aif.ru counter
25.01.2017 12:45
1157

Правда ревизских сказок. Можно проследить корни своей семьи до XVIII века

АиФ-Челябинск №3 18/01/2017
Родословные - шанс сохранить память о тех, чьи истории зачастую не менее интересны, чем жизни известных деятелей.
Родословные - шанс сохранить память о тех, чьи истории зачастую не менее интересны, чем жизни известных деятелей. © / фото из архива Александра Акулова / АиФ

Активист общества Владимир Бухаров рассказывает, до каких веков реально углубиться при изучении своего генеалогического древа. Верно ли, что даже, казалось бы, посторонние люди могут оказаться родственниками, и почему искать корни семьи надо чаще не в исторических архивах, а в беседах со старшим поколением?

Два ручейка

Эльдар Гиззатулин, «АиФ-Челябинск»: Знаю, что у некоторых любителей семейной истории всё началось с какого-то предания или фамильной драгоценности. А как вы занялись генеалогией?

Владимир Бухаров: В довольно зрелом возрасте. Помню, что был вместе с отцом на кладбище, и там я увидел упавшее дерево. Оно упало просто от возраста. И я вдруг понял, что даже могучие деревья могут рухнуть. И каменные памятники превратятся в холмики, а затем и они исчезнут. Это был один из ручейков, который привёл меня к родоведению - так я привык называть генеалогию.

Другим ручейком был поток информации, который всех нас просто накрыл в начале 90-х годов. Поднялась и волна интереса к прошлому. Тогда и «АиФ» публиковал много материалов на исторические темы - мы всё это с увлечением читали. И как ни странно, моему увлечению родоведением помогло то, что я занимался эволюцией самоходной техники.

- Разве тут есть какая-то связь?

- Прямой нет. Но после техники изучать родоведение оказалось проще. В технике сли-ком много деталей, у каждой свои особенности. А в родоведении всё идёт от человека. Вот есть конкретный человек, от него и пляши. Без налаженной методики сложно. Как-то я увидел заметку «10 отпусков на родословную» о человеке, который потратил десять своих отпусков на изучение родословной. Он ездил по разным регионам, собирал информацию по крохам. Трудов было много, а результата мало - что называется, КПД ниже паровоза. Я же совмещал сразу несколько методик - и изучал архивы, и ездил по Каслинскому району, части Кунашакского, где могли быть следы моих предков. Изучал метрические книги, кладбищенские записи. Мне и дети помогали - однажды втроём мы за день переписали все данные на одном из кладбищ.

- Наверное, многим людям интересны их родословные, но сдерживает тот факт, что на это требуется огромное количество времени.

- Сложностей, конечно, хватает. Есть дворянские родословные, но они не закрывают большой пласт - всё-таки далеко не у всех из нас в предках дворяне. Тем не менее среди южноуральцев немало тех, кто не только составляет объёмные родословные, но даже издаёт книги о семье. Например, Марат Ягафаров из Снежинска, который собрал огромное количество сведений о своих родных, воевавших на фронтах Великой Отечественной. Или же Дмитрий Логунов, который издал солидный альбом «Калитины».

Докопаться до Рюрика

- Что в истории собственной семьи вам особенно запомнилось?

- Понимаете, когда изучаешь историю своей семьи, запоминаются все эпизоды, детали, которые другим могут показаться малозначительными. Например, история Фёдора, брата моего отца. В 1940 году он приехал из Белоруссии (тогда было какое-то непонятное переселение, потому что он был не один). Стал трактористом, про него даже заметка была в газете «Уфалейский рабочий». А с войны вернулся без ноги, так что пришлось ему менять профессию. Стал сапожником и даже сам себе изготовил протез, чтобы хоть как-то ходить. Хочу сказать, что в семейной истории и шире в родоведении нужны сведения обо всех: и красных, и белых, и бомжах, и героях.

- А до каких пределов можно углубиться в историю?

- Самый простой способ - изучать метрические книги и ревизские сказки, где содержатся данные после переписи налогоплательщиков. В Челябинске хранятся данные, переведённые из Оренбурга, которые позволяют проследить историю семьи до начала XX - конца XIX века. В мечетях данных сохранилось меньше, к тому же их сложнее прочесть из-за арабской письменности. Данные по середине и началу XIX века надо искать в архивах Екатеринбурга. Есть те, кто и до московских архивов добирается. Мне удалось проследить историю своей семьи где-то до 1811 года, а самым дальним моим предком, о котором сохранились документальные сведения, был Василий Степанович Леполовский, который родился в 1799 году. Он был крестьянином, приписанным к Каслинскому заводу. В сказках завода я и нашёл данные.

- Вероятно, проще тем, у кого кто-то из предков уже составлял родословные?

- Верно. На одном из собраний нашего общества приводили детей, и там была одна школьница, казашка, которая принесла родословную, в которой было 20 поколений. Для сравнения: мне удалось найти данные лишь по 13 поколениям. Девушка сказала, что брат её деда в своё время оставил данные по родословной. Понятно, что ему было проще собрать сведения о более старших поколениях.

Сейчас некоторые пользуются ДНК-экспертизой, устанавливают родственников. Но этот метод тоже имеет свои особенности, пределы. Слишком далеко забираться сложно, хотя есть и в Челябинске люди, которые заявляют, что от Рюрика происходят!

- Привирают? Выдают желаемое за действительное?

- Всякое бывает. Помню, на лекции в ЮУрГУ, когда разбирали уравнения Эйлера, студентка сказала, что это один из её предков. Многие подняли её на смех - какая, казалось бы, может быть связь между челябинской студенткой и величайшим математиком XVIII века Леонардом Эйлером, другом Ломоносова? Но она принесла родословную, документы, и оказалось, что это правда.

Самый богатый слой

- С чего всё-таки лучше начать тому, кто хочет составить историю своей семьи? - Я бы посоветовал в первую очередь как можно подробнее расспросить тех, кто рядом. В архивах вы можете найти одно-два имени, а в живом общении всплывёт множество интереснейших подробностей - не сухие имена и даты, а живые детали. Интересные случаи, намётки то-го, в каком направлении дальше следует вести поиски. Это самый богатый слой. Ведь многие вспоминают об истории дедушек и бабушек лишь на их похоронах, когда ни о чём уже не спросишь.

- По одной из версий, все люди приходятся друг другу родственниками в той или иной степени. Вам приходилось сталкиваться с такими родственными перекрещениями?

- Удивительные совпадения случались. Например, сделали мы список похороненных на одном кладбище, выписывали всех (мы часто так делаем, чтобы кто-то, возможно, увидел своих родственников). Опубликовали список. Писатель Кирилл Шишов заметил в нём фамилию журналиста и литератора Адольфа Шушарина - сказал, что был с ним знаком. Я решил выяснить подробности, расспросил его жену. И оказалось, что Шушарин - это мой четвероюродный брат! Хотя, повторю, когда мы составляли список, мы просто хотели помочь другим. И это благодарностью вернулось в семейную историю.

- А были ли случаи, когда открытия из прошлого оказывались шокирующими?

- Надо быть очень осторожными с публикацией семейных историй. Мы стараемся выдерживать временной промежуток, чтобы не нанести никому психологической травмы. Был случай, когда появилась публикация о некоем белогвардейце, который во времена Колчака отметился немалыми зверствами. Потом отступал до Дальнего Востока, но вернулся в итоге на Южный Урал. Каким-то образом сумел адаптироваться, но не выдержал мук совести и покончил с собой. Когда вышла статья, её прочитал сын того белогвардейца. У несчастного прихватило сердце, когда он узнал такие подробности об отце. Но хранить память о семье надо. По моему убеждению, родословные - это дело не только личное, но и общественное.

Благодаря этому столько имён остаётся в истории! Обычные судьбы, которые в ином случае просто остались бы безвестными. Ведь многие люди попадают в анналы лишь потому, что стали героями тех или иных событий, как, скажем, Егоров или Кантария. А сколько таких было в том же Рейхстаге, которые остались безвестными? Так что родословные - шанс сохранить память о тех, чьи истории зачастую не менее интересны, чем жизни известных деятелей.

Досье

Владимир БУХАРОВ. Родился в 1956 году в селе Воздвиженка Каслинского района. Окончил ЧПИ в 1978-м. После службы в армии трудился на ЧТЗ, затем в Челябинском филиале Тракторного института, после снова на ЧТЗ.

На заметку

Челябинское общество родоведов собирается в областной научной библиотеке, в отделе краеведения, по последним субботам с 14.00 в феврале, мае, августе и ноябре. Также проходят консультации в первую среду месяца с 18.00 и в первую субботу месяца с 14.00.

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество