aif.ru counter
4109

Александр Подопригора: «Я симпатизирую Дубровскому»

Фото Александра Фирсова / АиФ

Политолог и журналист Александр Подопригора сделал так, что его блог в Живом Журнале по числу читателей превосходит большинство местных газет. Именно из его независимого блога политики, чиновники, журналисты и социально активные граждане узнают животрепещущие политические новости. Подопригора знает то. чего еще никто не знает, и его информация проверена. Сегодня Александр - гость нашей редакции, и пользуясь давним знакомством, мы решили обращаться друг к другу на «ты».

Игра с парашютами

 – За несколько месяцев до отставки Юревича все приличные люди в городе начинали утро с твоего блога. Я знаю пару десятков таких людей лично.

 – Ого. Я ни одного не знаю, кто бы не начинал…

У тебя серьезный кредит доверия, люди ценят твое мнение и твою осведомленность. Поэтому первый вопрос такой: ты симпатизируешь новому губернатору. Почему?

Я действительно симпатизирую Дубровскому, хотя мы не знакомы и ни разу не встречались. Мне глубоко симпатично, что это не Юревич.

Мог быть какой–нибудь любой Пупкин?

Ну не Пупкин. Дубровский для меня объективно является фигурой, противоположной Юревичу. Он не склонен к коррупции, работоспособен, ответственен. Это видно по поведению и по биографии. И вообще, есть в медиа хорошее правило – сто дней не трогать человека, пусть войдет в курс дела.

Ты ста дней не ждал.

Ну, я никого особо и не облизывал. Не страдаю этим. Но, видимо, некий неизрасходованный запас симпатии к представителям власти...

 – Нерастраченная нежность?

(смеется) Ну да, видимо, накопилась.

Ты хочешь сказать, и для тебя Дубровский был человеком новым и ты искал о нем информацию в интернете?

Да, абсолютно. О том, что именно он станет губернатором я узнал за... за сутки до назначения.

Я сейчас озвучу мнение человека с улицы, простого обывателя, и мое собственное. Нет ли у тебя, Саша, ощущения, что вот вынули фигуру из колоды и сказали: он сейчас будет исполнять обязанности губернатора, а осенью по умолчанию станет губернатором. Большие дядьки играют в свои игры, нас никто не спрашивает, нам говорят – будет вот этот. Отсюда у меня и у народа, в целом, политическая апатия.

 – Да почему игры–то? У нас так устроена политическая система. И не впервые с Дубровским мы такую ситуацию наблюдаем. И с Юревичем так было.

Ну Юревич, положим, был мэром Челябинска.

Губернатором он был назначен. А Дубровский руководил крупнейшим металлургическим предприятием региона. И в дело вовсе не в том, слышали мы о ком–то или нет. Вот ты давно знаешь депутата Гартунга. Ну и что это тебе дает? Знаешь ты, соответствует он работе, которую предстоит делать губернатору, или нет?

Соответствует или нет – решать кому–то там, более компетентному?

 – Я весьма критично отношусь к устройству и качеству нашей политической системы. Но она так устроена с нашего согласия – это, во–первых. А во–вторых, я столь же критично отношусь к качеству нашего избирателя, которому все равно за кого голосовать – лишь бы кандидат был «спущен сверху». В конце концов, у нас власть не с луны прилетела. Кто–нибудь из нас предъявлял претензии к своему депутату городской думы по поводу какой–нибудь дороги или управляющей компании?

Я даже не знаю, кто мой депутат. Кажется, Маханьков.

 – Вот именно. Общество имеет ту власть, которой достойно. Не мы это придумали. Посмотрите на Зимбабве, на США, на Италию – везде власть адекватна своему народу. И мы с успехом изберем завтра депутата Колесникова, депутата Гартунга и нового губернатора. Если они согласуют свои кандидатуры в Москве – мы их изберем. У нас же культ вождя, это нельзя отрицать. С одной стороны, правителя все ругают, с другой стороны, это очень удобно – снять с себя всякую ответственность и сказать: он тиран, но это он виноват во всем, а я хороший, но тирания не дает мне развернуться. Но главное что я хороший.

Согласна. И это не изменится. И вот к вопросу о системе. Юревич ушел в Госдуму. Михаил Вербицкий, к которому тоже было много вопросов, счастливым образом назначен главным ГКБ № 6. Можно еще примеры привести. Как–то это... некошерно, ты не находишь?

Это те же правила игры. Они заключаются не только в том, что новый начальник спускается к нам на парашюте, но и в том, что старый начальник, если он правильно себя ведет...

...на другом парашюте...

(смеется) перемещается в другое место. Это ни хорошо и ни плохо. Хотя я считаю, что истории многие еще не закончились. В России надо жить долго, чтобы увидеть финал. Это, во–первых, а во–вторых, если бы я серьезно относился к Государственной думе, было бы обидно, что мои интересы представляют подобного рода личности. Но я не считаю это учреждение представительным. И потом, политический век таких структур, как «ЕР», и таких политиков, как Юревич, на исходе. И совершенно не случайно появляются такие люди, как Дубровский.

Расти пока не будем

– Это почему?

Мы входим в серьезный кризис. Халявных денег уже нет, нет не только на какие–то дутые проекты, а даже на поддержание социальных обязательств. И одновременно Кремль убедился, что кадровая система, которую выстраивали по партийной линии, лопнула. Она выдает системные сбои. И остался один резерв – представители крупных корпораций. Один из серьезных плюсов Дубровского – он ведет себя как производственник. Он начал работу по двум направлениям: оптимизация расходов и поиск точек роста. С оптимизацией более–менее понятно.

Охрана, вертолеты, сокращение штата... Примерно понятно, а куда расти?

Расти в ближайшее время мы не будем. Это касается не только Челябинской области, но и экономической ситуации в стране, в целом. Наша экономика пришла к закономерному результату: она не конкурентоспособна. Причем, по всем статьям, за исключением 2–3 сырьевых отраслей– и те будут переживать не лучшие времена. Мы имеем экономический кризис, помноженный на политические обстоятельства.

Уважаемый тобой челябинский экономист Сергей Гордеев пишет о грядущем региональном коллапсе.

Я с ним согласен. Он говорит о том, что у нас сформировалась экономика нулевого роста. Нет роста – это, по сути, означает падение. Не будет роста налоговых сборов, возможностей для развития. Но в Челябинской области есть точки роста. Это прежде всего наши закрытые территориальные образования, которые так восхитили Дубровского. Именно в закрытых городах рождаются и уже сформированы проекты, которые могут привлечь в область крупные инвестиции – до 500 млрд рублей. Это новые ядерные реакторы, которые сейчас начинают строиться, это атомная электростанция, это Data–центр  – центр обработки информации, масштабный проект, ориентированный на всю страну или на восточную ее часть. Словом, если упростить, у нас может быть свое уральское Сколково.

И на этом можно выпрыгнуть из кризиса всей области?

Нет, конечно. Но это шанс на развитие. У нас в обозримом будущем все равно не будет ничего, кроме металлургии и оборонной промышленности.

Металлургия в тяжелом положении.

Она не так прибыльна, как раньше, но все еще рентабельна. Да, прибыль уменьшилась. Но это и к лучшему: люди перестанут тратить деньги на липовые проекты, воровать. Начнут считать, придумывать, находить новые бизнес–решения. Только через кризис идет развитие – другого опыта никто не придумал.

Мы должны выживать

– Ну как область выживет с такой дырой в бюджете – 12 млрд?

Не надо слишком драматизировать. Если дефицит бюджета 10 процентов – это терпимо, не 80 же. Это не значит, что денег нет.

Но их меньше, чем нужно.

Но может, их столько и не нужно? Мы вот знаем про расходы на вертолеты и охрану – а сколько мы еще не знаем! Это просто колоритные примеры с бывшим губернатором. А то, что у нас каждый глава района, каждый глава города тоже...

...хорош?

Да, они миниюревичи, большая часть из них. Вот господин Давыдов собрался ремонтировать больницы, на которые уже потратили 2 миллиарда рублей по программе модернизации здравоохранения. Куда они делись? А в больницах, по его же словам теперь «кошмар и разруха». Если так расходовать деньги, вообще никакого бюджета не хватит. Я уже говорил, что 10 млрд у нас выделяется на ремонт дорог – половина воруется. Так вот, если эти 5 млрд положим в казну, почти наполовину закроем дефицит.

Дубровский это понимает?

Думаю, да. Он действует как нормальный производственник: требует отчет о прибыли и убытках и план работы, объявляет программу инвентаризации. У него хозяйский подход. По точкам роста, я знаю, он дал неформальное поручение изучить эти вопросы, в том числе, неправительственным экспертам. Это же не просто построить новое предприятие. Речь идет о формировании «точек роста», которые маркирует область как живой, развивающийся организм. Нельзя в современном глобальном мире ставить вопрос так: вот как мы тут будем выживать, в Челябинской области. Никак мы не будем выживать. Мы должны выживать в рамках крупного промышленно–финансового узла, который включает не только Челябинск и Магнитогорск, но и Екатеринбург. Вот о чем давно говорилось, но никого не интересовало – скоростные железные дороги между Магниткой и Челябинском, между Челябинском и Екатеринбургом.

Это наш бюджет будет финансировать?

Нет, конечно, это бизнес–проект. Когда человек понимает, что за 1 час 10 минут он может оказаться в Екатеринбурге – меняется и география, и ритм жизни, объединяются рынки труда, недвижимости, услуг... Перед Чемпионатом мира по футболу можно этот проект лоббировать, здесь надо грамотно сотрудничать нашим элитам.

Идея красивая.

И не фантазийная вовсе. Смысл стратегии, которая раньше никому на фиг не нужна была – в таком качественном, прорывном изменении. Даже пары таких проектов достаточно, чтобы придать региону новый импульс. Тем более, что сейчас государство заинтересовано именно в таких проектах. Мы входим в кризисный период. Но можно к этому относиться с оптимизмом и творчески, чтобы выйти из кризиса обновленным, а не... мертвым.

Сигнальная система

– Какие, по–твоему, претензии у будущего губернатора к нынешнему мэру Челябинска? Ходят слухи о неком силовике из Магнитогорска, который якобы придет на место Давыдова.

Про магнитогорского силовика я не знаю, но полагаю, что давно пора менять руководство города. Давыдов вместе с Юревичем 9 лет проработали – результаты мы видим, они достаточно проблемные, мягко говоря. Эта команда обанкротилась, надо, как минимум, пробовать других. Но до сентября никто никаких телодвижений делать не будет.

А ты знаешь людей, достойных поста главы города?

 – Знаю, но имен озвучивать пока не буду, жалко хороших людей.

В конце апреля минует сто дней нового губернатора. Самые заметные его провалы и прорывы ты можешь отметить?

От региональной власти зависит только одна, но очень важная вещь – атмосфера. Она либо благоприятствует развитию, либо препятствует ему. Губернатор либо создает условия для честной конкуренции, либо подгребает все под себя. Понятно, да? Сегодня речь идет о том, чтобы поменять правила игры. Именно в первые сто дней бизнес и общество получают те сигналы, в соответствии с которыми строят планы, как жить дальше. По закону или по понятиям, через «откаты» и прочее.

Сигналы в нашей политике – вообще ключевое понятие.

Да, когда не работают институты (суды, законы, полиция, независимые СМИ) – остается сигнальная система. Главная задача Дубровского – создать условия для проявления инициативы. Это он сам сказал. Эти вещи закладываются, действительно, в первые сто дней. И если удастся – то будет победой Дубровского. А провал губернатора будет в том случае, если мы через год увидим на строительном рынке, на рынке дорожного строительства и торговой недвижимости вместо одних фаворитов – других.

Ты нам расскажешь об этом.

Конечно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество