aif.ru counter
76

Сердце в расщелине: Главный хирург Челябинска о пороках, зарплатах и тарифах

Вообразите полуоткрытую фисташку, и вы получите примерное представление об этом крайне редком врождённом пороке. Скорлупа - грудная клетка, ядро - сердце и лёгкие. В зарубежной литературе описывается пара таких случаев, то нигде не сказано, как это лечить. Челябинские доктора придумали способ. Не меньше находчивости хирургов удивляет и то, что свои чудеса они творят, не имея никаких материальных стимулов.

- Иван Алексеевич, отчего рождаются такие дети?

- Грудина формируется из двух зачатков, которые по мере развития плода должны постепенно сойтись и слиться в единый орган. Но тут что-то повлияло на эмбриогенез, трудно сказать, что именно, но чаще всего это происходит в первые три недели беременности. Поэтому не зря говорят, что зачатие и первый месяц после него должны быть идеальными в плане здорового образа жизни будущих родителей.

Мы знали, что должен появиться такой ребёнок. Его выявили при ультразвуковом обследовании. Сразу после рождения у него появились проблемы с дыханием, поскольку отсутствовал жёсткий каркас в виде грудной клетки, необходимый для нормальной работы лёгких. Сам дышать ребёнок не мог, его подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких. Сначала мы попробовали свести края грудины сразу, но от этого стало только хуже. Тогда мы заказали корсет из ткани с липучками и с помощью него постепенно, в течение двух недель смыкали расщелину. Когда это произошло, сердце и лёгкие сразу стали обеспечивать свою функцию, кислород в крови нормализовался. Только после этого мы отправились на операцию. Отделили плевральные мешки, сердечную сорочку, зашили. И всё.

Свою методику тренировки сердца и лёгких при полной расщелине грудины мы планируем опубликовать. Наш опыт может оказаться полезным для коллег.

- Насколько часто приходится сталкиваться с нестандартными ситуациями?

- Совсем недавно у нас был ребёнок с большой кистозной опухолью на ручке, называется лимфагиома. Она состоит из множества полостей, заполненных лимфой. Родители девочки из Ханты-Мансийска. Когда они узнали, что у них будет такой ребёночек, решили ехать к нам. Кистозные опухоли вообще не редкость, но с такой большой мы впервые встретились. Малышка весила 4,75 кг, а опухоль больше килограмма. Вопрос стоял о сохранении ручки. Тоже пришлось искать нестандартные решения. Ткани сильно кровили, поэтому для иссечения использовали лазер, а не радионож. У нас, кстати, сейчас на апробации два новых лазера. Производитель направил их именно к нам, потому что лазерная хирургия у нас находится на очень высоком уровне. Частично иссекли опухоль, но девочке еще предстоят прогревания и склеротерапия, потому что радикально такую лимфагиому можно удалить только вместе с ручкой.

- С какими врождёнными патологиями чаще всего приходится встречаться?

- С пороками сердца. Они идут на первом месте, около трети от общего числа. Их оперирует Игорь Владимирович Гладышев, талантливый хирург. Сейчас он заведует детским отделением в федеральном кардиоцентре, делает операции любой сложности. Сначала новорожденных привозят к нам в реанимацию, потом направляют туда, после операции они возвращаются к областную больницу на выхаживание. Это нормальная практика, так делается во всем мире. Кардиохирургия и реанимация новорожденных - это две узкоспециализированные отрасли. А если учесть, что дети с ВПС обычно имеют целый букет болячек... Тут должны разные доктора работать.

- Почему развиваются эти пороки? Экология у нас такая или что?

- Новорожденных с пороками сердца мы, как правило, получаем пачками, между периодами затишья. И частенько, когда отсчитываешь назад девять месяцев, получается, что их зачали в Новый год или другие «пьяные» праздники. Поэтому я и говорю, что здоровье младенца зависит от образа жизни мамы и папы до, во время и после зачатия. Спуститесь в нашу курилку и посмотрите, кто там сидит, - только мамы детей из ОПН, отделения патологии новорожденных. У курящих мам плод страдает от гипоксии, нарушается кровоснабжение и развитие органов. Конечно, бывает, что в образцовых семьях появляются больные дети, а у совершенно асоциальных вполне здоровые, но в большинстве случаев зависимость есть.

Что касается экологии, то мы как-то со студентами проводили исследование в зоне Восточно-Уральского радиоактивного следа и выяснили, что по порокам развития никакого преобладания по сравнению с другими территориями там нет. И со временем частота их появления не меняется.

- Вот вы рассказывали о технике, которую используете, о лазерах, радионожах. А если бы ничего этого не было?

- Так же оперировали бы, только с большими затратами времени. Каждый сосудик пришлось бы зажимать и перевязывать. Повысился бы риск воспаления из-за инородных тел, которые могли остаться в теле. С радионожом таких проблем нет, но здесь другие риски, техногенного характера. Например, однажды мы нанесли ожог девочке радионожом. Это как телега и «Феррари». Где вероятность ДТП выше? Естественно, у «Феррари».

- Как вы оцениваете уровень технической оснащённости больницы?

- Если сравнивать с другими больницами Челябинска, то оснащённость отличная, а с точки зрения того, что хотелось бы иметь, она пока слабая. Офтальмология ещё хорошо оснащена, а, например, нейрохирургия не очень. Хотелось бы, чтобы у нас было больше лапароскопических стоек, нужен микроскоп и система наведения, чтобы точно оперировать на мозге. Словом, пожеланий хватает, вложений требуется еще много.

- Есть надежда, что они будут?

- Да, они включены в программу модернизации здравоохранения. Ожидаем, что в 2012-м или уже в этом году что-то начнёт приходить. До этого много денег было вложено в амбулаторное звено, сейчас наступает очередь стационара. Проблемы здесь сложные, потому что зарплаты врачей, медсестёр и санитарок совершенно неудовлетворительные. Мы оказались в такой ситуации, что у нас просто-напросто не хватает хирургов, чтобы закрыть дежурства. Люди не идут, мы не можем сформировать достаточное количество операционных бригад, в итоге - «хвосты» с большими операциями.

- Вы знаете о докладе доктора Рошаля на всероссийском форуме медработников?

- Конечно. Видел его в Интернете. Он там всё правильно сказал. Не было никакой предвзятости, его слова отражают реальное положение дел в медицине, не знаю, почему Минздравсоцразвития так на него отреагировало.

- Если не секрет, какие у врачей зарплаты?

- Скажем, у меня, зама главврача, оклад 13 тысяч. Здесь учтены и докторская степень, и высшая категория, и всё остальное. У обычного врача он в пределах тысяч четырёх. Нам обещают повышение на 6%, но повышать нужно на 500%, а не на 6! Пока не будет нормальных зарплат, проблем с очередями и многим другим просто не решить. Но нам вроде обещают светлое будущее в 2013-м году, но не знаю, доживем ли мы до него.

Кто сейчас остаётся в медицине? Те, кому деваться больше некуда. А молодёжь не идёт. Раньше в интернатуре на кафедру детской медицины приходили по 15 человек, из них большинство ребята. Сейчас два-три человека, большинство девушки. В итоге в хирургии никто не остаётся. Так что если в ближайшее время отношение к стационарам не изменится, здесь будут очень серьезные проблемы.

- Что конкретно обещают? На 500 процентов оклады поднять?

- Почти (смеется). Обещают нормальные тарифы. Проблема областной больницы в том, что доля тяжелых больных, требующих высокотехнологичного лечения, довольно большая, а тарифы усредненные. Бюджет не покрывает расходов, мы работаем в убыток. Дошло до того, что приходится класть к себе легких больных, которых спокойно могли бы и не брать, чтобы заработать денег и вылечить тяжелого больного. Парадоксальная такая ситуация. Мы уже несколько раз встречались с главой областного ФОМС Михаилом Вербитским, и он сказал, что тарифы будут дифференцированы. Кроме того, финансирование стационара станет одноканальным, через ФОМС. Это сделает расходы более прозрачными. Надеюсь, это поможет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество