aif.ru counter
98

Город не для нас. Может ли Челябинск стать европейским мегаполисом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. «АиФ-Челябинск» 03/07/2013
Фото Александра ФИРСОВА

Об этом наш разговор с гостем редакции – блогером, писателем, художником и музыкантом Максом БОДЯГИНЫМ.

Бренд - это не презерватив

Макс Бодягин

 

 – Сейчас много говорят о смене имиджа Южного Урала. Насколько это реально? Вы настроены скептично или думаете, что это возможно?

– Здесь большую роль играет наш менталитет. Если какой-то небольшой город в горнозаводской зоне всю жизнь работал на оборонку и гордился этим, то его жителям трудно вдруг переквалифицироваться в официанты. Так что никакого сервиса там всё равно не будет. У нас же зачастую про бренд думают, как о презервативе, который можно натянуть на что угодно.

– Это касается не только маленьких городов?

– Челябинска тоже. У нас до сих пор никто не знает, что такое маркетинг территории. У города как не было своего лица, так и нет. Все наши достопримечательности можно обойти за 30 минут. Вот зачем будут к нам приезжать? Чтобы по дорогам покататься? Это же смешно. А сами улицы, названные в честь каких-то партийных деятелей. В чём их заслуга? Они же просто выполняли свои функции. Лучше бы именем художника Латфуллина улицу какую-нибудь назвали. Да, он жив, ну и что? Название – это ведь как шампур, на который можно нанизать разные времена. Надо понять, на каком фундаменте мы хотим строить будущее – административно-хозяйственном или культурном, научном.

К примеру, популярную компьютерную программу – архиватор WinRAR, которой пользуется весь мир, разработали в Челябинске, но мало кто об этом знает. Если покопаться, можно найти чем гордиться.

– Есть примеры, когда и местечковость становится выигрышной. Скажем, в Перми сериал о родном городе «Реальные пацаны» раскрутили на всю страну.

– Пермь всё-таки уже давно настоящий город, а Челябинск им стал относительно недавно. Помните драки 80-х

годов, этих «лампасников», район на район? Всё это – слободское мышление, когда есть чёткое деление «свой – чужой». Можно много спорить о культурной революции, провозглашённой в Перми, но она у них именно что культурная и принесла кое-какие плоды.

Да, можно возлагать надежды на чемпионат мира в городе. Но где у нас двуязычные надписи, где действительно интересные достопримечательности? Есть пара-тройка хороших ресторанов, но где их нет?

– А можно ли создавать достопримечательности? Или довольствоваться тем, что дала история?

– Можно. Вот в Англии есть городок Ньюкасл, прежде ничем не примечательный. Они там поставили у себя огромного ангела. Теперь все едут в Ньюкасл.

ТРК вместо ДК

– Но город всё-таки меняется, разве нет?

– В худшую сторону. Пять лет назад жить здесь было гораздо комфортнее. Всё меньше рекреационных зон, а потому растёт агрессивность. Это видно хотя бы по тому, как у нас водят машины. Власти не понимают, что город – живой организм и разрабатывать концепцию его развития должны не чиновники, а архитекторы, проектировщики, даже психологи. Один из показателей – общественный транспорт. Если я в четыре утра могу на нём доехать куда угодно, я в нормальном городе. А у нас без машины никуда. Это тупик.

У нас сознательно нарушают урбанистические законы. К примеру, в Колумбии снесли в одном городе трущобы, разбили там парк, построили спортплощадки. И сразу преступность там снизилась, потому что местные хулиганы стали играть в футбол, тогда как раньше маялись от безделья. Вот в чём значение рекреационных зон.

 

 

У нас же торгово-развлекательные комплексы (ТРК) вместо скверов, причём создаётся такое впечатление, что девелоперы ставят эти комплексы просто так, на всякий случай, хотя половина из них потом пустует. Властям повезло, что челябинцы не стамбульцы, – иначе тут давно такой Таксим был бы! (площадь в Стамбуле, где недавно проходила многотысячная акция протеста против вырубки парка и строительства на его месте торгового центра. – Ред.)

– А прежде подход к городу был другим?

– Ещё в советское время понимали, что рабочий должен прийти на следующее утро более-менее нормальный на работу. Поэтому рядом с заводом возникали не только дома, но и детские сады, и обязательно ДК. А сейчас Челябинск – город не для людей, а для какой-то отчётности.

В Лондоне мэру не зазорно ездить на работу на велосипеде. У них цель – сократить дистанцию. У нас любой человек, дорвавшийся до власти, стремится подчеркнуть дистанцию между собой и быдлом. И не понимают, что быдловатость – совсем в другом.

– Но ведь появляются у нас островки более цивилизованного подхода.

– Моя знакомая всю жизнь мечтала о своём доме. Построила наконец, переехала. А потом мне говорит, что не хочет там жить: «Ты себе не представляешь, насколько милее и приветливее жители нашей старой «панельки». Я даже стала тосковать по старой квартире». «А тут что не так?» – спросил я. «Всё», – коротко ответила моя собеседница и бегло очертила обобщённый портрет соседей по кварталу: набыченное, крайне агрессивное лицо, самоуверенный напор и полная неготовность разговаривать с кем бы то ни было на человеческом языке, состоящем из полноценных слов, а не мычащих междометий.

Всё это вместе и сказывается. Главное, что власти принимают такие решения, потому что ни сами тут не планируют жить, ни их дети. А ведь города не только живут, но и умирают. И не в Челябинске только дело. Считаю, ужасная ситуация в Златоусте, где я в течение нескольких лет работал на выборах: горы мусора, проблемы с канализацией, люди уезжают, особенно молодёжь.

Лебедей маловато

– Вы пишете книги, многие местные режиссёры снимают в Челябинске фильмы. Может, техника уже сокращает дистанцию между провинцией и столицей?                                                           

Досье
Макс БОДЯГИН родился в Челябинске в 1971 году. Возглавлял несколько журналов, был обозревателем ряда федеральных изданий. В 2012 году вышел в свет его первый роман «Машина снов».

– Кино можно снять и на айфон, а роман я, конечно, пишу здесь, но продвигать его можно только в столице. Проблема в другом. У нас культурного субстрата хватает только на рэперов и КВН. Мы не визуальный город: лебедей мало, а промплощадок много. В Италии столько дизайнеров, потому что сама среда вокруг этому способствует.

Культурную среду надо выращивать. А чиновники не понимают, что культура ведь не для откатов, а чтобы мама чиновника могла спокойно в магазин пойти, чтобы её там гоблины не растоптали. И чтобы у его ребёнка было нормальное детство, а не переезды из одного отгороженного пространства в другое.

– По-моему, и взрослые у нас выбирают отгороженное пространство.

– А не всегда помогает! Был случай несколько лет назад. Приехали энергетики из Москвы на встречу с партнёрами в Челябинск. Посидели в ресторане в Ленинском районе, решили продолжить. А у одного из принимающих дом в двух кварталах. Дело было летом, но все в костюмах: встреча-то важная. Не успели все сделать пару шагов, как услышали окрик: «А чё это ты такой в костюме?» И понеслось. В общем, от всего не отгородишься.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество