aif.ru counter
4524

Операция «ликвидация». В ОКБ №3 закрывают травматологическое отделение

АиФ-Челябинск №5 28/01/2015
фото Александра Фирсова / АиФ

«АиФ-Челябинск» разбирался в ситуации.

Доктор-легенда

Он первым в городе стал оперировать переломы шейки бедра и ставить протезы. Сейчас уже забылось, а каких-то пять лет назад человек, сломавший шейку бедра, был обречён. Этот перелом не срастается. Тысячи сломавшихся лежали в душных квартирах и молча умирали от осложнений. У государства не было денег на протезы, а хирурги не брались за возрастных пациентов с такой патологией.

Я помню, как лет пять назад сломала шейку бедра мама моего хорошего знакомого. Ирине Борисовне было 65 лет, и была она очень бодрой тетушкой, из учительниц. Всё банально: шла и упала. В травмпункте сделали снимок и посмотрели печально. Сказали: мы вам ничем не поможем. Ирина Борисовна лежала и плакала. Ей было стыдно - дети выносят из-под неё судно. Родственники метались по городу, пока кто-то не сказал: надо к Дрягину.

И он действительно взял. Ирина Борисовна через три месяца пришла к нему на своих ногах и поклонилась в пояс. До сих пор в Челябинске всех с переломом шейки бедра везут в «тройку», к нему. Он оперирует в первые три-пять дней. Тут, конечно, и государству спасибо: теперь есть протезы, операции бесплатны. Но в Челябинске эти переломы всё равно больше никто не оперирует. Травматолого-ортопедическое отделение № 1 областной больницы № 3 -экстренное. Это сюда поступают пострадавшие в дорожных авариях, в том числе с М-5, переломанные на горных склонах, покалеченные на улицах. Отделение знаменитое, к Дрягину на операцию и на консультацию люди едут из других городов и в очереди стоят.

Приказ № 539

22 декабря 2014 года главный врач ОКБ № 3 Олег Маханьков подписывает приказ № 539 о закрытии отделения с 1 марта 2015 года. В отделении - 58 коек. Главный врач решает оптимизировать коечный фонд: 28 коек добавить во второе травматолого-ортопедическое отделение, а ещё 30 - в неврологическое отделение реабилитации. Мы в редакции несколько раз перечитали эту бумагу. То есть количество коек не сокращается ни на одну, они перераспределяются. Но травматология № 1 будет закрыта. Это оптимизация?

Первая «травма» ОКБ № 3 забита экстренными больными, их не стало вдруг меньше. За 10 месяцев 2014 года прооперировано 2 316 человек, это даже больше, чем планировалось (104%). Оборот койки - 351 день, то есть чуть ли не каждый день на койке новый пациент. Потом, это одно из самых оснащённых отделений в городе, и хирурги здесь работают изумительные, высочайшей квалификации. И это отделение внезапно закрыть?

- Я считаю, это бред какой-то, - сказал нам Виталий Дрягин. Он был зол. - Я не понимаю, в чём тут смысл. Как можно закрыть отделение, на 97% работающее по экстренности, и этот поток направить во вторую «травму»? Там же занимаются только эндопротезированием. Куда мы в таком случае денем людей, которые ждут протезов годами?

Мы должны пояснить читателям, что первая «травма» занимается экстренными больными, вторая - плановыми. Здесь делают операции по эндопротезированию коленей и тазобедренных костей людям, у которых суставы нуждаются в замене из-за болезней. Пять тысяч человек сегодня в области ждут очереди. Вторая «травма» берёт на себя львиную долю: 1 130 человек прооперировано в 2014 году. И если к 40 койкам отделения № 2 прибавят 30 «дрягинских», то понятно, что экстренные больные быстренько вытеснят плановых и людям придётся ждать ещё дольше. Вы представляете человека, который направлен на эндопротезирование суставов? Его суставы разрушены, они не лечатся - только менять. Больно ходить каждый день, каждый шаг. Что он подумает, когда ему позвонят и скажут, что операция с марта переносится, например, на август?

Да, мы помним, что по приказу главврача ещё на 30 коек прирастает отделение реабилитации. Но для того, чтобы человека реабилитировать, его надо для начала прооперировать. Где? Общее впечатление от решения о ликвидации первой «травмы» таково: разумно настроенная, грамотная система идёт под нож. Почему?

Санитарная машина бизнес-класса

Мы задали этот вопрос Виталию Дрягину.

- Этому приказу наверняка что-то предшествовало. Что?

- Мой конфликт с главным врачом, - прямо ответил Дрягин. И рассказал следующее. За десять месяцев 2014 года в отделении пролечили больше пациентов, чем за весь 2013-й. При этом зарплата у хирургов была 70-80 тыс. рублей, а стала 30 тыс. Дрягин показывает расчётку одного из ведущих хирургов Леонида Курзова за октябрь - 32 тыс.

- Я сказал главному, что хотел бы знать причину, - продолжает доктор. - ФОМС платит за всех пациентов. Тарифы не изменились с прошлого года. Лечим мы не меньше, а больше. Где причины понижения зарплаты вдвое? Главный сказал, что мы плохо работаем. Почему - я не понял. Могу честно сказать, я произнёс пару ласковых слов.

- Но у вас есть версия, почему упала зарплата?

- Есть. Я эту версию и озвучил. Всё просто. Большой кошелёк один - это ФОМС. Фонд оплачивает «коммуналку», зарплату, оборудование - словом, всё для того, чтобы больница функционировала. Чем меньше потратит учреждение на зарплату, тем больше останется на остальные расходы. Я ему предъявил следующее: не так давно был объявлен аукцион на аренду санитарного транспорта для больницы. Требовалось 15 машин, из которых пять - настоящие санитарные, с носилками, девять - легковых, а одна - иномарка бизнес-класса с кожаным салоном, обогревом сидений и парктрониками. Я спросил при коллегах: может, главврачу поездить на машине по-проще, а деньги врачам отдать? Миллион 600 тысяч рублей в год стоит аренда такого служебного авто!

В распоряжении редакции есть все документы по данному аукциону, в том числе жалобы на проведение этой госзакупки о том, что считать автомобиль премиум-класса санитарным как-то наивно, мы читали предписания ФАС об отмене аукциона. Любой интересующийся гражданин может на сайте госзакупок всё это найти. Дрягин пошёл на открытый конфликт с главным - и получил приказ о ликвидации отделения. Лично он два эти факта увязывает в причинно-следственную связь.

Расправа?

- Главный врач сначала мне предложил уволиться. Я отказался, - говорит хирург. - Я открывал это отделение, когда главного врача Маханькова ещё тут не было. Я не прогуливаю. Не пью. У меня нет ни одного выговора. Я сделал за всю жизнь порядка 20 тыс. операций. Я оперирую 400-500 человек в год. Если я на работе - три человека в день оперирую. Каждый понедельник я бесплатно консультирую в травмпункте, смотрю человек по 50. И не вижу причин, по которым я должен уходить.

Дрягин сдаваться не собирается. Он написал губернатору, министру здравоохранения. Минздрав хранит величавое молчание, в больнице работает комиссия.

От редакции

Мы будем следить за развитием событий. И за тем, что ещё могут под видом оптимизации натворить чиновники от медицины. Просим прокуратуру и минздрав обратить на эту ситуацию самое пристальное внимание.

Комментарий

Главный врач ОКБ № 3 Олег Маханьков:

- Идёт оптимизация коечного фонда. В травматологии функция койки низкая, по двум отделениям загруженность составляет 294 дня, а должно быть 340 дней. Доступность помощи населению не пострадает. Кроме того, мы расширяем отделение реабилитации, у нас там по больным с нарушениями мозгового кровообращения очень хорошие результаты. Вот и из «травмы» будем переводить туда людей, чтобы быстрее восстанавливались. Так что мы просто сокращаем те койки, которые пустуют.

Точка зрения

Главный травматолог области Леонид Полляк:

- Считаю решение о закрытии отделения нерациональным. У отделения Дрягина отличные показатели. Это второе отделение травмы недозагружено, а не первое. Мотивировка с увеличением реабилитационных коек тоже сомнительна: травматологи там никогда не работали, опыта нет. 30 коек минусуются из экстренного отделения! Часть больных, поступивших по скорой, подвиснет, а также больные, которым требуется эндопротезирование и артроскопические операции. С последними в городе полная катастрофа: кроме ОКБ № 3 их практически никто не делает. Я не получил ответа, куда мы денем столько больных.

Кто будет ими заниматься? Дрягин - ведущий в Челябинске хирург-травматолог с огромным опытом и заслугами, известный всей стране. Созданная им служба по объёму помощи, по технологиям, уровню персонала - лидирующая в городе.

Кстати

В медицинском сообществе города вспоминают, как пять лет назад по такому же сценарию был уволен из ОКБ № 3 завотделением сосудистой хирургии Дмитрий Алёхин. Рассказывают, что он пошёл на конфликт с главным врачом, отказался уволиться, в результате вышел приказ о закрытии ненужного отделения сосудистой хирургии. Ничего тогда не помогло: ни очевидная абсурдность решения, ни письма высоким чинам, ни шум в прессе, ни классность и социальная значимость отделения. Алёхин ушёл, а примерно через год в «тройке» открылось... отделение сосудистой хирургии. Уже с другим заведующим.

Врачи рассказывают о прекрасном хирурге-травматологе Леониде Сурьянинове, который много лет заведовал травматологическим отделением в ГКБ № 9 и вынужден был уйти с поста после конфликта с новым главврачом. Говорят, что недавно был уволен по непонятным причинам руководитель областного ожогового центра Михаил Коростелёв.

На слуху и ликвидация отделения экстренной хирургии 1-й челябинской областной больницы, возглавляемого Владимиром Приходько. Через год после этого скандала он скончался от сердечного приступа.

 
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество