aif.ru counter
51

В поисках «Сколкова»: наскольно реален российский инновационный проект?

Инновациями занимался ещё Архимед, настроивший в родных Сиракузах кучу подъёмных механизмов и придумавший метательные машины, которые забрасывали римские войска камнями. Но мир с тех времён намного усложнился. И путь от идеи, пришедшей в голову изобретателя, до продукта на полках магазинов очень длинный. На этом пути неизбежно появление форм сотрудничества, в котором заинтересованы все стороны, а в итоге выигрывает ещё и общество: жизнь становится удобнее, её качество улучшается, больше времени остаётся досугу - все довольны. Собственно, «Сколково» ради этого и создавался. Но это в идеале. Так работают инновации в США, Германии и Гонконге. А мы-то знаем, что у России своя специфика.

     

Пять деревень

«Каждая современная страна должна заниматься инновациями. Если этого не происходит, страна не может считаться развитой», - говорит управляющий директор «Сколкова» Стивен Гайгер. Он американец, работает в России с 90-х, а недавно участвовал в инновационном проекте в Абу-Даби (ОАЭ). Теперь входит в руководство российской «Кремниевой долины». Стивен выглядит идеалистом: «Как вернуть российских учёных из-за границы? Надо создать привлекательную научную среду, и они сами вернутся. Это сработает в России, потому что работает в других странах - в ОАЭ и Катаре, например». Он, видимо, не догадывается, что не только из-за низкой зарплаты и устаревших приборов наши молодые специалисты «валят» за рубеж. Нет смысла спрашивать его, что будет делать такой возвращенец, когда его жена и дети попадут в ДТП с участием топ-менеджера крупной нефтяной компании. Или просто неудачно выйдут вечером погулять. В конце концов, Стивен судит так: «Вернулся русский - прекрасно. Но если приехал иностранец, который здесь сотрудничает, делится знаниями, то тоже хорошо. Разницы нет. Главное, что Россия получает полезные знания и опыт».

Сейчас на том месте, где появится наша «Кремниевая долина», грубо говоря, чистое поле. Согласно проекту, через 2-3 года здесь вырастут пять своеобразных деревень, объединённых в город. Именно по пяти направлениям (или кластерам) разделяется научная деятельность «Сколкова»: ядерные технологии, биомедицина, энергетика, космос и информационные технологии. В городе, согласно плану, будут университет, технопарк, лаборатории, жилые дома. Его население составит 45 тыс. человек, из них постоянно проживать на данной территории будут 30 тыс. Общая стоимость проекта оценивается в 120 млрд руб. И деньги из казны на нашу «Кремниевую долину» пошли уже с прошлого года, а в текущем, по словам Стивена Гайгера, бюджет фонда составил 24-25 млрд руб.

Получается, что на виртуальный проект выделялись вполне реальные деньги? «Есть два аспекта "Сколкова", - поясняет управляющий директор. - Физический - это строительство города. Но есть и нефизический, которым мы постоянно занимаемся. Это всякие юридические действия, внесение поправок в законы, создание партнёрств с иностранными университетами и корпорациями. А учёные уже сейчас могут работать с зарубежными коллегами, не дожидаясь строительства зданий и лабораторий, - технологии позволяют. Да, в этом смысле «Сколково» - пока виртуальный проект».

Вопрос, не случится ли так, что деньги в конце концов украдут, а бюджет «попилят», удивляет американца. «Посмотрите на попечительский совет фонда. Его возглавляет президент вашей страны. В других руководящих органах «Сколкова» половина членов - иностранцы, серьёзные люди, представляющие ведущие мировые компании. Они никогда не станут рисковать своей репутацией».

     

Вопрос выбора

Какой же реальной, практической пользы от иннограда ждать простым налогоплательщикам, нам с вами? На данный момент в «Сколково» принято 155 участников - компаний, которые получат финансирование, налоговые и прочие льготы. К концу года их число вырастет до 250. Любопытно, что Стивен Гайгер на просьбу назвать наиболее запомнившийся проект первым делом упомянул искусственные клапаны сердца - те самые, о которых «АиФ» неоднократно писал с начала 2010 г.

«Администрация «Сколкова» - не чиновники, а коллеги, вот что важно, - делится мнением разработчик этих клапанов Александр Самков, кандидат технических наук. - У них работа с компаниями построена на современных принципах партнёрства. Чего я сам жду от сотрудничества? Мы ведём исследования мирового уровня, но о них мало кто знает - нужна «узнаваемость». Эти клапаны необходимы сотням тысяч людей в мире, и мы рассчитываем, что выведем исследования и коммерциализацию на международный уровень».

Вот навскидку ещё тройка примеров того, над чем собираются работать в «Кремниевой долине»: разработка компьютерных программ по распознаванию речи; создание батарейки с 10-летним сроком службы на основе ядерных реакций; разработка препаратов, способных замедлять процесс старения. Перечислять можно долго, но далеко не всегда за научной терминологией понятно, о чём идёт речь и какую пользу принесёт этот проект, скажем, через 20 лет.

В России пока нет спроса на инновации - легче качать нефть и газ. И в этом ещё одна расхожая претензия к «Сколкову»: дескать, будет простаивать ваш инноград, пока бурьяном не порастёт. «Знаете, это вопрос личного выбора: хочешь ты процветания для своей страны или нет, - говорит Стивен Гайгер. - И, слава богу, у вас есть люди, которые понимают необходимость инноваций, я много их видел».

Ну точно идеалист. Хотя нашу науку, как известно, двигают именно такие.

      

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество