aif.ru counter
373

У лёгкой промышленности Южного Урала продолжаются нелёгкие времена

В пресс-центре «АиФ-Челябинск» прошла пресс-конференция, посвящённая Дню работников текстильной и легкой промышленности. Участники рынка признались, что по-прежнему актуальны проблемы повышения конкурентоспособности продукции и профессионализма.

Фото А.Фирсова / АиФ

В пресс-центре «АиФ-Челябинск» прошла пресс-конференция, посвящённая Дню работников текстильной и легкой промышленности. На современном уровне развития рыночных отношений перед отраслью текстильной и легкой промышленности ставятся все более ответственные задачи. При этом по-прежнему актуальна проблема повышения конкурентоспособности продукции, импортозамещения, профессионализма персонала.

Участие в пресс-конференции приняли:

- Немтина Ирина Александровна, заместитель руководителя Челябинскстата

- Персидская Анна Юрьевна, к.х.н., ректор Международного института моды и бизнеса, председатель Ассоциации производителей школьной формы Челябинской области, директор швейной фабрики «КРАССА»

- Захарчук Валерий Георгиевич, генеральный директор ЗАО «Пеплос»

- Силин Денис Юрьевич, директор ООО ТД «Леди прима»

- Малиновский Владимир Станиславович, генеральный директор группы предприятий «Копейской швейной фабрики»

- Пушкарёва Инна Игоревна, директор челябинского техникума текстильной и лёгкой промышленности

Представляем Вашему вниманию сокращённую версию стенограммы мероприятия.

Давайте начнём с цифр, которые для нас подготовил Челябинскстат. Ирина Александровна, озвучьте, пожалуйста, ситуацию в отрасли регионального легпрома в цифрах.

Немтина И.А.: Удельный вес текстильной и швейной промышленности в Челябинской области (а также производства изделий из кожи и производства обуви) в общем объёме отгруженных товаров невелик и составляет порядка 0,3% по каждому виду. На начало текущего года в регионе зарегистрировано 424 юрлица, занимающихся текстильной и швейной промышленностью; 46 юрлиц, занимающихся производством обуви и изделий из кожи, а также 629 индивидуальных предпринимателей, которые занимаются текстильной и швейной промышленностью. Среднесписочная численность работников в этих организациях составляет 6,5 тыс. человек. Это 2% от общей численности южноуральцев, работающих в обрабатывающих производствах. В последние три года в области наблюдается тенденция к снижению объёмов производств в текстильных и швейных производствах. В производстве изделий из кожи та же ситуация, правда она настала чуть позже. Так, в прошлом году объём отгруженной текстильной и швейной продукции составил 3 млрд рублей. Это на 2,2% меньше, чем в 2013 году. Объём отгруженных изделий из кожи и обуви составил 2,7 млрд рублей. Это на 12% меньше, чем в 2013 году. В 2014 году изготовлено 84 тысячи погонных метров ткани, 504 тысяч штук бельевого трикотажа, 266 тысяч штук верхнего трикотажа, 3 млн пар обуви, 14 тысяч пальто, 120 тысяч костюмов. Достаточно ли этого на всю область? Скорее нет, чем да. Напомню, что население области на 1 января 2015 года составляло 3 млн 497 тысяч человек. 15-17% их них - это дети до 14 лет, которые быстро растут и которым постоянно нужны новые одежды и обуви. Стоит также напомнить ситуацию в региональном легпроме в девяностые годы. Тогда у нас ежегодно производилось 14 млн погонных метров ткани (в 170 раз больше, чем сейчас) и 15 млн пар обуви (в пять раз больше). Основным фактором, отрицательно влияющим на развитие отечественного производства текстиля, швейных изделии и кожгалантереи является конкуренция со стороны зарубежных производителей. Этот фактор отмечают 60% руководства предприятий легпрома на Южном Урале. В 2014 году в область из-за рубежа привезено текстиля и обуви на сумму 24 млн долларов, из них 84,5% - это товары из стран дальнего зарубежья. Большинство производственных мощностей по выпуску одежды и обуви в регионе не загружены полностью. Например, по выпуску трикотажных изделий загружено 86%, по обуви – на 74%. Определённый вклад в развитие регионального легпрома вносит малый бизнес, производящий практически весь объём изделий. На долю малых предприятий также приходится 90% областного производства чемоданов и дамских сумок, 77% обуви, 30% головных уборов и т.д.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

По данным Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, лучше других сейчас себя чувствуют организации, обрабатывающие древесину и производящие изделия из дерева, а также добывающие топливно-энергетические полезные ископаемые. Худшая ситуация на предприятиях, производящих текстильную и швейную, а также целлюлозно-бумажную продукцию. Так ли уж плохи дела на предприятиях области, производящих текстильную и швейную продукцию?

Персидская А.Ю.: В советском союзе доля текстильной промышленности в общем производстве составляла 20%. Это была очень солидная цифра. Сегодня легпром в принципе никому не интересен. Да, Китай «душит» нас своей продукцией. Всё усложняется тем, что китайские производители вышел из подполья: их предприятия укрупнились, зарплата у них выросла, им уже невыгодно работать с небольшими партиями одежды. Я называю Челябинскую область «второе Иваново»: у нас очень много небольших предприятий с численностью от трёх до пятнадцати человек. На мой взгляд, у нас есть возможность развивать швейную промышленность за счёт мелкосерийного производства.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Захарчук В.Г.: На сегодняшний день у нас фактически отсутствует текстильная промышленность. Нам негде брать сырьё. По стране осталось два-три комбината, которые что-то могут делать. Приходится покупать сырьё за границей – в Китае, в Турции. В этом плане мы зависим от курса доллара, поэтому держать низкие цены на свою продукцию не можем. Когда у нас появится российское сырьё – большой вопрос. Третий год наблюдаем мировую тенденцию – спад производства мужских костюмов, люди переходят на casual. Это объясняется отчасти падением платёжеспособности: у людей просто стало меньше денег. Мы рассчитывали, что нам поможет введение школьной формы. Но вместо того, чтобы вырасти, наши объёмы начали падать. Почему? Во-первых, во многих субъектах Российской Федерации­ стали продвигать школьную форму местных­ производит, а нас стали выдавливать. Во-вторых, наш челябинский рынок заполонил более де­шевый контрафакт что рынок заполонил контрафакт. О том свидетельствует количество тех же конфискатов в области. Челябинскстат озвучил цифры по продукции, привезённой из-за рубежа. Но то официальные цифры, а по неофициальным данным привозится на два, а то и три порядка больше. В марте мы создали региональную Ассоциацию производителей школьной формы, в неё вошли три предприятия – мы, «КРАССА» и Миасская швейная фабрика. Мы сделали 12 контрольных закупок школьной формы. В итоге поняли: всё, что сегодня предлагается школам, стопроцентный контрафакт. Одежда для детей на соответствует никаким техрегламентам, она сплошь состоит из синтетических волокон, которые недопустимы в составе детской одежды вообще! Наша основная задача – противодействие контрафакту и цивилизация рынка. Глава региона Борис Дубровский нас поддержал, но ни Минобр, ни Минэкономразвития сотрудничать с нами пока не начали.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Ударил ли новый экономический кризис по лёгкой промышленности Южного Урала?

Силин Д.Ю.: Кризис на нас повлиял точно так же, как и на всех других поставщиков и производителей, потому что абсолютно весь объём сырья завозится из-за границы – из Китая, Турции, Пакистана и некоторых европейских стран. Поэтому наша себестоимость растёт пропорционально курсам. Видя, что покупательская способность снижается, мы придумали новый ход. Теперь вместо того, чтобы покупать целый комплект постельного белья стоимостью около 6-7 тысяч рублей, покупатель может купить отдельно наволочки, простыни и пододельяники. За один предмет можно заплатить от 100 рублей до 1500. Сегодня штучный ассортимент стал драйвером роста наших продаж. Отмечу, что на рынке постельного белья тоже вал контрафакта. Мошенники предлагают контрафакт даже под нашей торговой маркой, поэтому покупатели должны быть бдительнее. На уличных развалах, на остановках иной раз продают комплекты постельного белья по 500 рублей. Но такое бельё даже нельзя брать в свою спальню! Во-первых, страдает качество пошива. Во-вторых, это или полиэстер, или микрофибра. Однажды укрывшись пододеяльником из такой ткани, вы сразу поймёте, что спать под ним неприятно и некомфортно. У особо чувствительных людей может даже начаться аллергия. Про то, что выстирается цвет, я даже не говорю. Метр стопроцентного хлопка сегодня стоит порядка 150 рублей. На полутораспальный комплект постельного белья уходит примерно семь метров ткани. Если 150 умножить на семь, 500 никак не получается. А это только чистая ткань, без упаковки, без работы швеи, без логистики и торговой наценки!

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Давайте затронем ещё одну тему: ранее отмечалось, что имеет место дефицит кадров в отрасли лёгкой промышленности…

Пушкарёва И.И.: Нашему техникуму 55 лет, я в отрасли работаю уже более тридцати лет. Когда сама поступала в этот техникум, у нас был конкурс семь человек на место. Этот конкурс держался до девяностых годов. Такие профессии как швея, портной, вязальщица были престижными. В наш век «белых воротничков» никто уже не хочет работать руками. Сегодня конкурс 1,5 человека на место. Добавлю, что сегодня в соответствии с новыми образовательным стандартами специальности моделирование, технологии и конструирование объединены в одно целое. Наверное, это правильно: работодателям на самом деле не нужна сегодня просто швея, им нужна швея, которая всё знает о технологиях и материалах, которая умеет разбираться в конструкциях и работать на современном оборудовании. Чтобы подготовить такого универсала, нужно три года. Стоимость подготовки одного специалиста выливается государству в 40-60 рублей в год. Ежегодно мы выпускаем порядка 120 обученных кадров на рынок труда. Это разные специалисты, не только швеи и портные. Могу сказать, что наши выпускники стопроцентно востребованы на рынке труда. Спрос значительно превышает предложение. Наши работодатели – это различные предприятия Челябинской области с численностью от нескольких сотен до нескольких единиц сотрудников. Печально то, что в прошлом году у нас распалась Всероссийская ассоциация учебных заведений «Легпромобразование». Кого-то присоединили как ступень СПО к ВУЗу, кто-то просто сменил профиль подготовки. Таким образом рушатся давние связи среди коллег, да и в регионе сегодня только 3 учебных заведения готовит специалистов для легкой промышленности. Любой экономист вам скажет, что развитие и стабильность экономики любого региона обеспечивают три основные отрасли: легпром, пищевая промышленность и строительство. Если последними двумя у нас занимаются, то про легпром забыли.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Насколько эффективны меры господдержки текстильной промышленности?

Захарчук В.Г.: Меры господдержки существуют только на федеральном уровне, и поддержка предусмотрена только для очень крупных предприятий. Так что фактически помощи никакой нет.

Мнение

«Шить стало некому!»

Генеральный директор группы предприятий «Копейская швейная фабрика» Владимир МАЛИНОВСКИЙ

В любой промышленной отрасли должен был порядок, кто-то должен её курировать, контролировать, подсказывать. Много лет назад всё было понятно и расписано на шаг вперёд. Копейская швейная фабрика отправляла свою продукцию во все уголки страны, у нас было четыре ангара с тканями, производство было налажено. Сегодня нас никто не собирает, не предлагает совместных проектов и курсов повышения квалификации. Полгода назад я вернулся из Польши, куда ездил в составе челябинской делегации. Там все предприниматели объединены в кластер, который в свою очередь включает в себя множество других кластеров. Одно предприятие производит продукцию, другое готовит на его базе новые кадры, третье реализует продукцию, четвёртое ищет новые рынки сбыта, пятое готово дать лизинг для покупки станков. Мы же живём словно на Луне, каждый сам за себя. Мы даже не конкурируем между собой. Конкуренцию нам составляет продукция, которую шьют в китайских тюрьмах. Мы даже военную одежду и обувь заказываем за рубежом! А это что означает? Это означает, что в стране, где нас считают потенциальными противниками, нам могут сделать какую-нибудь гадость. Например, плохо пришить пуговицы или пустить ниточку с верблюжьей шерсти между брючинами или скроить сильно узкие рукава, чтобы человек не мог воевать и ползать по-пластунски. Одежду для себя мы должны шить сами. Заказов у нас – море! Но вся беда в том, что шить стало некому. Предел мечтаний любой молодой девочки – нарастить грудь, «засветиться» в реалити-шоу «Дом-2» и удачно выйти замуж. Государство никак не продвигает рабочие профессии! Между тем их надо рекламировать так же, как рекламируют колу, например. Нам нужны фермеры, токари, сварщики, швеи! Страна может держаться только на собственном производстве.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество