на этой новой дороге стоять? - сокрушается Татьяна Бычкова, у которой снесло дом и все постройки. - Во всех газетах и по телевизору говорили, что к 15 сентября всех расселят. А у нас только половина людей нашла жильё, да и то не может переехать.

Арифметика беды такая: у кого дом под снос, должны получить равноценный в Кулевчах или в Варне, а те, у кого жильё можно отремонтировать, получат по 50 тыс. рублей от губернатора. Ещё ждут президентские деньги: у кого полная потеря имущества - по 100 тыс. на человека, у кого что-то уцелело - по 50 тыс.

- Технология следующая: семья самостоятельно ищет подходящее жильё, а бюджет оплачивает квадратный метр по сложившейся рыночной цене, - поясняет глава сельского поселения . - У нас в Кулевчах это 11 350 рублей за квадратный метр, а в Варне - 21 500. Но кому война, а кому мать родна. После наводнения цены на жильё у нас в районе скакнули и теперь сравнимы с челябинскими.

- У нас до потопа дом можно было купить за 250 тыс., а теперь хозяйка просит за него 900 тыс., - подтверждают информацию работницы сельсовета.

Цены взвинтили все: люди пытаются нажиться на чужом горе. Семья Бычковых нашла было себе дом в Варне, но сейчас продавцы за него просят уже 2,3 млн, а власти готовы оплатить 1,83 млн. Разницу придётся доплачивать самим. И в таких условиях оказались многие пострадавшие. Соседи Бычковых Мелеховы были вынуждены доплачивать 400 тыс., хорошо, что брат помог с деньгами. А у кого нет такой возможности, скитаются по чужим углам.

Кстати

P. S. Если вас тронула судьба кулевчинцев, вы можете позвонить в редакцию по телефону 8-951-252-89-88, и мы сообщим координаты всех, кому нужна помощь. Помочь героям публикации материально можно, перечислив деньги в фонд «АиФ. Доброе сердце» и указав фамилию пострадавшего.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах