aif.ru counter
16.04.2014 16:46
5947

Понимать по-евразийски. Какой язык надо учить, чтобы быть востребованным

АиФ-Челябинск №16 16/04/2014
фото Александра Фирсова / АиФ

Основатель факультета Евразии и Востока Челябинского госуниверситета, член Российской Академии международных исследований кандидат философских наук Галина САЧКО уже давно знает, что ставку надо делать на Восток. Когда-то коммунистка, она стала убеждённой последовательницей евразийства, о котором сейчас так много говорят.

150 и без граблей

- Это правда, что первой вашей работой стало преподавание в школе Муслюмово?

- Так как я окончила пединститут с отличием, у меня было право выбора - или совхоз «Россия», или село Султаново с работой в Муслюмовской школе. Съездила и туда, и туда и выбрала Муслюмово, потому что рядом была автострада до Челябинска. Конечно, тогда я и понятия не имела о кыштымской аварии, и в итоге работа там всё-таки отразилась на моём здоровье. Преподавала я русский язык и литературу, и первые сочинения произвели на меня незабываемое впечатление! Детишки в основном были из башкирских семей и слабо владели русским языком. А я вся такая была в высоких материях, готовилась к кандидатской по марксистско-ленинской философии.

- И в ту пору уровень подготовки в сельских школах оставлял желать лучшего?

- Честно говоря, да. Но я старалась. Подружилась с детьми, многих впервые вывезла в Челябинск, показала музеи, театры. Так как своим видом (девушка, которую вечно можно видеть то в библиотеке, то с книгой в руке) я выбивалась из общей массы, меня выбрали комсомольским пропагандистом села. Кстати, благодаря этому обо мне появилась и первая публикация - в местной газете.

- Как же совмещалась такая приверженность марксизму-ленинизму с тем, что вы позднее стали читать самиздат?

- А-а, это вы про тот период, когда я была в аспирантуре в МГУ? Очень даже совмещается, потому что аспиранты по научному коммунизму были самые диссидентствующие люди в стране. По той простой причине, что должны были не только заниматься идеологической работой, но и уметь отвечать критикам. Мы как раз были менее зашорены, чем остальные, знали, что о нас говорят на Западе. Жили мы тогда в общежитиях МГУ, что располагаются в крыльях знаменитой высотки. Как проверенных, нас селили со студентами из самых что ни на есть капиталистических стран и тех социалистических, что считались «неправильными» - Польша, Югославия. Помню, именно в ту пору я прочитала «Доктора Живаго».

- Не породил ли у вас самиздат впечатления, что не всё так гладко?

- Мы знали все недостатки системы, но не ужасались этому. Это же и есть диалектика: минусы соседствуют с плюсами. Потом, увы, всё поменялось. Я до сих пор помню фразу одного студента-югослава: «Когда мы вас критикуем, это понятно, но мы не понимаем, когда вы сами себя оплёвываете!» Я согласна: это всё равно, что мать ругать при посторонних.

- Вам не кажется, что история повторяется? Многие теперь говорят, что времена холодной войны возвращаются.

- Вы же знаете, что если история и повторяется, то по такому принципу: сначала это трагедия, а потом лишь фарс. Некие параллели есть, потому что вырастает новое поколение и наступает на одни и те же грабли. Вот если бы мы жили по 150 лет, возможно, и не было бы таких повторов. Идёт скорее III мировая война, но информационная. Сейчас обострение этой войны, а вообще всё это будет тянуться ещё долго.

Любавы и Фатимы

- Вы основали факультет Евразии и Востока. Евразийство сейчас в моде. То есть вы уже тогда не хотели становиться ни западником, ни славянофилом?

- Я была коммунисткой, когда рухнул СССР, а с ним и вся моя жизнь. И мне понадобилось несколько лет, чтобы прийти в себя, подумать над тем, что произошло. Я познакомилась с евразийцами, которые и привлекли меня тем, что не были ни западниками, ни славянофилами, а старались взять лучшее от каждой из сторон. Евразийство появилось в 1917 году, когда рухнула другая империя - Российская. И это течение начало вновь подниматься после 1991 года. Потому что всё большему числу людей понятно: мы не Европа в чистом виде, как думают западники, но и не православное славянское государство, как верят славянофилы.

Взять, к примеру, такую мощную составляющую нашей страны, как общение с тюрками. С древних времён мы с ними то воевали, то уживались - то мы брали их жён, и у нас потом рождались Любавы, то они наших, и там появлялись Фатимы. Чаадаев, Тютчев, Карамзин, Тургенев, Кутузов, Булгаков, многие другие - все они имели тюркских предков. И язык наш можно назвать славяно-тюркским. Кто не верит, пусть зайдёт в церковь и послушает - вот там говорят на славянском языке. Многое ли там можно понять?

- А в чём конкретная польза от этого течения? Не лучше ли воспользоваться уже проверенными методами?

- Знаете, в своё время евразийцы из числа эмигрантов были чуть ли не единственными, которые не считали, что СССР надо непременно уничтожить. Увидели не только его минусы, но и плюсы. Например, им очень нравилось, что человек может с самого низа добраться до самых вершин власти. Кстати, так случилось и со мной. Ведь в своё время я оказалась среди 33 женщин, выбранных в ЦК. Кроме того, в советский период впервые был применён метод планирования экономики, а сейчас под другим названием - экономическое регулирование - это неотъемлемая черта всех самых развитых стран.

- Вероятно, вам наиболее эффективным кажется опыт Китая, который воплотил многие принципы, о которых говорили евразийцы, хотя сам является чисто восточной страной.

- В точку. Я когда читала недавно материалы последнего съезда КПК, поражалась, насколько всё похоже на то, о чём мы когда-то говорили на нашем 28-м съезде. Но мы только говорили, а они всё воплотили. И в итоге сейчас весь мир поворачивается к Востоку.

Оман без обмана

- Получается, без работы точно не останутся те, кто может иметь дело с Востоком? Скоро время поступления в вузы. И абитуриенты, их родители стараются найти такую специальность, чтобы гарантированно потом иметь кусок хлеба.

- Я бы сказала, это гарантировано тому, кто знает китайский, японский, турецкий, арабский языки. Когда я создавала этот факультет, на меня смотрели как на городскую сумасшедшую. Здесь ведь готовят не только лингвистов, но специалистов по международным отношениям, востоковедов. Мне говорили: международные отношения и Челябинск? Ты о чём вообще? Но жизнь всё расставила по своим местам.

К примеру, наша выпускница Анна Решетун-Беликова родилась в небольшом посёлке, а сейчас заместитель руководителя редакции интернет-вещания на арабском языке в Москве. Рассказывала, что ей пришлось выдержать пятичасовое собеседование, чтобы получить эту должность. Причём на арабском!

А Анастасия Загорская стала помощником посла Омана в России. Александра Апанович - специалист по связям с общественностью в посольстве Катара. Как-то приехали в Челябинск японцы, так благодаря нашей Татьяне Греховой, директору челябинского Международного центра торговли, удалось встретить их, подготовить необходимые материалы. Гости очень были удивлены, что в нашем городе есть говорящие на японском.

- Но я заметил, что многие работают далеко за пределами региона.

- Да, к сожалению, в Челябинске не всегда можно найти работу по специальности. Может, в будущем положение изменится. Если откровенно, мне очень нравится Южный Урал, но не Челябинск. Область с её природой нам дана Богом, а вот город… Слишком много безликих домов, а такие дома - это как безликие люди.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество