aif.ru counter
29

Образование: подойдёт ли нам американская модель?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ - Челябинск» 02/03/2011

Планируемая реформа образования вызвала много споров. Что ждёт школы, вузы и профессиональные училища? Правда ли, что реформа приведёт к такой перестройке, что вреда будет больше, чем пользы? Как избежать этого - сохранить прежние достижения, но и идти в ногу со временем?

Круглый стол в пресс-центре «АиФ-Челябинск» собрал целый ряд специалистов, чтобы выявить наиболее спорные моменты.

Заместитель председателя Законодательного собрания Челябинской области Александр Журавлёв.

Начальник управления профессионального образования министерства образования Челябинской области Елена Зайко.

Директор Дворца пионеров и школьников им. Н. К. Крупской Иван Иоголевич.

Проректор ЧГМА по учебной работе Илья Волчегорский.

Проректор ЧГАКИ по учебной работе Сергей Буцык.

Председатель общественной организации «Совет родителей» Елена Сыркина.

Заместитель главного редактора «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин.

Готовы ли ученики к выбору?

Эльдар Гизатуллин: Что же ожидает школы, вузы и проф-техучилища Челябинской области? Оправдал ли закон ожидания общества?

Александр Журавлёв: Время для нового закона давно назрело - уже 5 лет отдельные положения активно обсуждаются в профессиональных кругах. Но решили проект вынести на всенародное обсуждение, ведь образование так или иначе касается всех. От населения поступило почти 11 тысяч замечаний! Только от нашего Законодательного собрания было направлено около 40 поправок, была видеоконференция с Госдумой, мы были в Москве на парламентских слушаниях. Закон сырой, это можно сказать точно. Испытываешь и разочарование - неужели 5 лет обсуждения прошли впустую, но и облегчение - нам всё-таки дали время на доработку.

Елена Зайко: Однако нельзя сказать, что все положения спорны. Есть и плюсы - в частности, что касается профессио-

нального образования. Все согласны с тем, что рабочие специальности сейчас остро востребованы. Встраивание системы профессионального образования в новую схему повышает статус училищ.

Иван Иоголевич: Прежний закон был одним из лучших, но прошло уже 20 лет. Главное, по моему мнению, что должно быть прописано в проекте, - целевая программа подготовки педагогических кадров. В США, к примеру, в своё время очень серьёзно взялись за преподавание математики - куратором программы назначили бывшего астронавта. Нам нужно такое же внимание со стороны государства.

Э. Г.: Как известно, ученик теперь сам будет выбирать из трёх групп предметов. Честно говоря, когда я учился в школе, мечтал о самостоятельном выборе предметов, так как уже знал свои сильные и слабые стороны. Но понятно ведь, что учащиеся не разделятся на три равные группы. Как же быть в такой ситуации учителям? Не получится ли так, что педагоги будут подгонять интересы учеников под существующий штат?

Елена Сыркина: Да, и это лишь одна из проблем. Родителям до сих пор непонятно, почему выбраны именно три группы предметов. Готовы ли школы к новому материально-техническому оснащению для преподавания данных групп? Тоже неясно. Наконец, родители опасаются, что всё снова упрётся в деньги - многое может просто уйти в тень. Упор будет сделан на дополнительные курсы, за которые придётся платить. И все деньги, и лучшие кадры, и ресурсы будут направлены на эти курсы, а не на основной учебный процесс! Также мы задаёмся вопросом: будет ли преемственность между дошкольным и школьным образованием по новой схеме? Все эти моменты чётко не прописаны.

Илья Волчегорский: По сути, это американская модель, когда расписание будет составляться исходя из загруженности преподавателя, а не классов, как сейчас. Ребята по каким-то предметам будут учиться вместе, а по каким-то врозь. Готова ли школа к новой сетке? Мне кажется, нет.

Сергей Буцык: Здесь ещё надо учитывать, что американская схема изначально основана на совершенно других принципах. Там очень силён индивидуализм, ребёнок с ранних лет привыкает к самостоятельному выбору. У нас же, наоборот, опора на коллективизм - многие ребята руководствуются примерами друзей, одноклассников.

Где возьмём аспирантов?

Э. Г.: Реформа всерьёз затрагивает и высшую школу. Предлагается вовсе ликвидировать академии. В Челябинске, как известно, две академии. Что принесёт им смена статуса?

И. В.: Никакой новый нормативный акт не встречает поначалу ни единодушного одобрения, ни осуждения. Есть свои плюсы и минусы. К числу плюсов нового закона я отношу то, что прописывается взаимодействие вуза с базами производственной практики. Сами понимаете, для медицинской академии это немаловажный момент. Что же касается смены статуса, то тут, конечно, я вижу негативные моменты. Могут возникнуть проблемы с подготовкой кадров. Непонятно, кто будет работать в аспирантуре провинциальных вузов. Подготовка аспирантов остаётся лишь в столичных вузах. Трудно поверить, что кто-то из московской аспирантуры поедет в провинцию.

С. Б.: Согласен, мы можем лишиться аспирантов и магистров - это нанесёт большой удар по научной деятельности в провинции. Считаю, что специализированные вузы - медицинский, искусства и культуры, другие - необходимо вынести за рамки нововведений. Надеюсь, наши замечания будут учтены. С другой стороны, всё новое поначалу всегда встречает сопротивление. Помните, сколько было споров вокруг ЕГЭ? До сих пор говорят, что ЕГЭ препятствует поступлению творческих ребят в вузы - в частности, в нашу академию. Это не так. Русский язык и литература остаются среди экзаменов, позволяя гуманитариям набрать баллы.

И. В.: Тем не менее замечу, что мы наблюдаем в последнее время снижение подготовки абитуриентов.

Э. Г.: Знаете, среди директоров школ встречаются подчас очень неожиданные суждения по поводу нового закона. Один

из них прямо сказал: «Закон глупый, а потому хороший. Он убьёт преподавание моего профильного предмета, а значит, и я, и мои дети сможем зарабатывать хорошие деньги на дополнительных курсах».

Е. С.: Вот об этом я и говорю!

А. Ж.: Понимаете, критиковать всегда легче, чем что-то предлагать. Повторю, радует то, что закон всё-таки отправили на доработку. И нынешний наш разговор не пройдёт бесследно. Все замечания и пожелания я доведу до депутатов Госдумы от Челябинской области.

Э. Г.: Что же, будем надеяться, что в итоге все спорные моменты пройдут самый тщательный анализ, и нас не поставят перед новым законом, как перед свершившимся фактом. Пусть пройдёт ещё сколь угодно времени, но главное, чтобы все наши замечания были учтены. Не случайно здесь упомянули американскую модель. Не погнаться бы нам в очередной раз за зарубежным опытом, по пути растеряв то, в чём были сильны.

Измерим пульс у апельсина

Александр Попов, директор лицея № 31 Челябинска:

- Стандарт хорош, но скромен. Необходимо идти дальше - опрощаться, опрощаться и опрощаться. Трёхмерность патриотизма, ОБЖ и физкультуры трудна и неподъёмна для сузившегося сознания наших людей. Национальную идею берём со стен прошлого: «Не сори!» В школах вводим единый предмет из светлой и ясной дороги одномерности. У всех, от президента и до первоклассника, мысль в мозгах одна: «Не сори!» Головы летят с тех, кто сорит, штрафы на них и двойки в дневники.

Руководители высоких уровней, кроме общенациональной идеи, обладают ещё одной: «Жизнь - занятие медленное, но верное».

Первый год президентского правления. Все бьются над начальной стадией - не сорить бытовыми отходами. Полиция штрафует, не оглядываясь на лица. Не соришь - патриот! Не соришь - ведёшь здоровый образ жизни. Поднимаешь брошенное - занимаешься физкультурой. Через год страну не узнать.

На второй год задачу усложняем: идёя та же, а не сорим словами. Сказал лишнее - в тюрьму, не сдержался - штраф, оконфузился - двойку в дневник. Патриот немногословен, здоровье неболтливо, спорт скромен. Через два года мир потянется отдыхать в страну, там, где чисто и нешумно, душа неслышно поёт.

Третий год - опять не сори, но деньгами. Нецелевое использование финансов ведёт к длительным срокам заключения. Списки непатриотов висят в общественном транспорте, на вокзалах и аэропортах. Все понимают: рот у человека один, не суй туда что попало, вот тебе и здоровый образ жизни. Спорт прост, ходи пешком!

Четвёртый год: не сорим людьми. Уехал специалист за бугор - министра в тюрьму. Уволил человека - отдай ему зарплату.

На пятый год страна едина патриотами со здоровьем и спортивной выправкой. И никаких мозгов не надо, достаточно одной извилины: «Не сори». Совершенство этих шести букв неоспоримо. Идеи хватит на века, научимся не сорить: и чувствами, и мыслями, и верой. Китайцы от зависти начнут у апельсинов пульс измерять. Американцы Аляску на воспитание отдадут. Японцы от Хоккайдо до Сахалина туннель построят на свои деньги.

Всё возможно, если у нашего руководства, в отличие от нас, ещё одна извилина будет в наличии: «Жизнь - занятие медленное, но надёжное».

Что, на ваш взгляд, нужно изменить в отечественном образовании? Приглашаем вас в комментарии! 

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах