aif.ru counter
340

Про пирожки с ливером за 40 копеек. Как работали и отдыхали

Фото: АиФ

Благодаря вашим письмам, давно минувшие дни наполняются настроением, мечтами, радостью и новым дыханием. Сегодня в нашей подборке - личные истории о труде и отдыхе в СССР.

За водкой плавали через Обь

Летом 1955 года мне было 17 лет. Я пришёл на работу на строительство по тем временам прекрасного и самого широкого городского моста через реку Терек во Владикавказе. Это была очень тяжёлая физическая работа для более чем 150 работников. Из техники было два примитивных бульдозера и два передвижных транспортёра для подачи бетонной смеси, был свой гвоздильный цех.

Но самое интересное, что меня поразило уже спустя 10-15 лет, - это буфет временного типа. В нём можно было купить пирожки с ливером за 40 копеек (кстати, очень вкусные) и при желании выпить кружку пива, прекрасного пива. Можно было выпить и малую толику водки, она стояла в 10-литровых стеклянных ёмкостях. Запрета не было. Однако я ни разу не видел кого бы то ни было даже в малейшем подпитии. Тогда быть пьяным даже вне рабочего места днём было стыдно. Тексты статей УК и указов на эту тему были вывешены в прорабках.

Дальнейшая моя жизнь была связана со строительством мостовых сооружений на Северном Кавказе, в Казахстане, Тюменской области, и я часто вспоминал тот буфет и поражался, какой героизм, находчивость и изворотливость, вплоть до комедийных ситуации проявляли наши работники, чтобы достать выпивку и банально и очень быстро напиться: 5-6 км шли пешком, переправлялись через реку Обь, покупали огромное количество алкоголя и возвращались назад. Я думаю, что никакой катаклизм не заставил бы их проделать то же самое с другой целью. Естественно, на следующий день эти люди уже не были нормальными работниками.

На мой взгляд, повальное пьянство на рабочем месте сыграло не последнюю роль в развале экономики СССР. Пьянство стало развиваться после 1956 года параллельно с идеями руководства страны по ослаблению гаек сталинского периода, ликвидации скота в частной собственности, а в брежневский и последующие периоды пьянство получило максимальное развитие и продолжается.

Валентин Васильевич Колпаков, Сосновский район, п. Полетаево

В отпуск пришёл пешком

В 1953 году служил я в Новороссийске. И вот в августе - долгожданный отпуск. Родителей у меня нет с детства. Думаю, поеду к тётке, на малую родину. Познакомился в поезде с попутчиками, едем, отношения доверительные. Утром остановка, станция Лозовая. В окно посмотрел - шагах в 20 огороженный досками умывальник. Проводник сказал, что стоянка 15 минут. Я бескозырку и форменку на чемодан, в руки полотенце, мыло, зубную щётку - и в эту загородку. Вдруг слышу шум колёс. Думаю, наверное, ещё поезд подошёл, а у самого на сердце тревожно. Выбегаю - нет моего поезда.

Так я остался в брюках и в тельняшке с голой головой. На минуту присел на рельс, оценил своё положение, встал и пошёл в комендатуру. Там послали в Харьков радиограмму, чтобы мой чемодан переправили в камеру хранения. Служебная книжка и деньги были у меня при себе. Сел на следующий поезд. Доехал до Харькова, выручил чемодан, еле успел на поезд, уже на ходу запрыгивал. От города Торопец до города Холм добирался на попутке. О дорогах говорить не приходится. Местами ехали, местами сами машину толкали.

От деревни Холм до моей деревни Заборье - 15 км, а дороги нет. Помню, была лесная тропинка, да где её найдёшь теперь,13 лет прошло. Сплошной лес. Знаю, надо идти на север - и пошёл. Слева родная река Ловать, она в Заборье моё течёт, но по берегу не пройти, река делает огромную петлю. И я пошёл лесом на север, ориентируясь по народным приметам. Небо в тучах, дождь идет непрерывно.

И вот путь мне преграждает бурный ручей. Вижу - поперек осина лежит, без коры, очень скользкая. Но надо же как-то перебраться на тот берег. Чемодан с размаху перебросил и ботинки тоже. А сам босиком пошёл по этому стволу. Знаю одно: поскользнуться нельзя - в этом ревущем потоке пропадёшь без вести, а в армии объявят дезертиром. Перебрался. Сколько ещё шел лесом, не знаю, наконец вышел на открытое место. Оказалось, это болото, покрытое водой. Прошёл вдоль, увидел еле заметную тропинку, а под водой проложены жерди через болото.

Вот так, нащупывая жерди под водой, перебрался на сухое место. Топаю в нужном направлении, дождь идёт, пью из лужи, а жажду не могу утолить. Так я устал, что ноги уже руками переставлял.

Но вот добрался я до родной деревни. А от неё осталось три дома. Дожди и грязь непролазная. Даже не смог на кладбище пройти, родных усопших проведать. Прожил у тётки три дня и приехал к месту службы на три недели раньше. Нагулялся.

Тимофей Богданов, Озёрск, постоянный подписчик «АиФ»

Дети боролись с засухой

Я 40 лет отработала в школе. И как было хорошо, когда дети жили в коллективе и всё делали дружно. Помните, была пятая трудовая четверть? На две недели уезжали мы с ребятами в подшефный совхоз. Три часа с утра - прополка или сбор овощей, а потом вкусные обеды, купание в реке, спортивные игры и танцы. Дети все вместе, и нет у них в головах дурных мыслей.

Хорошо помню середину 70-х годов. На Южном Урале была тогда страшнейшая засуха, сгорели все хлеба на полях, трава на лугах. Скот нечем кормить. Перед нами поставили задачу срезать те веточки с кустарников, на которых ещё зеленели листочки, чтобы хоть что-то спасти. Перед началом работы мы посетили животноводческую ферму, посмотрели на молоденьких телят, ребята были очень растроганы. И работали дружно!

90-е годы, к сожалению, разрушили всё, что было в школе хорошего. Прохожу как-то по школьному двору одной из школ, навстречу две девочки, одетые в короткие маечки, юбочки. Делаю замечание - а в ответ мат. Мне 80 лет, и болит у меня душа за внуков и правнуков. Когда в стране не помнят и перечёркивают прошлое - не будет и будущего.

Мария Алексеевна Полежаева, Магнитогорск

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах