aif.ru counter
26.03.2013 12:33
Руслан САФИН
125

На Урале издадут словарь рабочего лексикона

Фото Александра Фирсова

Чем так примечательна речь сурового челябинского рабочего? О каком человеке говорят, что он с левой резьбой? Как бороться с засильем мата в языке? На эти и другие вопросы Елена Иосифовна ответила в интервью нашей газете.

 

 

 

Неисследованный пласт

– Чем вас так заинтересовала речь уральских рабочих?

– В сферу интересов челябинской школы когнитивного терминоведения, которую я возглавляю, входит изучение профессиональной языковой личности. Не секрет, что в каждой профессии существуют свои неофициальные термины, которые людям со стороны могут быть непонятны. Нам в принципе интересна любая профессиональная языковая личность – хоть учёного, хоть продавца, хоть милиционера. Но в 2009 году мы выиграли грант Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) именно по теме «Языковая личность уральского рабочего».

– Собирать такой «фольклор» тяжело. Как именно это происходило?

– Мы разработали вопросник, который включал в себя вопросы типа: «Как называются инструменты, которыми вы пользуетесь?», «Как называются материалы, сырьё и готовая продукция?», «Как называются бракованные изделия и как качественные?», «Как вы называете помещения?» Например, столовую часто называют «тошниловкой». Тут содержится оценка, и через неё мы узнаем об отношении человека к тем или иным вещам.

Мы собирали материал не только в Челябинске, но и на Ашинском, Златоустовском металлургическом заводах, на Миасском машиностроительном заводе, Магнитогорском металлургическом комбинате. Выяснилось, что на каждом предприятии есть слова, которые нигде более не встречаются. К тому же, одно и то же слово может иметь разные значения в зависимости от контекста.

Материала получилось много – несколько тысяч единиц. Не всё ещё до конца паспортизировано. Создание любого словаря – очень трудоёмкий процесс. Нужно или очень много времени, или большой коллектив авторов. Владимир Даль создавал свой словарь практически всю жизнь.

Своя «калифорния»

– И что же вы поняли, изучая лексику рабочих?

– Номинации, созданные в рабочей среде, обладают общим свойством, и это свойство перекликается с тем, что мы называем «народной речью». Давно отмечено, что речи рабочих свойственно балагурство, озорство, остроумие. Я думаю, что возникновение такой языковой игры связано с довольно тяжёлыми условиями труда, и нужны компенсаторные механизмы, чтобы снять напряжение. Так и появились игровые обозначения для различных деталей: «бычий глаз», «грибок», «чулок», «шоколадка», «балалайка»…

– Что такое «балалайка»?

– Так называют высокоскоростной пресс для изготовления деталей. Так его, видимо, назвали по аналогии с быстрыми движениями при игре на балалайке. Или вот ещё название – «калифорния». Как вы думаете, что это? Какие у вас ассоциации с этим словом?

 

                                                                         
Комментарий

Президент Российской ассоциации лингвистов-когнитологов Николай Болдырев считает, что в голове современного человека царит настоящий хаос. Выступая на семинаре, состоявшемся в Челябинске на прошлой неделе, он поделился своей коллекцией языковых ляпов, которые он встретил в фильмах, на рекламных щитах и в уличных объявлениях.

«Реклама и объявления показывают, что отношение к языку совершенно безобразное, люди не понимают, что это отношение к собственному сознанию. Идет незаметная для нас деградация, смешение понятий, – рассказал доктор филологических наук. – У меня есть в коллекции картинка, где в расписании поездов написано: «Адлер – Челяблер». Люди утрачивают способность к самоанализу и контролю над собой. Когда теряется уважение между людьми, к науке, к образованию, всё отражается в языке. «Унитаз – лицо хозяйки» – это реклама моющих средств. «Ноги – это ваше лицо» – реклама крема для ног. Можно представить, что у человека творится в голове!»

 

– Ну, в Калифорнии жарко…

– Вот! «Калифорния» – это помещение с калорифером. Видите, тут одновременно игра со звуком («калифорния» и «калорифер»), да и просто там жарко, как в Калифорнии! Или вот ещё пример: «стопари» у водителей – это что? Подсказываю: «включить стопари». Это задние фары, стоп-сигналы. Рабочие вообще не любят ничего заумного, отвлечённого, рационально построенного.

Они любят осязаемые образы либо нечто, созданное на основе языковой игры, с долей юмора. Есть целый ряд фразеологизмов, уподобляющих человеческий организм различным механизмам. Все они вышли из рабочей среды и многие хорошо нам знакомы. Например, «мотор барахлит» значит «сердце не в порядке». Или «шевели поршнями», то есть быстрее двигайся. «Трубы горят» – это все знают. Или вот ещё: «Замкнуть на массу». Что это, по-вашему?

– Даже не знаю…

– Оказывается, это значит «крепко уснуть»! «С левой резьбой» – так говорят о не совсем нормальном человеке. «Не на то заточен» – выражение, которое употребляется повсеместно, тоже вышло из рабочей среды. Там вообще очень уважительное отношение к тому, что сделано руками. Острый ум, меткий глаз и умелые руки – это рабочие ценят в человеке больше всего. А болтливость они не уважают – для таких людей у них есть слово «пустобрех».

Несмываемая грязь

– Знаете, а ведь есть мнение, что язык рабочих – это сплошной мат. А у вас все примеры вполне приличные.

– В языке нет ничего лишнего, и, видимо, нецензурная лексика нужна для того, чтобы быстро мобилизоваться в нужный момент. Бранный язык – это язык, использующийся на поле брани. Чтобы выжить в бою, ты должен собрать все силы и поэтому обращаешься к матери сырой земле – вот откуда слово «мат». Так что в критической ситуации уместно использовать подобную лексику.

И только в мужском обществе. Другое дело, когда на таком языке говорят в присутствии женщин. А уж если сама женщина матерится, то это признак распущенности. Мы, лингвисты, очень остро переживаем ситуацию, когда матерная речь становится повседневной нормой. Это необратимые вещи: грязь, проникшую в сознание ребёнка, уже не смоешь.

– Как вы относитесь к законодательному регулированию в сфере языка? Имеет ли смысл закон, запрещающий матерщину в СМИ?

– Я бы отнеслась к этой мере положительно, если бы она была не единственной. Нужен целый комплекс мер, включающий, например, пропаганду правильного русского языка и русской культуры вообще. Мы же говорим о культуре, а исходное значение этого слова – «возделывание».

Культура не может появиться сама по себе, её нужно взращивать, нужны целенаправленные усилия. Если мы ограничимся одними запретами, то получим обратный ожидаемому результат. Любые запреты порождают неприятие и усиливают агрессию, которой и так слишком много в нашем обществе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество