aif.ru counter
12.05.2011 16:30
109

Челябинка попала в реанимацию из-за дефицита инсулина

Почему диабетиков в который раз оставили без лекарств? Кто виноват в том, что положенные по закону лекарства люди покупают за свой счет? И почему единственным выходом для инвалида по диабету стала госпитализация: бесплатный инсулин остался только в стационарах! В этом попытались разобраться корреспонденты «АиФ-Челябинск» вместе с врачами-эндокринологами.

На игле

- Я вколол последний укол! – такую фразу слышат южноуральские эндокринологи каждый день. И не по разу! Казалось бы: выпиши рецепт на лекарство и дай человеку еще немного пожить на этом свете. Но врач не может. Потому что сидит перед мертвой компьютерной программой, которой не видны проблемы конкретного человека. Программа настроена так хитро, что «пробить» рецепт она не может, потому что его нет на складе.

- Пациенты матерят нас на чем свет стоит! Выходят с приема, дверьми хлопают – штукатурка с потолка летит! – рассказывают эндокринологи.

И тут у пациентов-диабетиков, осаждающих поликлиники, вариантов два: купить инсулин на свои деньги. Либо впасть в кому и умереть (когда нет инсулина и невозможно понизить сахар в крови, у диабетика возникает состояние гипогликемической комы – прим.ред.).

То, что инсулины стоят дорого – известно всем! Поэтому -то инсулин признан жизненно-необходимым и бесплатным препаратом, а диабетики – инвалидами.

- Кризис систематически возникает, но никак не по вине врачей, - уверен правозащитник Константин Путник – Это наши чиновники из минздрава стрелки перевели на лечащих врачей-эндокринологов. Выставили их крайними! Я написал открытое письмо в СМИ – меня обвинили в том, что я решаю свою частную проблему. Сейчас инсулин для Путника есть. А для 7 тысяч пациентов Челябинска – нет! (23, 5 тыс. в Челябинске больных сахарным диабетом,. 7 тысяч получают инсулины, остальные - сахароснижающие таблетированные препарты – прим.ред.). Я создал сообщество и веду сайт. Не давать инсулины людям, в которых они нуждаются – это преступление! Инсулин должен быть не на складах, а у пациентов.

Реанимация – спасенье!

- За 42 года моей работы такой коллапс впервые! - объясняет главный эндокринолог Челябинска Татьяна Вайчулис. - Инсулин был всегда в том количестве, в котором он необходим, даже в запасе оставался. В 2010 году начались проблемы! Вот цифры: федеральных льготников в этом полугодии снабдили лекарством на 70% от потребности, а региональных – всего на 30%! Каждый десятый в нашей стране – инвалид. 45% всех инвалидов, которых ставят на учет по инвалидности впервые – это диабетики. Да, они вынуждены колоть себе инсулин по 5-6 в день, но они работают! Это активные и трудоспособные люди! С инсулином мы им отодвигаем осложнения на 10-20 лет. Без инсулина они обречены…

Единственный выход, к которому прибегают пациенты – ложатся в стационар! Там лекарство есть! Но людей привозят в больницу на Скорых, и сразу в реанимацию:

- В ГКБ №7 лежит молодая женщина, - сообщает Вайчулис. – Она пыталась растянуть месячную дозу на год! Экономила! Дай бог, чтобы врачи ее спасли! Эндокринологические отделения – заполнены под завязку!

- Пребывание диабетического больного в стационаре в течение двух недель обходится бюджету в 8 тысяч рублей, - ведут подсчет рядовые эндокринологи. – Если он попал в реанимацию – и того больше: первые сутки «встают» в 14 тысяч, вторые и третьи – в 37 тысяч. Никто в мире себе такого позволить не может! Один день в реанимации – это стоимость каждодневных лекарств на целый год, если бы они были! Тут даже первокласснику понятно: выгоднее снабдить больного инсулином на каждый день – а не ждать обострения и разорять и без того дефицитный бюджет!

И есть еще непонятная арифметика, которую «подбили» эндокринологи на местах. Но которую они никак не могут донести до чиновников, «распиливающих» бюджетные деньги.

- Наши больные получали картриджные формы (это шприц-ручка, которой вводить лекарство удобнее и легче – прим.ред.) А нам говорят, вам нужны флаконы, а не картриджи. Флаконы якобы дешевле! Мы посчитали: при 1 типе диабета инсулин во флаконах обходится в 1 477 рублей в месяц! А в картриджах – в 1 425 рублей! Где же экономия? Мало того, что вводить лекарство во флаконе неудобно: у пожилого пациента дрожат руки, плохо видят глаза, надо набрать нужную дозу. Воздух в игле надо спустить! При каждой инъекции из флакона мы теряем 4-6 единиц инсулина! Картриджи придуманы во всем мире для экономии инсулина.

Где деньги лежат?

- Мы стараемся, чтобы лекарственная помощь оказывалась в рамках тех средств, которые Челябинской области выделены, – отвечает рядовым эндокринологам заместитель начальника управления лекарственного обеспеченияМинистерства здравоохранения Челябинской области Валентина Мосина, – 155 миллионов рублей – объективная реальность, через которую не перепрыгнешь. К ним еще обещают 124 миллиона. У нас в Минздраве под столом деньги не лежат!

И тут же чиновница бросается в длинные объяснения, почему деньги из резерва до сих пор не дошли до пациентов:

- Мы готовили экономическое обоснование, считали цифры прироста больных, они же растут день ото дня…

Кстати, по словам медиков, только за последние 4 месяца диабетики, оставшиеся без лекарств, купили на свои деньги на 4 миллиона лекарств.

- Нельзя делать людей инвалидами, - считает Вайчулис. – Нельзя ставить врача перед выбором: кого спасти сегодня? Гемофилика? Онкобольного, которому срочно нужна «химия?» Или нескольких диабетиков? И нельзя превращать жизнь диабетика в ад: чтобы он звонил каждый день в поликлинику и спрашивал: «Не появился инсулин?» Нельзя так унижать людей !

Важно

Людмила Мосина, отвечающая за отпуск льготных рецептов, разрешила дать свой телефон, чтобы диабетики звонили напрямую ей. Она решит проблему с лекарством, если дело касается жизни смерти: 263-84-43.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество