aif.ru counter
24.08.2012 17:50
Анна Бояркина
75

В Кургане судят малолетних отморозков, искалечивших Максима Жоголева

Ранним июньским утром они без причины напали на Максима Жоголева на автобусной остановке в Северном районе города, и чуть не забили его до смерти. 25-летний парень, служивший в Цхинвале и в космических войсках по контракту, промышленный альпинист, стал инвалидом. В четверг, 24 августа, в городском суде прошло первое заседание по делу.

«Поживем - увидим»

 

Опираясь на руку матери, пострадавший Максим пришел в суд, несмотря на плохое состояние здоровья. Ему трудно передвигаться и говорить, кружится голова. Бледный, исхудавший – он совсем не похож на того, каким был до трагедии. «Поправляюсь, а дальше поживем – увидим. Левая сторона тела после операции парализована и онемела, я совсем ее не чувствую… Скоро будут присваивать группу инвалидности» - шина на сломанной в трех местах челюсти мешает Максиму говорить. О том, что с ним случилось, он знает лишь со слов близких. «Я как будто был в Костроме (у брата, где работал на реставрации церкви – прим.), а как приехал сюда – не помню», - отвечает он на вопросы суда. Максим много чего не может припомнить, но в одном уверен твердо – отморозки должны понести наказание по всей строгости закона. Сейчас Максим проходит курс лечения дома, как ребенок, заново учится элементарным действиям. По словам матери, Галины Николаевны (благодаря которой дело получило широкий резонанс), врачи не дают обнадеживающих прогнозов. «Неизвестно как поведет себя травмированный мозг. В 90% случаев после такой травмы появляется эпилепсия».

 

Виновники же, напротив, полны сил и наглости. Несмотря на конвой и наручники, они улыбались, переглядывались с родственниками и друзьями, о чем-то шептались. Ни тени раскаяния и сострадания. Казалось, происходящее представляется им игрой, да и «группа поддержки» из десятка молодцов «от 13 и старше» явно приободрила арестантов. Вину признал только один – 17-летний Александр Катугин. У него уже есть судимость, по статье «причинение телесных повреждений» получил 1,6 года ограничения свободы. Максим Павлов не успел отработать 40 часов обязательных работ за воровство. Павлов и Мухамедшин не работают и не учатся, Катугин – учащийся техникума. Теперь друзьям светит реальный срок. За причинение тяжкого вредя здоровью, совершенного группой лиц, грозит до 12 лет колонии.

 

«Они словно взбесились, топтали его...»

Главным свидетелем обвинения стал Александр Бессалов. Крепкий мужчина – работающий пенсионер, в то утро возвращался с ночной смены. Молодого парня в наушниках и с пакетом на противоположной остановке он увидел ещё из окна маршрутки. Обратил внимание и на подходивших к нему подростков. «Трое шли, обнявшись, а за ними две девушки». Бессалов вышел из автобуса и направился домой, но шум глухих ударов за спиной заставил его обернуться. Парень уже лежал на земле, а трое подростков его пинали. Мужчина поспешил на помощь. «У меня была спортивная сумка, которой я оттолкнул Павлова и Мухомедшина от Жоголева. Но получил удар в лицо от Катугина». Потеряв равновесие, Бессалов повалился на кирпичное ограждение, после чего почувствовал ещё несколько ударов от троицы ногами. Но через мгновение шпана снова вернулась к Жоголеву, который уже не мог сопротивляться. «Стали бить сильнее. Пинали в голову. Я нащупал обломок кирпича и замахнулся на них, они отбежали и пошли прочь…», - подтвердил свои показания мужчина. По его словам все это время девочки стояли недалеко и смотрели «как кино». От всех пятерых был сильный запах алкоголя. Суд пытался выяснить, кто из троих бил Максима по голове. Свидетель, который вероятно спас Жоголева, ответил: «Они словно взбесились, не видели друг друга, не могли остановиться… Вертелись, топтали, все били… Катугин сорвал с него наушники, а одна из девочек попыталась забрать пакет».

 

«Выпили 11 полторашек пива»

Девочки Яна и Юля были допрошены в качестве свидетелей. Подружкам по 13 лет. Обе рассказали, что встретились с парнями вечером 15 июня. «Они играли в футбол, а потом мы пошли гулять на заброшенную овощебазу». Там, по словам Юли, выпили 11 бутылок пива по 1,5 литров на всех, а утром отправились домой к Денису. «Мухамедшин попросил у Жоголева сигарету, тот дал. Потом Катугин попросил ещё одну, но он больше не дал, стал называть нас малолетками, и пихнул Катугина. После чего началась драка…», - вспоминает она. Однако в суде Юля путалась и противоречила своим же показаниям, данным ранее следствию. Девочка пыталась «повесить» ответственность на самого младшего забияку - Катугина, и выгородить остальных. Она также заявила, что пыталась криками остановить избиение, а путается, потому что отворачивалась («Драки давно не вызывают у меня удивления, так как они часто бывают в нашем районе») или «испугалась на допросе». Между тем, судья отметила уверенное, даже «расслабленное» поведение малолетней свидетельницы, которая, кстати, не в первый раз выступает в этой роли.

 

Яна оказалась ещё более противоречивой и менее разговорчивой. По ее словам, драку начал Жоголев, мол, он нанес Катугину первый удар. Большую часть допроса Яна стояла молча, словно перед учителем, который просит рассказать невыученный урок. Равнодушные и жестокие, не сотворив нечего доброго, сколько горя они уже принесли! Родственники Жоголева убеждены, что Максим не мог спровоцировать конфликт. «Он взрослый, рассудительный человек, прошёл войну (Цхинвал). Под его командованием были люди, он умеет находить общий язык», - говорит Гилина, для нее сын - помощник и опора во всём…

Слушание дела продолжался в сентябре.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество