52

Память потомков. «АиФ» ищет родных бойцов, погибших в 1941-м под Москвой

Живой свидетель

Имена и фамилии павших смогли установить члены поисковых отрядов «Поколение» (Электросталь) и «Надежда» (Коломна). Осталось найти родственников, чтобы они могли присутствовать на церемонии погребения. Здесь-то и потребуется помощь читателей «АиФ». Но обо всём по порядку.

- В деревне мы оказались в гостях у знакомых, - говорит командир поискового отряда «Надежда» Алексей Гуськов. - Местные жители рассказали, что в 1941 г. здесь недалеко был сбит наш самолёт, но, мол, на месте ничего не осталось, поскольку всё вывезли в 1942 г. И всё же мы решили обследовать указанное место. Очень скоро были обнаружены мелкие куски авиационного дюралюминия, авиационные механизмы. И главное - останки членов экипажа. В деревне живёт дедушка, которому в 1941 г. было 11 лет. Он рассказал, что в тот день над деревней летела девятка советских самолётов. Немецкие истребители на глазах местных жителей сбили последний из них. Из горящего самолёта выпрыгнул один парашютист. Селяне побросали лопаты (они копали картошку на огородах) и поспешили к месту, куда приземлился парашютист. Но вскоре туда прибыли красноармейцы, они оттеснили народ, а парашютиста увезли. Ещё старик рассказал, что спасшийся лётчик утверждал: в самолёте погибли два члена экипажа - 1920 и 1921 годов рождения. Удивительно, но мы не первый раз сталкиваемся с тем, сколько деталей хранит людская память. Скорее всего, годы рождения погибших мальчик слышал от взрослых. И запомнил. Забегая вперёд, скажу, что эта информация стала очень важной для установления имён погибших. Дело в том, что в Центральном архиве Министерства обороны информация по 1941 г. очень обрывочная. Потребовался год работы, чтобы установить точный день того воздушного боя - 12 октября 1941 г. В октябре в том районе были сконцентрированы очень крупные силы немецких танков для прорыва на Москву. Их-то и летела бомбить та самая девятка самолётов 321-го бомбардировочного авиаполка.

«Клаве посвящаю»

В действительности, как мы установили, из этой девятки сбит был не один самолёт, а три. Нужно было узнать историю каждого из трёх сбитых экипажей, чтобы понять, какой из них наш. Про один из экипажей я нашёл в архивах следующую информацию: «Младший лейтенант Фоменко, возвращаясь на свой аэродром, был атакован семью истребителями. Самолёт загорелся, в тяжёлой обстановке Фоменко спас жизнь своего штурмана и посадил горящий самолёт на своей территории». Получается, что это не наш экипаж, потому что здесь из троих человек спаслись двое. А у нас - двое погибших, это подтвердила и антропологическая экспертиза найденных останков. Про два других сбитых самолёта мы узнали, что из одного выпрыгнул пилот сержант Евграфов, а из другого - штурман Пётр Коптев. В нашем случае тоже выпрыгнул один человек, но как определить, был он штурманом или пилотом? Нам помогло то, что в ходе раскопок мы обнаружили бронеспинку сиденья штурмана самолёта, в которой зияла дыра от снаряда авиационной пушки. То есть в штурмана попал немецкий снаряд - выжить он не мог. Получается, выпрыгнул пилот, то есть сержант Евграфов. В дальнейшем наши предположения окончательно подтвердились, когда выяснилось, что у пилота Евграфова был штурман сержант Аваянц Вазген Александрович, 1921 г. р., и стрелок-радист Дмитрий Комлев, 1920 г. р. Года рождений сошлись с теми, о которых нам рассказали в деревне.

Примечательно, что погибшего Аваянца Вазгена Александровича разыскивали родственники. В архиве Минобороны есть запрос, но без обратного адреса. Известно лишь, что брат Аваянца - Ашот - жил в 1941 г. в Батуми на ул. Воровского, д. 5. Мы надеемся, что родственники погибших найдутся и смогут присутствовать на захоронении. Тогда наша задача будет выполнена полностью. Я вспоминаю, как недавно удалось найти дочь стрелка, погибшего в Новгородской области. Когда отец уходил на фронт, ей было две недели от роду. Сейчас - 70 лет. Это был тот редкий случай, когда вместе с останками мы обнаружили медальон, а на нём ФИО - Серьга Федот Аввакумович. Далее в архивах выяснили, что он родом с Украины. Подключили наших коллег из этой страны. Им-то и удалось разыскать дочь.

Мы не рассчитывали, что пожилая женщина двинется в путь. Но она приехала уже через несколько дней. Упала на могилу: «Здравствуй, папа!» Потом высыпала привезённую с Украины землю. А десять лет назад в Ленинградской области вместе с останками лётчика обнаружили орден Красной Звезды, на обратной стороне которого было нацарапано: «Клаве посвящаю». Удалось установить личность пилота - лейтенант Павел Мельников, а потом найти его жену - Клаву. Все эти годы она любила и ждала без вести пропавшего мужа. И наконец получила от него прощальную весточку.

О судьбе нашего экипажа хотел сказать, что спасшийся в октябре 1941 г. пилот сержант Николай Евграфов в ноябре того же года был награждён орденом Красного Знамени, а в 1942 г. погиб. Всего же из той девятки самолётов, что видели в небе жители деревни, в войну выжили два человека. Два человека из двадцати семи (в каждом экипаже по три человека). До наших дней они не дожили.

От редакции. Полный список бойцов (6 имён), чьих родственников разыскивают поисковики, на сайте www. aif.ru. Отклики присылайте по адресу: 107996, Москва, ул. Электрозаводская, д. 27, стр. 4, или по электронной почте letters@aif.ru с пометкой «Битва за Москву».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах