aif.ru counter
625

Жива ль наука? Чего не хватает лучшим южноуральским умам?

Фото А.Фирсова / АиФ

Участие в мероприятии приняли:

- Девятова Елена Васильевна, начальник отдела ВУЗов и науки Министерства образования и науки Челябинской области

- Винник Денис Александрович, председатель Совета молодых учёных и специалистов Челябинской области

- Чернобривец Татьяна Фёдоровна, директор Челябинского Дома учёных

- Авилов Олег Валентинович, д.м.н., член Совета Челябинского Дома учёных

- Келлер Андрей Владимирович, начальник управления научной и инновационной деятельности ЮУРГУ, профессор, доктор технических наук

- Таскаев Сергей Валерьевич, декан физического факультета ЧелГУ, доктор физико-математических наук, профессор

- Свечников Петр Григорьевич, проректор по научной работе ЧГАА, профессор, д.т.н

- Красильников Олег Юрьевич, челябинский изобретатель, директор компании, занимающейся разработкой и изготовлением уникальной сельхозтехники

Представляем Вашему вниманию сокращённую версию стенограммы круглого стола.

Девятова Е.В.: В преддверии Дня науки в южноуральских ВУЗах проходят различные мероприятия, международные и всероссийские научно-практические конференции. Основная цель этих мероприятий – привлечь студентов к научно-исследовательской составляющей образовательного процесса. Традиционными стали встречи Губернатора региона с местными учёными, встречи ректоров с учёными ВУзов, а также отчётные собрания по научной деятельности молодых ученых. Региональное министерство образования и науки по мере своих возможностей поддерживает научную деятельность местных ВУЗов.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

В Челябинской области действует Совет молодых учёных и специалистов. Какова миссия его существования?

Винник Д.А.: Совет молодых учёных как областное подразделение федеральной структуры был сформирован в 2011-ом году, в его состав вошли около пятидесяти человек с различных ВУЗов области. Наша основная задача – вовлечение молодых учёных (то есть аспирантов) в развитие науки в области. Мы много работаем над узнаваемостью образа молодого ученого, как в регионе, так и на федеральном уровне. И, кстати, добились хороших позиций среди региональных советов. Совет помогает молодым учёным издавать научные статьи, консультирует их по подготовке научных работ. Для этого создан сайт Совета и даже издаётся свой вестник «СМУС74».

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Сегодня создаются мощные научные центры в Москве, Петербурге, Владивостоке; туда стекаются огромные инвестиции, за ними будущее. А что же Челябинск?

Келлер А.В.: И Челябинск не отстаёт от других городов. Так, недавно ЮУРГУ завершил очередной пятилетний цикл своего развития в статусе Национального исследовательского университета. Наш ВУЗ один из девяти в РФ, имеющий такой статус. На базе ЮУрГУ создано семь мощных лабораторий мирового уровня. Это лаборатория энергоэффективности в социальной сфере и жилищно-коммунальном хозяйстве, лаборатория в сфере металлургии, лаборатория в дизельном строении для бронетанковой инженерной техники, лаборатория в области аэроскосмических технологий, суперкомпьютерный центр и ещё две лаборатории мирового уровня химических и физический исследований. Половина фундаментальных исследований ведётся в рамках госзадания Минобра, половина – на средства университета. Значительный объём исследований, носящих прикладной характер, направлен на реализацию задач промышленности региона и РФ. Сегодня учёные ЮУрГУ трудятся над тремя крупными проектами. Первый направлен на создание системы посадки самолётов на аэродромы с высоким уровнем снежного покрова либо со сложным рельефом местности (как в Иркутске, например). Второй предполагает создание системы автономных источников питания для различных отраслей промышленности и для бытового использования. Работу над третьим проектом мы начали совсем недавно, это низкопольный трамвай. Для водителя здесь улучшен обзор из кабины. Немного изменена система отопления, и водителю теперь теплее, то же самое можно сказать про салон. Главное преимущество такого трамвая – его противопожарная безопасность: он облицован салон не воспламеняющимися материалами. Немаловажно и то, что трамвай является экономичным в плане расхода электроэнергии. В разработке трамвая будущего нашим учёным помогает предприятие «Уралтрансмаш» г. Екатеринбурга. Добавлю, что мы входим в десятку ВУЗов РФ, получивших право на создание высокотехнологичного производства в таком объёме. Больше нас (четыре проекта) выполняют только три московских вуза. Кроме того, у нас есть два крупных проекта с автомобильным заводом КАМАЗ, два проекта из области ЖКХ, один в области суперкомпьютерных технологий и четыре в области металлургии. То есть спектр исследований, поддерживаемых на государственном уровне, достаточно широкий. Кроме того, в 2014-ом году ЮУрГУ заключил порядка пятисот договоров с промпредприятиями всей страны на научно-исследовательский работы и научно-технические услуги. Конечно, наш исследовательский комплекс уступает мощному Центру наноисследований в Воронеже. Но нам тоже есть чем гордиться.

Фото: АиФ/ АиФ

Впечатляет! Но хватает ли вам для всего этого научных сотрудников?

Келлер А.В.: Конечно, нет. К сожалению, в 90-ых годах научные сотрудники практически перестали существовать как отдельные штатные единицы. Львиную долю исследований выполняет профессорско-преподавательский состав. С другой стороны, это позволяет привлекать студентов и аспирантов. В прошлом году областной минобр позволил нам выделить сотрудников, которые получили право заниматься только научной деятельностью. Благодаря этому один из сотрудников за прошлый год, например, опубликовал 15 научных статей, которые цитируются сегодня во всём мире. Получить такие результаты удалось благодаря именно тому, что ему не приходилось преподавать.

Таскаев С.В.: Но самое порочное в нынешней системе образования – это подушевое финансирование, которое нам спустили сверху. За каждого студента преподаватель получает деньги. Поэтому даже самых ленивых и ничего незнающих студентов мы не отчисляем, а буквально «держим за уши». Один студент – это одна десятая ставки. Десять студентов отчислил – одного педагога уволил. Студенты же, понимая, что их никто не торопится отчислять, уделяют учёбе всё меньше внимания. В итоге мы получаем выпуск некачественных специалистов. И с каждым годом ситуация усугубляется. Самая лучшая система образования была в Советском союзе. Сегодня же мы вынуждены работать под девизом: «Какая работа? Нам отчёты писать некогда!»

Фото: АиФ/ АиФ

Какими направлениями научной деятельности занимается ваш ВУЗ?

Таскаев С.В.: ЧелГУ создавался как классической университет, поэтому большинство исследований проведено в области фундаментальных проектов. Десять лет назад мы начали заниматься и прикладными проектами. Финансирование фундаментальных проектов берёт на себя государство, а прикладных – область. У ЧелГУ есть серьёзные достижения, признанные международным научным сообществом. Есть проекты российского научного фонда, есть проекты в рамках госзаданий. Если говорить про бытовые направления исследований, то самое яркое это медицинская физика. У нас есть свой медико-физический центр, где проводятся операции с применением лазера. Мы разрабатываем лазерное оборудование и достигаем хороших результатов в лечении, благодаря которым больше не приходится делать огромные полостные операции, а время лечения человека сокращается в разы. Существуют и другие проекты. Например, мы разработали технологию переработки отходов ЧМК. Есть проекты по созданию новых материалов, по энергосбережению и другие.

Свечников П.Г.: Мы также занимаемся фундаментальными и прикладными науками. Фундаментальные проекты финансируются федеральным минсельхозом, а прикладные – областным. В прошлом году мы получили 70 патентов РФ, для нас это очень хороший результат. Так что в 2014 году неплохо сработали ученые нашей академии в плане изобретательской деятельности.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Перечислите, пожалуйста, основные проекты?

Свечников П.Г.: Например, в нашем вузе разработана технология и конкретная машина, которая позволяет перерабатывать древесину в белковый корм для животных, с высоким содержанием протеина. Вы, кстати, сколько ёлок было выброшено после Нового года в Челябинске? По нашим примерным подсчетам, порядка ста тысяч! А ведь их можно было переработать!.. Также сегодня у нас в разработке несколько экстравагантная машина для переработки… саранчи. В корове 11% протеина, в рыбе – 21, а в саранче 84! Протеин - это самая питательная часть корма для животных. Так зачем же нам тратиться на покупку зарубежных ингредиентов для животного корма, если получать их можно из саранчи. У нас её хватает. Для сельского хозяйства саранча – это ещё и большое бедствие. Когда она идёт в поперечнике, облако саранчи составляет примерно два-три километра. Одно облако – это примерно тридцать тысяч тонн саранчи. Применив нашу машину, можно было бы решить сразу две проблемы, - избавление от вредителя и получение протеина. Что ещё? Челябинская область является неисчерпаемым кладезем сапропеля. Это вещество, которое находится на дне озёр. В медицине сапропелевая грязь используется для грязелечения и физиотерапии, в сельском хозяйстве сапропель применяют как удобрение, он приводит к самоочищению почвы от болезнетворных растений, грибков и вредных микроорганизмов. Мы занимаем едва ли не первое место в мире по количеству этого сапропеля. Более того, изветсно, что недавно к областному правительству обратилась Италия с просьбой поставить триста тысяч тонн сапропеля для получения кормов, содержащих биологические добавки. Наша академия имеет технологию и технические средства, позволяющие перерабатывать сапропель. Одна беда: Минсельхоз к нашим разработкам относится весьма настороженно. Нужно доработать, нужно апробировать, но не хватает финансирования. В общем, замкнутый круг… Не зря от возникновения идеи до внедрения конкретного изобретения в жизнь проходят десятки лет.

Красильников О.Ю.: Ежемесячно на челябинскую свалку выкидываются тысячи тонн еды. А ведь её тоже можно перерабатывать на корм для животных. Совместно с ЧГАА мы разработали технологию производства монокорма, который мог бы повлиять на снижение себестоимости молока и мяса в нашей стране. Но пока мы не можем найти инвесторов, и реализовать разработки в жизнь. Создаётся впечатление, что наука сегодня сама по себе, а мир сам по себе. С каждым годом положение науки в России хуже предыдущего. Учёные не могут заниматься только наукой, потому что зарплата научного сотрудника меньше зарплаты охранника. А ведь мы готовы работать!

Авилов О.В.: Поддержки на всех уровнях действительно не хватает. С 2007 по 2010 годы на базе Южно-уральской медицинской академии существовал медицинский центр, объединявший учёных из Оренбуржской, Челябинской, Тюменской и Курганской областей, а также ХМАО. Мы разрабатывали ламинарные системы для очистки воздуха, обсуждали проведение уникальных операций на суставах… Мы почти создали искусственную печень! Но деятельность центра прикрыли. Это некстати: ведь мы имеем серьёзный вызов времени: УрФО неблагополучен в плане онкозаболевнаий, ВИЧ-инфекции. Кроме того, против нас санкции. Возможно, поставка медицинской аппаратуры и лекарственных препаратов из-за рубежа прекратится. Что тогда? Нужно разрабатывать что-то своё! Нам без этого не выжить!

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Таскаев С.В.: Если говорить о развитии бизнеса как такового, то в бизнесе самое главное доступность кредитов. Если говорить про наукоёмкий бизнес, то нужны не кредиты, а венчурное финансирование. Когда-то в Челябинской области создавался венчурный фонд, в который были закачаны гигантские деньги. Кто получал деньги с этого фонда – неизвестно до сих пор. Поговаривают, что через некоторое время этот фонд был передан в управление московским структурам. А мы, обнадёженные, переписывали бизнес-проекты, переводили тонны бумаги… Да, сегодня создан бизнес-инкубатор, предлагающий неплохие условия для получения средств на стартапы. Но для создания производства этого недостаточно. В идеале бы вернуть венчурный фонд, посевной фонд… При Советском союзе существовала замечательная практика: предприятия должны были определенный процент с прибыли отправлять на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки). Хорошо бы и это вернуть. Слышал, приняли решение об отмене налога на прибыль для научных предприятий и ряда других. Хорошее дело: теперь любое предприятие научное может пустить средства вместо оплаты налога на модернизацию, например, или на разработку новой продукции.

Девятова Е.В.: В течение нескольких лет областное Минэкономразивтия финансирует инновационную деятельность в регионе. С 2013-го года областной Минобр был в числе соисполнителей данной программы. Но в 2014-ом году финансирование на реализацию инновационных проектов было урезано, а Минобр исключили из списка соисполнителей. Сегодня мы добиваемся того, чтобы с 2016-го года вернуть всё «на круги своя».

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Татьяна Чернобривец, директор челябинского Дома учёных

Что-то должно поднимать дух учёных, помогать им выживать в тяжёлое время, раскрывать их таланты! Именно с этой целью двадцать лет назад в Челябинске был создан Дом учёных. Он представлял собою полузакрытое сообщество учёных специалистов. Сегодня от этого сообщества осталось около тридцати человек, но это известные люди, корифеи отечественной науки. В своё время мы решали актуальные вопросы науки и техники, экологии, медицины, географии. Но главное – мы находили точки соприкосновения и взаимодействия науки и производства в регионе и за его пределами. К нам приезжали наши коллеги со всей страны, мы устраивали неформальные встречи, балы, капустники... Но три года назад нас изгнали из нашего особняка на ул. Коммуны, 68. Нас приютили в ЮУрГУ. При этом тот особняк до сих пор никто не занял. Нужно ли было лишать учёных места для встреч и общения?! На мой взгляд, это преступление!

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах