81

Подростки, искалечившие курганца, обвинили жертву и следователей

Напомним, в июне трое пьяных подростков без причины напали на Максима Жоголева на автобусной остановке в Северном районе города, и чуть не забили его до смерти. 25-летний парень, служивший в Цхинвале и в космических войсках по контракту, промышленный альпинист, перенес тяжелую травму мозга и стал инвалидом. На первом судебном заседании по делу выступил главный свидетель обвинения – пенсионер Александр Бессалов, который в то злополучное утро отгонял взбесившуюся шпану от лежащего в луже крови парня. «Били все трое, пинали Жоголева в голову», - заявил тогда суду Бессалов.

Линия защиты: «Ногами не бил!» 

Сегодня первым на вопросы суда отвечал несовершеннолетний Александр Катугин. Он пояснил, что после ночных посиделок с друзьями на заброшенной овощебазе, пьяная компания двинулась в гости к Максиму Мухамедшину. На остановке они увидели Жоголева – он был один, курил, ждал автобус. Кампания чуть было не прошла мимо, но Катугин решил «стрельнуть» сигаретку и вернулся к курильщику. Максим дал ему сигарету. После подошел Мухамедшин и тоже попросил, но Жоголев отказал ему, как выразился обвиняемый, «в грубой форме». «Он матерился, сказал мне: «Как тебя, такого козла, мать родила», и ударил меня рукой в волосистую часть головы. Тогда я ударил его в голову три раза, ногами я не бил. После этого он потерял равновесие и упал. Мы увидели мужчину, которой перебежал через дорогу, забежал за остановочный комплекс и взял кирпич. Он ругался, плюнул мне в лицо. Я его ударил в область груди два раза кулаками, он упал. Жоголев в это время встал и отбежал на проезжую часть, продолжал нас оскорблять. Я толкнул его, он ударился головой о поребрик. Я увидел кровь, испугался и убежал домой», - рассказывал Катугин суду. По его словам, ногами Максима бил только Павлов, да и то пару раз и в туловище. Мухамедшин вообще не трогал, все это время он пытался унять дерущихся, грудью вставал между друзьями и Жоголевым. 

Этот рассказ Катугина оказался в корне противоположным тому, что он говорил оперативникам и следователям. Протоколы двух допросов были озвучены, в них говорится лишь о том, что Жоголева били и пинали. На просьбу пояснить противоречия, Катугин вдруг заявил, что это оперативники «диктовали ему, что говорить». «Нас держали в отделе с утра до вечера, я хотел отвязаться. Они сказали: если скажешь так, быстрее уйдешь домой». Судье показалось странным, что ни адвокат, ни законный представитель (а допросы проводились в их присутствии) не возмутились в такой ситуации. 

Выяснилось также, что Катугин ходил в секцию бокса, так что он не исключает, что своими «поставленными» ударами мог сломать челюсть. Все пояснения и ответы Саши Катугина изобиловали «казенным» языком, сложилось впечатление, что он повторяет заученный текст, главная линия в котором – «сам нарвался, сам упал». 

Однако свидетели показали, что избитый Жоголев лежал головой к проезжей части и ногами к бордюру. На это Катугин предположил, что его передвинули. 

Допросы Павлова и Мухамедшина были походи один в один. Свидетеля Бессалова друзья обвинили в «наговоре», а следователей в подстрекательстве. «Меня обещали отпустить под подписку о невыезде и я поверил, дал такие показания, как мне сказали», - заявил Павлов. Мухамедшин – единственный совершеннолетний подсудимый – заверял, что Жоголева пальцем не тронул. Когда все началось, он стоял за спинами друзей, а потом путался оттащить Катугина за руку. 

Наблюдатель с балкона 

К обеду в суд приехала Любовь Качергина – тот самый вожделенный свидетель стороны защиты. Она оказалась бабушкой одного из друзей троицы. В то утро пенсионерка развешивала бельё на балконе, с которого открывается чудесный вид на остановку. Однако Качергина совершенно не видела как били Максима, она застали лишь момент нападения на «мужнину лет 50-ти в черном костюме» (Бессалова). Когда она увидела, как парень в голубой водолазке с длинными рукавами ударил мужчину, закричала, и парни – их было двое – убежали. Но позже, когда к дому подъехала скорая помощь, бабушка видела, как лежал избытый молодой человек без сознания, головой к дороге... 

По 1 млн. рублей – с каждого! 

Адвокат потерпевшей стороны заявила ходатайство о взыскании с обвиняемых Катугина, Мухамедшина и Павлова материального ущерба в размере 24 тыс. рублей, затраченных на лечение Максима Жоголева, а также озвучила сумму морального вреда – 3 миллиона рублей, то есть по миллиону с каждого подсудимого. Подсудимые с такими требованиями не согласились, да и вину, напомним, признал лишь один – самый младший участник – Катугин. В суде выступила и его законная представительница – мама. Оказалось, что подросток с 4 лет живет у бабушки, временами ездит то к маме, то к папе, которые давно разошлись... Об инциденте Саша маме рассказал, когда привел ей одежду на стирку. «Что заслужил, то и получишь. Каждый сам свою жизнь устраивает», - философски ответила женщина. 

Сегодня в суде состоятся прения сторон, приговор по делу будет оглашен 19 сентября.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах