aif.ru counter
599

Южноуральские молочники: «Скоро область останется без своего молока!»

Фото А.Фирсова / АиФ

Лучшими годами южноуральские молочники называют конец 80-х – начало 90-х годов. Почему же за последние 25 лет показатели производства молочной отрасли у нас резко упали? Статистика. Почему из лидеров молочного животноводства по УрФО наша область превратилась в аутсайдера? Как сохранить молочную отрасль на Южном Урале и вернуть её к передовым показателям? Об этом и пошла речь в ходе круглого стола.

Участие в мероприятии приняли:

- Ваганов Евгений Григорьевич, первый заместитель министра сельского хозяйства Челябинской области

- Лимаренко Виктор Самойлович, помощник депутата Заксобрания Челябинской области Филиппова В.В. (председателя комитета СПП по агропромышленному комплексу, пищевой и перерабатывающей промышленности)

- Воробей Вадим Анатольевич, координатор проекта «Народный контроль» в Челябинской области, руководитель Государственного патриотического клуба

- Шундеев Анатолий Иванович, директор СПК «Коелгинское»

- Мельников Сергей Петрович, директор СПК «Подовинное»

Представляем Вашему вниманию сокращённую версию стенограммы круглого стола.

Что представляет собой сегодня молочный рынок Челябинской области?

Ваганов Е.Г.: Молочным животноводством в нашей области занимаются 74 предприятия с поголовьем 33 045 голов коров. В нашей области, как и во всей РФ, идёт снижение производства, снижение поголовья. В этом году наши сельхозпредприятия сдержали тенденцию снижения валового производства: мы произвели столько же молока, сколько в прошлом году. Но мы прогнозируем снижение на 20 тысяч тонн, т.е. за этот год будет произведено где-то 470 тысяч тонн молока. Да, произошло снижение поголовья в тех хозяйствах, которые доили меньше трёх тысяч литров. Такие считаются нерентабельными, убыточными, поэтому они и снизили поголовье. Но, несмотря на это, остальные сельхозпредприятия смогли повысить надои. На одну фуражную корову мы надоили 4 685 кг молока, это в истории первый раз. Это на 446 литров больше, чем в прошлом году. А, например, в 2000-ом году надой на одну фуражную крову был чуть меньше двух тысяч. 20 предприятий нынче надоили больше пяти тысяч литров, 7 предприятий – больше шести тысяч, а Коелга и Подовинка – по 7,5 и 8 тысяч литров молока. Эти два последних предприятия производят 20% молока в области. Спасибо им за их серьёзные результаты! Благодаря им, мы по молоку мы уже порядка десяти лет занимаем третье место по УрФО.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Что же тогда подтолкнуло руководителей ведущих сельхозпредприятий области написать отчаянное письмо Борису Дубровскому? О чём они сообщают главе региона?

Шундеев А.И.: О развале молочной отрасли в Челябинской области. Минсельхоз оперирует красивыми цифрами, но эта статистика ретушируются. У меня есть другая. В советское время Челябинская область надаивала молока больше, чем Свердловская область. Сегодня Свердловская область производит в три раза больше молока, чем наша. Ещё пару лет назад этот коэффициент был 2,5. Тюменская область производит в два раза больше молока, чем мы. За нами остаётся только депрессивная Курганская область! Вот конкретные цифры: Свердловская область в сутки надаивает 1421 тонн молока, Тюменская – 725, наша – 382. С девяностого года в Челябинской области вырезается поголовье молочного скота (по 4-5 тысяч голов) и падает производства молока. У нас осталось 33 тысячи молочных коров. Кстати, в мясном животноводстве у нас дела ещё хуже, чем в молочном! Там осталось 22 тысячи коров, за последний год 6 тысяч. В некоторых деревнях у нас не осталось ни одной коровы! Какую поддержку от области мы получаем? 1,30 рубля на литр молока! Сравниваем со Свердловской областью: там на литр молока выплачивается три рубля. 20-30% от стоимости приобретённой техники им возвращает область. Так крестьян стимулируют на развитие хозяйства. Мы же третий год приобретаем оборудования на свои кровные и не получаем ни копейки поддержки. На всю Челябинскую область у нас приходится всего лишь два животноводческих комплекса, которые с натяжкой можно назвать современными. Субсидии на федеральном уровне слабые…

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Ваганов Е.Г.: Тем не менее, Свердловской областью от федерации на развитие сельского хозяйства получено 4 млрд 138 млн рублей, а нами - 5 млрд 059 млн. так что всё не так уж плохо. Да, по поголовью мы на третьем месте по УрФО, но мы на 23-ем из 89-ти по всей стране! Во всей стране ситуация-то не лучше чем у нас! К тому же вы  видели дефицит молока в магазинах? Сегодня южноуральскому потребителю доступны 40 видов самых разных напитков. Это не только молоко, но и соки, нектары, ягодные миксы… Конечно, в связи с этим люди стали пить меньше молока! Плохо это или хорошо? Не мне судить. Но молоко сегодня есть в каждом населённом пункте. Да, есть вопросы по цене, качеству и т.д. Их надо решать. Почему мы выделили всего 145 млн рублей на молочное животноводство? Потому что бюджет ограничен, надо выдерживать софинансирование! Мы ввели коэффициент для тех, кто занимается животноводством: в зависимости от поголовья в хозяйстве, коэффициент составил 1,2, 1,4 и 1,6. Чтоб получить как можно больше федеральных денег, мы пытались во всех программах создать софинансирование. Благодаря этому, общий бюджет в 2014 году, выданный на развитие сельского хозяйства, составил почти пять млн рублей. Подчеркну, что бюджет наш социально направленный и деньги вообще не должны уходить в частный бизнес! В любой другой отрасли вообще никакое частное производство не поддерживается! А в сельском хозяйстве поддерживается и, наверное, это правильно: всё-таки частные хозяйства кормят людей. Даже такой поддержки, которая есть, у нашей молочной отрасли никогда не было. Возможно, её мало. Но ведь и отрасль дорогостоящая! Насильно инвесторов мы привлечь в неё не можем. Рубль, вложенный в молочное животноводство, приносит всего 1 рубль оборотных средств в год. А рубль, вложенный в то же птицеводство, или в какую-либо другую отрасль, приносит три рубля оборотных средств! Добавлю, что наша область занимает лидирующую позицию по другим отраслям производства – по мясу птицы, по яйцу. При этом наш регион промышленный, а не аграрный.

Мельников С.П.: Сам факт того, что инвесторы сегодня не идут в молочную отрасль, говорит потом, что этот вид бизнеса и производства невыгоден. В виду того, что нам сегодня приходится конкурировать со всем миром, мы неконкурентоспособны. Пока ещё в сельской местности остаются люди, которые содержат фермы. Их зарплата – от пяти до десяти тысяч рублей. Когда-то в моём хозяйстве работали 1200 человек, осталось 250. Долго продолжаться это не может, деревни исчезают с лица земли. Надо что-то делать. Нам крайне тяжело влачить жалкое существование на осколках социализма. В своё время Юрьевич предложил программу по строительству животноводческих комплексов, которая предусматривала субсидирование из областного бюджета. Благодаря этому, в 2011 году мы начали строительство комплекса в Подовинном, но в 2012 году программу ликвидировали. Более того, кредиты на развитие сельского хозяйства сегодня никто не даёт. Достроить комплекс мы не можем. Кто-то давно сказал: мы все в сельском хозяйстве придем к известному концу только разными путями. Если вы соберёте подобный круглый стол через пять лет, будут уже звучать совершенно другие цифры. Хотелось бы обратиться к чиновникам: если своё молоко в Челябинской области не нужно, то дайте нём посыл: мол, ребята, ни на что не рассчитывайте, сворачивайте свой бизнес. Пусть тогда наши работники ищут другую работу, подаются на севера…

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Ваганов Е.Г.: Вы можете рассчитывать на поддержку в том же объёме, что и в прошлом году. Да она ниже, чем в Тюменской и Свердловской областях, но выше чем в Курганской! Мы не можем дать три рубля на литр молока! Мы итак на мясное и молочное производства отдаём больше 20% всего бюджета, предусмотренного на развитие всей сельскохозяйственной отрасли в регионе!

Шундеев А.И.: Но молочная отрасль получает меньше! Я не против птицеводства, но строить его, разрушая молочную отрасль, нельзя. А у нас именно так и происходит. Ведь положение ухудшилось именно тогда, когда начали на условиях софинансирования массово строить птицефабрики. По племенному животноводству вообще крах: в Свердловской области 42 племенных хозяйства по молочному животноводству, у нас осталось шесть. А ведь племенные хозяйства - это будущее!

Ваганов Е.Г.: В 2014-ом году мы на племенное животноводство выделили 103 млн. Сумма не маленькая! Здесь закладывались суммы на покупку племенного скота (и мясного, и молочного) и его содержание. Ещё 31 млн на эти цели был получен из федерации. То есть в итоге получилось 134 млн на племенное животноводство. Да, меньше, чем у свердловчан, но по сравнению с другими регионами цифры хорошие.

Может, что-то можно сделать на законодательном уровне?

Воробей В.А.: Надеяться на государственные дотации – это тупиковый путь. На региональном законодательном уровне не так давно рассматривался вопрос об обеспечении всех школьников молочным питанием за счёт государственного бюджета, но до конца он до сих пор не решён.

Лимаренко В.С.: Также в прошлом году на одном из заседания областного Заксобрания обсуждался вопрос о дотации на молокопроизводство. Но дело в том, что в приоритете на Южном Урале всё-таки не молочная отрасль, а металлургическая и машиностроительная.

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

А что творится с ценами? На самом ли деле нет дефицита на прилавках?

Воробей В.А.: Дефицита нет. Напротив, молочная отрасль в Челябинской области является высококонкурентной. Так, Юг области обеспечивается молоком из Казахстана, а запад – молоком из Башкирии. К тому же объёмы потребления молока в Челябинской области действительно упали. За прошлый год это падение составило 2%. Объём потребления кефира, йогурта и различных других кисломолочных продуктов возрастает, а объемы потребления пастеризованного молока уменьшаются. Теперь что касается цен. В целом продовольственная инфляция за прошлый год составила 22%. Цена на литр молока за последний год выросла на 9,5%. Даже крупнейшие производители молока не повышали цену на молоко, как это сделали птицеводы и некоторые другие производители в Челябинской области. Минимальная цена на литр молока по Челябинску – 29 рублей 30 копеек. Но, к сожалению, эту цену дают не региональные производители. Некоторые торговые сети вообще отказываются от регионального молока, потому как его отпускная стоимость с молочных предприятий слишком высока. У трёх крупнейших молокозаводов – челябинского, чебаркульского и магнитогорского – цена за литр молока достигает сорока рублей. Но оно отличного качества, подтверждает это присуждение решионального знака качества продукции этих заводов. Я считаю, что с введением торгового эмбарго отечественные производители вообще получили уникальный шанс без какой бы то ни было конкуренции получить весь отечественный рынок молочной продукции. Могли бы пустить молока на перепроизводство. Например, на прилавках Челябинской области недостаточно сыров. 

Фото: АиФ/ Фото А.Фирсова

Ещё один вопрос: что будет с ценами на молочную продукцию в нашем регионе? Говорят, что с 1 февраля молоко подорожает на 30%…

Ваганов Е.Г.: Верить слухам не нужно. На 30% ни молоко, ни другие продукты не подорожают в одно мгновение. Но дорожать, конечно, будет всё. Цены будут расти в пределах инфляции.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество