aif.ru counter
56

Они провожают и встречают космонавтов в небе

Лётчики авиационной войсковой части, расквартированной в Троицке, практически обо всех этапах космической эры знают не понаслышке. Их вертолёты - непременные спутники всех звёздных стартов и приземлений, начиная от полётов космонавтов гагаринского призыва и до встречи очередного экипажа МКС в дни, когда этот материал готовился к печати.

Свой профессиональный праздник - День космонавтики - военные лётчики будут встречать на боевом посту, обеспечивая очередной этап полётов к Международной космической станции. И так бывало очень часто на протяжении всех 48 лет истории полка.

Этот вертолётный полк сформирован в 1963 году. Уже после первых запусков пилотируемых космических кораблей в Советском Союзе возникла необходимость в создании специализированной поисково-спасательной службы, которая могла бы контролировать процесс запуска, вплоть до выведения на орбиту, а также последний, заключительный этап полёта. Взлёт и посадка - самые сложные и ответственные моменты у авиаторов. Точно так же и в космонавтике. И на лётчиков из Троицка была возложена задача по обеспечению безопасности космических экспедиций на начальном и конечном этапе.

Под контролем...три Франции

В момент выведения на орбиту, а также при посадке поисково-спасательный вертолётный полк держит под своим контролем значительную часть Казахстана, от границ с Россией и до Аральского моря, а также Оренбургскую область. Условным центром этого полигона размером чуть ли не в три Франции является космодром Байконур. Между прочим, за полвека космической эры лишь дважды космонавты приземлялись за пределами этой территории. В 1961 году Юрий Гагарин совершил посадку в Саратовской области, а ещё через несколько лет Алексей Леонов и Павел Беляев сели в глухой пермской тайге.

Автору этих строк на борту военного вертолёта несколько раз доводилось встречать и провожать российских и зарубежных космонавтов, стартовавших с космодрома Байконур и совершавших посадку в безлюдных казахстанских степях. Рука так и потянулась написать избитый штамп советских времён - «мягкую посадку». Увы, она далеко не всегда бывает такой. Любой резкий порыв ветра или, к примеру, система торможения сработает на доли секунды раньше или позже - капсулу с космонавтами о Землю так ударит, что мало не покажется. Удар аппарата со скоростью 7 метров в секунду считается штатным, а нередко родная планета принимает в свои объятия космических путешественников со скоростью втрое, а то и вчетверо большей.

- Тут главное - сгруппироваться и сжать челюсти покрепче, - рассказывал космонавт, дважды Герой Советского Союза Александр Александров, с которым мы однажды летели на одном борте к месту посадки. - Можно и язык основательно прикусить, и получить более серьёзную травму. О таких случаях мало кому известно, но они были.

Обычно вертолёты поисково-спасательного полка садятся неподалеку от спускаемого аппарата. Специалисты, которые летят на этих бортах, открывают капсулу и помогают космонавтам выбраться на волю. Их состояние прямо зависит от времени полёта. Если экспедиция была кратковременной, члены экипажа без посторонней помощи выбираются из спускаемого аппарата, разговаривают, а потом направляются в специальную палатку, которая разворачивается здесь же, и проходят первичный медицинский осмотр. Если полёт был длительным, несколько месяцев, полгода или даже больше, вид у космических путешественников не такой бравый. Их ведут под руки. Говорят, что наши ребята в этих случаях выглядят более свежо, нежели американцы. Видимо, у нас физической подготовке перед полётом уделяется большее внимание.

А уж состояние космических туристов после посадки кроме жалости никаких других эмоций не вызывает. И это при том, что они вполне здоровые люди. Ведь больных в космос не посылают ни за какие деньги.

Все общаются по-русски

Радиопереговоры лётчиков и космонавтов начинаются на высоте примерно 9 километров, когда спускаемый аппарат начинает торможение при помощи парашютной системы. Последующие 15 минут, вплоть до приземления, лётчики общаются с экипажем. Тематика разговоров регламентирована. Поисковики интересуются здоровьем космонавтов, самочувствием. А потом подробно информируют экипаж об условиях посадки: месте приземления, температуре воздуха, направлении и скорости ветра. Сказать всегда есть что.

- На анекдоты времени не остаётся точно, - рассказывал в одной из бесед полковник запаса Анатолий Михалищев, долгое время командовавший вертолётным полком, встречающим космонавтов. - Так иногда перекинемся какой-нибудь шуткой. И чего греха таить, в радиообмене космонавтов с поисковиками может проскочить крепкое словцо. Наши специфической лексикой пользуются относительно редко, иногда, как говорится, для связки слов. А вот американские астронавты при подготовке к полёту, вероятно, изучают русский язык очень уж основательно. И, как говорили Ильф и Петров, парламентские выражения они активно перемежают с непарламентскими, отдавая последним явное предпочтение. Вспоминаю, как несколько лет назад была совершена не очень уж мягкая посадка. Космонавтов приложило о Землю настолько сильно, что американец в сердцах отпустил в эфир такую цветистую тираду, с обилием придаточных и междометий, что даже мы, военные лётчики, слышавшие на своём веку всякое, покраснели до самых ушей и смущённо переглянулись.

Как известно, без шутки и весёлых моментов не бывает ни одного по-настоящему серьёзного дела. А военные лётчики из Троицка, по выражению ещё одного космонавта, дважды Героя Советского Союза Петра Климука, выполняют задачу, значение которой невозможно переоценить. И все космонавты чрезвычайно ценят их самоотверженность и преданность общему делу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество