aif.ru counter
540

Жал руку Путину. Как сын кулуевского пастуха вышел в большой мир

АиФ-Челябинск №39 28/09/2016
Гиниятуллу Умурзакова позвали родные могилы, и он вернулся в Кулуево.
Гиниятуллу Умурзакова позвали родные могилы, и он вернулся в Кулуево. © / фото Анны Усмановой / АиФ

Этой весной Гиниятулла Хидиятович Умурзаков отметил 70-летний юбилей. Конечно же, в местной библиотеке. Потому что Гиният-агай - признанный краевед, профессиональный историк, который знает о башкирах практически всё. К нему идут люди, чтобы научиться правильно составлять своё генеалогическое древо - «шежерэ». Он был главным консультантом недавнего Сабантуя. А ещё постоянно пишет статьи в районную газету «Всходы», из которых башкиры узнают о себе много чего интересного.

Плох тот башкир, в ком скифа нет

«Башкиры - это очень древний народ, многосоставное явление, - рассказывает Гиниятулла Умурзаков. - Это потомки сарматов, скифов, родственная ветвь гуннов. В башкирах течёт кровь древних угров, тюрков и иранских племён.

Даже у самого слова «башкир» есть 40 вариантов произношения: башикули, паскатиры, башкурды и т. д. Некоторые учёные пытаются доказать башкиро-шумерское родство, это означает, что мы древнейший народ, причастны к первой цивилизации на земле. Учёный-историк Салават Галямов сравнивает шумерский «Эпос о Гильгамеше» (его нашли на глиняных табличках в Месопотамии) с «Урал-батыром» - башкирским эпосом (его в 1911 году нашёл и записал один собиратель башкирского фольклора). Так вот, у этих литературных источников совпадают целые страницы текстов, одинаковое содержание и имена героев. Например, есть у нас знаменитая пещера Шульганташ (по-русски её называют Каповой пещерой), а имя вавилонского царя было Шульги».

Гиният-агай может часами беседовать на свою любимую тему. Средневековая история - его конёк. Он полюбил её ещё в пятом классе, когда учитель Вакиль Гарипович Азнабаев рассказал сельским мальчишкам про Одиссея и Гомера. Тогда-то к Гиниятулле и приклеилось прозвище Историк. Родители кулуевского самородка не умели ни читать, ни писать. Отец работал пастухом, мать - в колхозе. Зато отец знал много башкирских сказок и легенд, показывал сыну древние захоронения, могильники.

«Вся наша история - на кладбищах, там искать надо, - рассказывает Гиниятулла Умурзаков. - Например, село Кулуево образовалось из двух деревень: Мустафа и Мухаметкулуево. Мустафа более древняя, ей 600-700 лет. На старом кладбище нашли камень, там арабской вязью выбита эпитафия: «Мустафа», далее стёрто, затем дата: 1612 год. Этот камень мы хотим сейчас выкопать и поставить в кулуевский музей. Осталось только заново его отыскать: он почти весь ушёл в землю, осталось от него сантиметров 30-40».

Ленинград, Путин, Тутмос III

Гиниятулла родился в 1946 году. Семья жила бедно, и об истории мальчишка мог только мечтать.

После седьмого класса пошёл учиться в строительное училище, работал каменщиком, трактористом на родных кулуевских полях. А в 20 лет с ним случилось несчастье: врачи заподозрили туберкулёз, удалили часть лёгкого, а наутро после операции парень проснулся парализованным. Полтора года пролежал в больнице, потом пальцы на руках стали шевелиться, а одна нога так и не отошла.

«Мне дали инвалидность, 30 рублей пенсии и вышвырнули, - вспоминает Гиният-агай. - Я понял: чтобы не пропасть, срочно надо учиться. В 23 года окончил среднюю школу, стал работать учителем истории в деревне Чапаево. Проработал год и поехал в Ленинград поступать в университет. Почему в город на Неве? Когда я ещё ходил по врачам с подозрением на рак лёгких, меня отправили туда на обследование. Я прожил в Ленинграде три месяца, а полюбил на всю жизнь».

В первый раз кулуевский абитуриент не поступил - не смог пройти по конкурсу. Дал самому себе слово сделать три попытки. И со второй поступил на исторический факультет Ленинградского университета имени Жданова. Того самого, где учился и будущий президент Путин.

«Я, пожалуй, был самым старым первокурсником - 25 лет, - рассказывает Умурзаков. - Поэтому меня сразу выбрали старостой. На юридическом факультете у меня учился друг, брат Руслана Аушева (первый президент Ингушетии. - Ред.) Магомед. Там я и познакомился с Путиным. Ему было лет 17-18, невысокий, обычный. Мы много раз встречались на студенческих соревнованиях, оба занимались восточными единоборствами. Путин был дзюдоистом, а меня мой сосед по общежитию, японец Иида Макота натаскивал в приёмах каратэ. Нога моя к тому времени отошла, и я даже участвовал в боях. Два раза на смешанных единоборствах мы боролись с Путиным, правда, оба раза он меня завалил».

Гиниятулла Хидиятович мечтательно щурится и говорит, что студенческие годы были самым прекрасным временем в жизни. Красивый город, первая любовь… Тогда же с ним случилась ещё одна замечательная история.

«Однажды я три месяца был на практике в Эрмитаже, - вспоминает старый историк. - Как раз в то время в нашу страну привезли на выставку мумии египетских фараонов. И вот однажды утром я пришёл в Эрмитаж, смотрю - саркофаги стоят. Один приоткрыт. Я туда, конечно же, полез. Ткань, в которую мумия была завёрнута, как будто бритвой слегка разрезана, и лицо приоткрыто. Я протянул руку и погладил. Это был Тутмос Третий, так на табличке было написано. Думаю, в тот момент его дух мне передался: уж очень я древнеегипетскую историю люблю».

Меняем чай на книги

Жизнь у простого кулуевского паренька получилась интересная. Он с отличием окончил университет, о его дипломной работе даже написали в одной из ленинградских газет. Затем много лет проработал в Уфе - преподавал в университете, работал в Центральном архиве Башкирии. Много лет ездил в экспедиции по отдалённым районам, собирал легенды, предания, записывал на магнитофон народные песни, выкупал у жителей старинные книги на арабском языке. Чтобы бабушки становились сговорчивее, члены экспедиции везли с собой чай.

«Чай был дефицитом, - объясняет Гиният-агай. - У нас в машине всегда два мешка чая было, мы за два-три месяца до экспедиции его закупали. В основном выменивали книги, редкую утварь, посуду из бересты. Лишь одна женщина не продала семейные реликвии, сказала: «С собой в могилу возьму». Я до сих пор её помню».

В архивах среди старых документов он продолжал собирать информацию про Кулуево. В 1991 году издал книгу «Древние башкиры. Некоторые вопросы истории». В ней рассказал о происхождении своего народа, его истории периода Средневековья. Несколько лет спустя уфимский профессор Дамир Валеев (под его редакцией вышла книга) в составе делегации российских учёных был в поездке по США и в библиотеке американского Конгресса обнаружил эту книгу.

В последнее время нашему герою стало трудно ездить в экспедиции, он перешёл работать в Башкирский библиотечный колледж. Вышел на пенсию, но продолжал трудиться. А когда стал засыпать на семинарах, совесть заела, и он решил уйти. Продал квартиру в Уфе и поехал на родину - в Кулуево.

Я спросила его, что важного он понял о жизни, о башкирах как историк. А он сказал: «Жгучая боль у меня за народ, огромная любовь к нему. Башкиры - дети степей, дети природы. Они и сейчас такими остаются - более наивными, непрактичными. Слишком простодушны, доверчивы, так сложилось исторически, потому что с природой они общались больше, чем с людьми».

И в 70 лет Гиният-агай не бросил общественную деятельность. Дополняет, изменяет свою книгу, хочет переиздать большим тиражом. Дружит с библиотекой, пишет просветительские статьи. Пришёл в школу, сказал: «Почему не используете меня, не зовёте в школу? Я готов и без денег кружок исторический вести». Добрый дедушка, в чьей голове хранится история целого народа. Может быть, где-нибудь за партой в пятом классе сейчас сидит мальчишка, который так же полюбит историю и сохранит удивительные рассказы для тех, кто придёт позже?

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество