aif.ru counter
953

XVIII век. Жителей Челябинской крепости волновали безопасность и экология

АиФ-Челябинск №7 17/02/2016 Сюжет Совместный проект ГУ ОГАЧО и «АиФ - Челябинск»
Документы представляют огромную ценность для изучения истории Южного Урала.
Документы представляют огромную ценность для изучения истории Южного Урала. © / фото Александра Фирсова / АиФ

О первых годах «биографии» Челябинска рассказывают документы фонда И-63 государственного архива Челябинской области. Благодаря этому архивному делу, насчитывающему более тысячи страниц, мы можем составить достаточно полную картину жизни Челябинска середины XVIII века.

История этих документов отчасти похожа на детектив. Долгие годы они считались безвозвратно утраченными, потому что весь архив канцелярии Исетской провинции сгорел во время Пугачёвского восстания. И только через 160 лет, в 1937 году, часть архива чудесным образом нашлась.

Центр провинции

«Почему эти документы уникальны? Потому что это единственный источник информации по истории нашего города начиная с 1736 года, непосредственно с заложения крепости, - поясняет Галина Кибиткина, главный археограф государственного архива Челябинской области. - Больше мы нигде не найдём таких сведений по этому периоду в жизни города».

В архивном деле содержатся указы Исетской провинциальной канцелярии, расположенные в хронологическом порядке: они охватывают период с 1736-го по 1762 год. Следует уточнить, что слово «канцелярия» нужно воспринимать не в современном его значении. Канцелярия в то время - это полноценный орган государственной власти на местах, во главе с воеводой, который назначался сюда из Москвы. И представители этого органа власти несли полную ответственность за состояние всех хозяйственных дел в подведомственной Исетской провинции.

«Челябинск с 1744-го по 1781 год был центром Исетской провинции, и уже тогда неофициально назывался городом, - рассказывает Галина Кибиткина. -Исетская провинция по своей территории была намного больше нашей Челябинской области, в неё входили части современных Курганской, Тюменской, Свердловской, Оренбургской областей. То обстоятельство, что именно в Челябинске располагалась канцелярия, дало толчок к его дальнейшему развитию. Это был центр провинции, и его надо было обустраивать, облагораживать, налаживать здесь торговлю и т. д. В 1748 году заложили каменный Христорождественский храм, который стал главным собором Исетской провинции. Крепостей тогда строили много, но далеко не все из них превратились в крупные города».

Архивное дело И-63 насчитывает более тысячи страниц. Есть там и указы воеводы - назначенца Москвы, которым подчинялись все жители Челябинской крепости.
Архивное дело И-63 насчитывает более тысячи страниц. Есть там и указы воеводы - назначенца Москвы, которым подчинялись все жители Челябинской крепости. Фото Инны Панковой

Что касается истории с неожиданной находкой документов, то, по словам Галины Николаевны, запись в деле фонда гласит, что «в 1937 году казак села Миасского сдал бумаги в Челябинский областной краеведческий музей». Затем музей передал найденные документы в областной архив. Имя этого человека так и осталось неизвестным, а опытные работники музея рассказывали, что казак нашёл документы на чердаке старого дома в селе Миасском.

«Особливо в речку ничего не бросать»

По содержанию и характеру сохранившихся указов мы не только можем узнать, как жили люди в крепости, но и представить, как была устроена тогдашняя «вертикаль власти». Во-первых, над местной канцелярией стояли более высокие инстанции: Оренбургская губерния и Правительствующий сенат. Указы, приходившие «сверху» из Оренбурга и Москвы, в канцелярии переписывались и рассылались по провинции. Ну а во-вторых, в Исетской провинции издавали самостоятельные указы, которые касались местных дел и которые также надлежало неукоснительно исполнять.

Несмотря на разделяющую нас огромную историческую дистанцию, вопросы общественной жизни, волновавшие почти 300 лет назад наших предков, не так уж и отличаются от сегодняшних проблем. Местные указы, в частности, касались соблюдения порядка и благопристойности во время крестных ходов (говоря на современный лад - во время массовых мероприятий), охраны строящихся железоделательных заводов от набегов киргиз-кайсаков и других инородных племён (то есть вопросы безопасности), поддержания чистоты на улицах города (вопросы коммунального хозяйства) и строительства дорог.

Например, в те времена в центр города, где располагались гостиный двор и торговая площадь, люди приезжали на рынок на лошадях, а после торговли на площади оставались мусор и навоз. И это было настоящей городской проблемой. Челябинский историк Гаяз Самигулов в своей книге «Крепость и провинциальный город с 1736 по 1781 год» (основана на документах фонда И-63) пишет: «Прибывший к исправлению воеводской должности подполковник И. Лазарев был несколько ошеломлён царящей в городе простотой нравов».

И далее текст документа: «Сим всем тем здешним жителям накрепко подтверждаю: дабы в городе всё доброе урядство и чистота была, и для того отнюдь никому не дерзать по улицам помёту и навозу бросать, а оное всё за городу с версту отвозить и в удобных местах и в логах слогать и особливо в здешнюю речку ничего не бросать…»

Кстати, вопросы экологии волновали челябинских жителей и в XVIII веке. Уже тогда издавались указы, касающиеся, если говорить современным языком, природоохранных мероприятий по защите Челябинского бора. Например, инструкция 1744 года: «Иметь крепкое и неослабное осмотрение, чтобы леса безделно никем трачены не были, и на дрова годного к строению рубить не велеть. Особливо ж великих огнищ в лесах раскладывать не велеть… чтоб пожару не учинилось». Дальше в документе говорится, что нарушителей указа ждёт немалый штраф.

Указы воеводы - в интернете

Надо сказать, что документы в канцелярии Исетской провинции шли не только сверху вниз, но и снизу вверх: была, если можно так сказать, налажена обратная связь. Люди, приезжавшие в крепость, должны были полностью себя обеспечивать. Не было ведь ни подъёмных, ни льгот, никакой «социальной поддержки». Они сами строили дома, пахали землю, выращивали зерно и овощи, занимались ремеслом. Поэтому и обращались к местной власти с различными бытовыми вопросами: выделить участок под вырубку леса для строительства, определить место для сенокоса, получить участок для постройки дома и т. д. На всё это надо было получать разрешение в канцелярии.

В то время шло активное строительство железоделательных заводов, и их хозяева обращались в канцелярию с просьбой выделить казаков для защиты от набегов кочевых народов. Например, в деле хранится «Указ Исетской провинциальной канцелярии об охране Каслинского завода казаками Якова Коробкова». Также заводчики обращались с просьбами найти и прислать рабочих, и канцелярия организовывала вербовку рабочей силы на строительство заводов и важных «социальных» объектов. В деле есть «Указ Исетской провинциальной канцелярии о привлечении нарядов казаков для строительства в Челябинске гостиного двора и лавок».

«Эти документы представляют огромную ценность для изучения истории Южного Урала, наша задача - их сохранить, поэтому архив решил это дело на руки не выдавать, - говорит Галина Кибиткина. - Ещё три года назад дело было в достаточно плачевном состоянии, появился грибок».

Два года в нашей реставрационной лаборатории специалисты выполняли кропотливую работу. Сначала провели дезинфекцию, чтобы приостановить деятельность грибков, потом архивное дело отмывали по специальной технологии. Ведь естественным образом накапливаются пыль, грязь. Затем дело реставрировали и только потом отсканировали. Теперь оно существует в электронном виде и есть в открытом доступе в Интернете. Правда, тексты там всё-таки сложные для чтения, под силу в них разобраться, наверное, только профессиональным историкам.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество