aif.ru counter
540

Терапевт с душой поэта: в гостях у «АиФ Челябинск» Кирилл Ратников

Биография его изначально складывалась, самым что ни на есть солнечным образом – со дня своего рождения поэт двигался с Востока на Запад: на свет он появился в Красноярке, затем некоторое время вместе с родителями жил на территории Астаны, а после по служебному долгу своих ближайших родственников, тогда ещё юный Кирилл перебрался в Челябинск.

Два красных диплома – две кандидатские

- Как так получилось, что практически из самого сердца страны, 30 лет тому назад вы попали в южноуральскую столицу?

- За это я могу благодарить свою судьбу, родителей и политику Советского правительства, которое так заботилось об обеспечении научно-педагогическими кадрами российских ВУЗов. Ибо именно благодаря тому, что моих родителей перевели на работу в местную медицинскую академию, сегодня я считаю себя челябинцем. Молодость моя пришлась на резкую смену эпох – я ещё помню Брежнева, я ещё помню пятилетку больших похорон, когда советские лидеры один за другим отходили в мир иной. В те времена перестройки, было модно ругать Ленина, повязывать тряпки на его бюст. Над ним всячески смеялись, звали его «лысым Бобкой» и «господином Крупским», - я прошёл через это, как, наверное, большинство людей моего поколения. В комсомол, как и стоило ожидать, меня приняли с большим трудом, учитывая такой диссидентский образ жизни - с партийностью у меня всегда были сложные отношения, раскрашенные в иронические тона.

- Но это не помешало вам стать дипломированным медиком?

- Когда в девяностом году стало ясно, что имперских границ государству не удержать, я оставил свою детскую мечту о филологическом образовании в Таллине. Тем более, что родители вовремя вразумили – ведь тогда никто не знал, сойдут ли в будущем «на нет» цензурные гонения, а медицина, это всё же то, в чем люди будут нуждаться и при коммунизме, и при капитализме, и при феодальном обществе. Сейчас, когда студенты меня спрашивают о минувших временах, я говорю им, что молодость моя прошла по больницам. Они, конечно, сочувственно кивают, мол, здоровьишко слабое. Ан, нет. Просто первое полученное мною образование подразумевало постоянную практику в различных медицинских учреждениях. Спустя шесть лет обучения я вышел из дверей академии с красным дипломом терапевта - звание педиатра (единственной альтернативы) было не по мне. Ведь детских больниц меньше, подобные специалисты не так востребованы, и опять-таки к той же самой ребятне особый подход нужен.

- Не любите детей?

- Нет, к ним я очень хорошо отношусь. Кстати, и свои ранние годы я вспоминаю с особой теплотой, по сей день. Ведь именно тогда и формируется стержень человека, а я тому реальный пример во крови и плоти. Когда мне было лет 13, я повадился читать книги - благо их было очень много в домашней библиотеке. Поначалу я отдавал предпочтение стихам - в них было меньше слов, и сборники можно было быстрее прочитать. Это уже спустя немного времени, надо мной начало довлеть очарование рифмы, ритма... Когда же я сам сделал первые робкие шаги на стезе стихосложения, во мне зародилась абсолютная уверенность, что в тот миг я нашел увлечение на всю оставшуюся жизнь. Первое стихотворение, которое я публикую в своих сборниках до сих пор, как раз относится к возрасту тринадцати лет.

- Какая же тропа привела вас в ряды преподавателей?

- Когда я начал искать в Челябинске ВУЗ, который бы мог удовлетворить мои литературоведческие и литературные интересы, внимание мое привлек Челябинский Государственный университет, где в те времена уже существовал филологический факультет. Поступил я туда на заочное отделение, а так, как медицинского образования я не избежал, но учиться ещё шесть лет на филологическом не хотел, то решил закончить его экстерном. Дошло до того, что у моих бывших однокашников, с которыми я когда-то сдавал вступительные экзамены, я через два года принимал зачеты.

Параллельно с этим я проходил обучение в аспирантуре, готовил диссертацию, которую защитил в 99-ом году по специальности иммунология, аллергология. В том же году я защитил и филологическую диссертацию. Так я стал первопроходцем – филологом в первом поколении в семье.

Халат на гвоздь

- И вы навсегда забросили медицину, которой посвятили столько лет своей жизни?

- После защиты диссертаций передо мной встала самая настоящая дилемма: я мог пойти по дороге практического здравоохранения или по пути филологической науки. Но я всё же отдал предпочтению искусству, о чем не жалею до сих пор. Тем более, что с октября 1998 года я был принят на работу в ЧелГУ где и по сей день тружусь в качестве доцента кафедры журналистики.

- А, как же творчество?

- Я очень много пишу – практически каждый день. Ведь каждый из них уникален, а сохранить его можно либо на фотопленке, либо в качестве даты под литературным текстом. Поэтому сейчас в моих архивах хранятся десятки тысяч снимков, несколько сотен стихотворений, многие из которых, кстати, опубликованы. Но, честно говоря, я уже потерял счет количеству своих сборников. По-моему, их четырнадцать. Сейчас готовится ещё одна книга стихотворений, но надеюсь, что со временем я смогу раскрыть свои силы и в области повествовательной прозы.

Герой (не) нашего времени

 

- Неужели у вас хватает сил и времени на всё это?

- Да, и более того - у меня есть и ещё одна страсть – история. Дело в том, что литература отражает в слове портрет времени, потому-то иногда я с огромнейшим удовольствием читаю стихи, написанные может быть далеко не совершенным языком. Время, которое просматривается через строчки, словно приближается... Ели бы я мог родиться раньше - не в 1973, а в 1773 я бы с благодатью принял от неизвестных сил эту неравноценную рокировку. Ведь перед моими глазами прошла бы эпоха Екатерины II, молодого Пушкина, войны 12-го года. Мне интересна история общественной мысли того времени, ещё и потому, что в те времена люди освобождались от власти стереотипов, от обязательной жесткой религиозной веры, от тяготения монархической идеологии. В ту эпоху они понимали, что есть другие более свободные формы проявления жизни. И, в конце концов, тот период, на мой взгляд, более эстетически привлекателен – только вспомните костюмы XVIII века: военные мундиры русской гвардии, пушкинский крылатый плащ, сюртук, цилиндр. Это настолько прекрасно выглядит на фоне современной безликой джинсы китайского или американского ширпотреба… Однако в современном мире все же рассыпаны свои кусочки неподдельного золота – нашему веку я благодарен за его технические изобретения – фотоаппарат это конечно чудо – нажимаешь на кнопку и этот день сохранен навсегда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах