aif.ru counter
157

Через «цать» лет. Какое нас ждет будущее при таком настоящем?

Доцент кафедры новейшей истории ЧелГУ, член Ассоциации футурологов России Александр Фокин - как раз из таких.

Я, ишак или султан

 

Александр Фокин

 

 

– Футорология – довольно экзотическая область. Чем ее прогнозы отличаются от тех, что мы видим в фантастических фильмах или книжках?

– Экзотична она только на первый взгляд. На самом деле мы постоянно делаем прогнозы и пытаемся предсказать будущее. Взять хотя бы прогноз погоды: нам даже как-то некомфортно становится, если не услышим его в новостях. Государственный бюджет, который мы принимаем на целых три года, - это тоже не что иное, как попытка предсказать экономическое будущее. Все нормальные государства так делают.

Но прогнозы, которые нам предлагают авторы фантастических произведений, - чаще всего лишь их собственное мнение. Или допущение, которое они вводят для достижения художественной целостности или ради удачного сюжетного поворота. Мы можем прочесть, скажем, что через столько-то лет в России возродится монархия, хотя в реальности предпосылок для этого нет.

Футорология же опирается на вполне четкий инструментарий. Во-первых, это продолжение существующих тенденций, во-вторых, создание компьютерных моделей и, наконец, мнения экспертов. Самым достоверным считается математический метод, но и у него большая погрешность, так как нельзя учесть абсолютно все факторы.

Если мы вспомним, каким люди представляли будущее 40-50 лет назад, то увидим, что никто не предсказал появления мобильного телефона, скорее это был некий видеофон. Еще в конце прошлого века планшетный компьютер считался бесперспективным устройством, а сейчас он завоевывает мир.

Предсказывать, что произойдет через 100-150 лет в каком-то смысле гораздо проще, чем ближайшее будущее. Помните, как Ходжа Насреддин взялся за 25 лет выучить ишака читать Коран? «К тому времени либо я умру, либо ишак, либо султан».

– Тем не менее, есть ли какие-то научно-фантастические сюжеты, которые вам кажутся реальными через какое-то время?

– Конечно. Из последнего – проекты добычи полезных ископаемых в космосе. Земные ресурсы истощаются. Но на Луне обнаружены богатые залежи гелия-3, который, как нам обещают, станет основным источником энергии. Что чуть ли в баки машин будем его заливать. В метеоритах содержится большое количество редких металлов. Правда, пока не ясно, как это все будет добываться. Это из позитивных сценариев. Есть и негативные. Скажем, перебои с пресной водой. Вполне вероятно, этот ресурс, наряду с нефтью и газом, станет причиной серьезных конфликтов. Мы уже видим, как растет напряженность в странах Третьего мира, где нагрузка на природные ресурсы очень сильна, и как она передается странам Европы.

Не исключено, что скоро мы станем свидетелями, как разные технические устройства будут интегрироваться в человеческий организм. Например, телефонная гарнитура в ухо. А потом и сам телефон. Вместо клавиатуры – сенсорная татуировка на руке. Недавно компания «Гугл» представила очки, которые проецируют изображение с монитора прямо на сетчатку глаза. Настанет день, когда человек сможет подключаться к информационным сетям без компьютера. Понадобилась, скажем, школьнику формула или годы жизни Ивана Грозного. Он их раз – быстренько нашел. Не нужно ничего запоминать! Даже считать самому ничего не надо. Вводишь: один катет такой-то, другой такой-то, - и получаешь гипотенузу.

– Это что, по-вашему, хорошо?

– Это не хорошо и не плохо. Это просто по-другому. Изобретение печатного станка – это хорошо или плохо? До Гуттенберга огромные тексты на тысячи страниц школьники заучивали наизусть. Сейчас едва ли помнят «Бородино». Скоро совсем не будут помнить. С внедрением технологий будущего должен будет измениться сам подход к обучению человека, вся образовательная парадигма.

Уютный тоталитаризм

– В середине прошлого века, когда говорили «будущее», подразумевали что-то очень далекое, до чего еще дожить надо. Сейчас будущее вплотную приблизилось к настоящему. Мы уже пользуемся вещами, технологиями «завтрашнего дня». Нет ли опасности, что реальное будущее окажется совсем уж неожиданным и катастрофическим?

– Действительно, смена технологий стала очень быстрой, есть ощущение, что будущее становится все ближе. В связи с этим Элвин Тоффлер придумал такое понятие – «шок будущего». Стремительный прогресс ускоряет разрыв между поколениями. Пожилые люди едва справляются с пультом от телевизора, а дети осваивают компьютер раньше, чем учатся читать. То же и на уровне государств: технологически отсталые страны с каждым днем теряют шансы когда-нибудь догнать лидеров.

В то же время у людей нет четкого представления о будущем, чаще всего оно связано в основном с техническими достижениями. Поэтому в реальности оно действительно может оказаться совсем не таким, как мы ожидаем.

– Смогут ли машины, как нас пугают в фильмах, захватить власть над человечеством?

– Скорее всего, не машины захватят власть, а люди сами ее им подарят. Мы никогда ведь не прочь переложить как можно больше своих забот на кого-то другого. Кстати, уже тестируются такие холодильники, которые сами следят, чтобы продукты в нем постоянно пополнялись. Кончилось, допустим, молоко…

– Или пиво.

– Или пиво. Холодильник посылает сигнал в продуктовый магазин, приезжает курьер и пополняет запасы. И у вас всегда в доме свежее холодное пиво!

Восстание машин маловероятно еще и потому, что в ближайшее время вряд ли будет создан полноценный искусственный интеллект. Да, есть прорывы: роботы уже могут поддерживать разговор с человеком, – но до звания разумных им слишком далеко.

– Раз уж заговорили о власти, то вот такой вопрос. Со временем признаки тоталитарного общества менялись. Раньше была антиутопия оруэлловского толка, но сейчас, мне кажется, она уже не актуальна.

– Вообще есть две классические модели тоталитаризма: по Оруэллу и по Брэдбери. Соответственно, романы «1984» и «451 градус по Фаренгейту». Если в первом из них тоталитаризм – это Большой Брат, который следит за каждым нашим шагом и диктует свою волю, то во втором общество находится под уютным гнетом культа потребления и развлечений. Первый тоталитаризм мы более-менее победили, а второй… Сами можете судить. Гонка за телевизорами побольше, телефонами помоднее, просмотр сериалов и зависание в соцсетях. Это тоталитаризм не государственный, а корпоративный, когда нас вынуждают покупать все больше и менять одни вещи на другие.

Сейчас можно слышать и еще об одном тоталитаризме – сетевом. Благодаря социальным сетям государства и корпорации имеют доступ почти к любой информации о нас. С развитием «облачных» сервисов персональные данные вообще никак не будут защищены от кражи.

– В той же научной фантастике нам сулят вымирание традиционных государств и появление на их месте государств-корпораций. В общем-то, первые звоночки уже раздаются: Путин недавно предложил создать мегакорпорацию «по развитию Сибири и Дальнего Востока», которую хотят вывести из-под действия законов и подчинить лично президенту.

– С развитием телекоммуникационных технологий роль государства все более снижается – это факт. В некоторых случаях они даже мешают. Корпорации становятся все более гибкими и успешнее удовлетворяют потребности общества. По сути роль государства свелась к защите территории от внешних врагов и сбору платы за эту услугу. Никаких отличий от ЧОПа.

Что касается здравоохранения, образования и прочего, то частные учреждения давно справляются с этими задачами лучше государственных. Лучшие университеты мира – Оксфорд, Кембридж, Гарвард – являются коммерческими, власти не вкладывают в них ни копейки!

Но есть проблема: основная идея корпорации – это извлечение прибыли. Идея же государства – общее благо. Вот если сформируется нечто среднее, когда граждане государства-корпорации будут одновременно его акционерами и будут получать свою часть дохода… Но это вопрос не ближайшего будущего. Государства пока строго следят за сохранением своей роли в обществе.

Черви на второе

– Когда сбудется давняя мечта человечества о большом открытом мире без границ?

– В каком-то смысле эти границы уже открыты с помощью тех же информационных технологий. Мы можем получить доступ к любой информации, читать, скажем, «Нью-Йорк Таймс». Американцы, соответственно, без проблем читают «Аргументы и факты».

Но если говорить о возможности физически передвигаться, куда захочешь, то для этого необходимо определенное выравнивание. Как давления жидкостей в сообщающихся сосудах. Сейчас давление слишком разное. Представьте, что будет, если открыть границы прямо сейчас: мексиканцы массово хлынут в США, азиаты – в Россию, африканцы – в Европу. В странах Шенгенской зоны относительное равновесие достигнуто, именно поэтому граждане этих стран могут свободно передвигаться и жить, где захотят.

– Как, по-вашему, изменятся со временем формы общежития? Одни утверждают, что нас ждет всеобщая урбанизация, другие, наоборот, говорят о «мировой деревне».

– На примере Челябинска мы видим, как обе эти тенденции соседствуют. С одной стороны, появляются высотки, хоть и не небоскребы, а с другой – загородные поселки. Лично мне кажется, что так они и будут сосуществовать. Не думаю, что глобальная деревня возможна для всех. Население растет, а площадь суши остается прежней. Более состоятельная часть людей поселится за городом, на лоне природы, а остальным достанутся многоэтажки в мегаполисах. Почти как у Уэллса: морлоки, живущие в подземных катакомбах, и элои – обитатели лесов на поверхности.

– Население земли уже перевалило за семь миллиардов. При какой популяции нам станет нечего есть?

– Думаю, традиционное сельское хозяйство уже бы загнулось. Спасает использование новых технологий. При дальнейшем росте населения неизбежно подвергнутся пересмотру варианты питания. Говядина, баранина и вообще мясо станут таким же деликатесом, как черная икра. Им на смену могут прийти... черви. Или планктон. КПД от их выращивания значительно выше, чем от крупного рогатого скота.

Не исключено, что вместо полей, засеянных пшеницей, наши потомки будут наблюдать плантации водорослей в океане. И, как бы мы ни сопротивлялись, неизбежно использование в сельском хозяйстве генной инженерии. Хотя пока точно неизвестно, как модифицированные продукты влияют на организм.

– Много сейчас можно слышать о кризисе семьи. Что говорит футурология по этому поводу?

– Я думаю, что традиционная семья совсем не исчезнет, как нас пугают. Но появятся другие варианты семьи. Например, гостевые браки, когда муж и жена не живут постоянно вместе в одном доме. Или как в сериале «Друзья»: дружба между несколькими мужчинами и несколькими женщинами с половыми контактами.

Ну, и какое-то разрешение должна будет получить проблема однополых браков. В Европе она уже достаточно назрела, для нашей страны пока что не так актуальна.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах