aif.ru counter
140

Клара Антонова. Моя Вердиевская осень...(часть 1)

Александр Фирсов / АиФ

«Когда вхожу сюда, то каждый раз

Меня охватывает вдруг волненье

Необъяснимое… Волнует всё:

И запах кресел, и особый цвет

Вот этих стен, светильники, портреты…

Здесь чужие судьбы

Мы проживаем как свои, в плену

Прекрасных звуков… Может, в этом скрыт

Инстинкт бессмертия?.. Ведь умирая

С героем вместе, мы не умираем, –

А значит, жив и он. И ничего

Не умирает на земле, пока

Есть музыка и память…»

Автор поэтических строк Константин Скворцов словно уловил мои чувства от встречи с музыкой Верди в оперном театре.

Особенно в эти дни. Когда весь музыкальный мир празднует 200-летие композитора. Посещение театра превращается в прикосновение к многоликому космосу мелодий, звуков, страстей, разрывающих душу арий, драматической экспрессии оркестра, сильных человеческих эмоций – к волшебному Дару Верди. На экранах телевизоров, в Интернете, в записи на дисках можно увидеть фильмы о Верди, услышать лучших певцов Земли в вердиевском репертуаре, познакомиться с выставками в залах музеев, приуроченных к юбилею Маэстро, с костюмами, украшениями, афишами из архива оперного театра Рима, эскизы декораций вердиевских постановок, выполненных прославленными Дзефирелли, Феллини, Бенуа, представить гигантские экраны на улицах городов, транслирующих метрополитеновские спектакли. Позавидовать москвичам, смотрящим «Трубадура» старейшего итальянского театра марионеток или образцовского кукольного – «Риголетто»… Всего не назовешь, не расскажешь, не упомянешь. А ведущие театры мира ставят, ставят и продолжают ставить оперы Верди. Такое чувство, что весь земной шар окутывают волны вердиевской музыки.

Джузеппе Верди. Портрет работы Джованни Болдини (1886) Фото: АиФ

Здесь неважно, что не всем знакомо полное имя Верди – Джузеппе Фортунато Франческо Верди. Не всякому памятно название некогда глухой итальянской деревни Ле Ронколе, где 10 октября 1813 года родился будущий композитор, чья мраморная фигура в числе четырех гигантов: Россини, Беллини, Доницетти, Верди, установлена в фойе «Ла Скала». Что отец – трактирщик, мать – пряха. Что многие современники попадали под гипноз его чудесных глаз. Что консерватория, куда Верди не был принят, теперь носит его имя. Что не получив полного классического музыкального образования, он обогатил репертуар оперных театров мира блестящими созданиями и сам стал классиком.

Для меня важно другое. В нашем городе есть оперный театр, сумевший за полувековую историю своей жизни познакомить и влюбить многих южноуральцев в такой великий жанр, как опера. В их числе была и я, имевшая возможность «вживую» слушать роскошные творения Мастера. Так, особое место в моем сердце стало принадлежать Верди.

20 сентября состоялось открытие 58-го театрально сезона в Челябинском театре оперы и балета имени М. И. Глинки. Давали «Трубадура». Я не могла упустить такую возможность и отправилась в Оперу. Зал был полон. Заняв кресло, я погрузилась в чтение либретто. На обложке программки – последнее послание главного художника театра Леонида Рошко, покинувшего в этом году нашу грешную землю. На черном фоне ночного неба, объятая красно-желтым пламенем огня, гитара. Ее прикрывает отливающий голубовато-серебристым блеском, большой тяжелый меч – символ рыцарской доблести.

Вверху, над пламенем, крупными буквами написано: «ПРЕМЬЕРА». Более мелко: «200-летию со Дня рождения Дж. Верди посвящается…»

Внизу, под гитарой и мечом, на фоне едва заметных черно-синих облаков и круглого молочно-розового диска луны:

Дж. Верди

ТРУБАДУР

опера в 2-х действиях 8 картинах

Либретто С. Каммарано

Исполняется на итальянском языке с русскими субтитрами

Программка спектакля Фото: АиФ

Кто-то рядом, тихо разговаривая с соседом, произнес: «Ты знаешь, по-моему, художник, изобразив гитару на афише, напоминает нам о близости итальянской музыки к бытовой песне, за что композиторов Италии порой упрекали в «гитарности» сопровождения их опер. А оркестр называли «большой гитарой». Еще: «Ты, наверное, не помнишь, что слово “трубадур” произошло от провансальского “trobar”? Что означает «сочинять, изобретать, находить».

Да, просвещенные соседи оказались правы. И по окончанию спектакля я убедилась: главным трубадуром в этот вечер стал сам «сочинитель» 200-летний Верди. За ним послушно следовали музыканты оркестра во главе с дирижером Евгением Волынским, которого я впервые увидела за пультом и поверила его утверждению о преданности классической музыке, «живому» звуку, «способному сегодня утолить духовный голод».

Достойно вели свои партии артисты хора, руководимые Натальей Макаровой, и солисты: Станислав Трофимов (бас), Дмитрий Шилов (тенор), Анастасия Лепешинская (меццо-сопрано), Сергей Гордеев (баритон), Наталья Заварзина и Екатерина Куликова (сопрано), Сергей Сидоров и Николай Глазков (тенора), Иван Морозов (бас).

К слову сказать, в челябинской труппе удачно распределились партии среди певцов. Такой расклад голосов не всегда возможен. Видно, не случайно в свое время Верди печалился, что ни в Венеции, ни в Риме не оказалось труппы, подходящей для исполнения «Трубадура». Не находилось актрисы на роль столь дорогой ему Азучены. Задерживала сочинение оперы утрата, постигшая Верди в 1852 году – смерть либреттиста Каммарано, передача завершения работы Леону Эммануэле Бардари. К тому же, пьеса, выбранная композитором, являлась дебютом испанского драматурга Гарсиа Антонио Гутьереса. Она предлагала вымышленную запутанную мрачную интригу невероятных событий, происходящих в Испании в начале XV века. Чтоб облегчить восприятие зрителем сюжета, создатели оперы вынуждены были прибегнуть к приему рассказов действующих лиц о событиях, когда-то случившихся с ними.

С первых мгновений, раздавшихся звуков военной трубы и открывшегося занавеса, ты попадаешь в атмосферу ночного дозора караульных солдат (артисты хора) Графа ди Луна, слушающих рассказ графского оруженосца Феррандо (Трофимов) о страшных временах 20-летней давности. Тогда в семействе знатного рода было два брата. Одного из них в юности, будто, околдовала ведьма – цыганка. За что старый граф приказал колдунью живьем сжечь на костре. Дочь цыганки похитила ребенка. Вскоре на месте костра нашли детские кости. Старик-отец не поверил в гибель своего сына. Перед смертью завещал старшему разыскать брата.

С мрачной баллады Феррандо начинается опера.

Солист оперы, лауреат Международного конкурса Станислав Трофимов (бас) в центре, в сцене из оперы «Трубадур», в партии Феррандо. Фото Андрея Голубева Фото: АиФ

На черном фоне таинственного владения ди Луна, стелящегося тумана, наполненного то серовато-белыми облаками, то ярко-красными отблесками костра, на сцене появляются герои «Трубадура». Страстно-эмоциональный накал оркестра вселил надежду на появление энергичных красок в палитре звуков инструментов в опытных руках музыкантов во главе с новым дирижером. Красивые голоса ласкали слух. А если исполнитель-солист и артисты хора в своих партиях то величаво-благородных, то сдержанно-тревожных, то молитвенно-благостных, то воинственно-решительных, то страдальчески-горестных были искренними и правдивыми, спектакль становился достойным истинно музыкального театра...

(продолжение следует)

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах