aif.ru counter
163

Культуролог Ричард Соколов в Челябинске доказал, что великий педагог был религиозен

Фото: http://russianlook.com/

«Расстрельная» речь

Специалистов, которые изучают жизнь и педагогическую систему Антона Семеновича Макаренко, предостаточно и в нашей стране, и за рубежом. Но один ученый оказался настолько неравнодушным и дотошным, что стер с великого педагога советскую позолоту. Ричард Валентинович Соколов годы провел в различных архивах. Можно сказать, провел собственное тщательное расследование.

- Вот сейчас много спорят о введении в школах основ православной культуры. Еще больше заседают. Между тем, еще в 1938 году Антон Семенович Макаренко выступил по этому вопросу в Министерстве просвещения. Он пожурил работников аппарата Наркомпроса таким образом: «Вот при царе был такой предмет Закон Божий. Сами батюшки, - говорит Макаренко, - часто не придавали значения этому предмету. А между тем, там говорилось об очень важных вещах: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй. А у нас в школах нет даже преподавания этики».

1938 год. На этот год приходится пик расстрела мирян. Больше всего мирян за «религиозную пропаганду» было расстреляно в этом году. А Макаренко напомнил о преподавании Закона Божьего, и не где-нибудь, а сотрудникам Народного комиссариата. Макаренко не мог не знать, насколько рискованный он совершает шаг. Потому что после такого выступления его могли в коридоре тут же взять под белы ручки, и на следующий день он бы оказался в братской могиле в Бутово, как и многие другие, кто позволял себе религиозную пропаганду вести. Он очень рисковал, но он не мог поступить иначе: его совесть заставляла».

Свой среди чужих

Все помнят знаменитый фильм, снятый по книге Макаренко «Педагогическая поэма». Назывался – «Путевка в жизнь». Там есть эпизод, где начальник колонии проводит с мальчишками беседу о речи Ленина на 3 Съезде партии. Дотошный Ричард Соколов решил посмотреть по документам: а что же на самом деле писал Макаренко в своих отчетах в это время? Оказалось: в отчете за март месяц за 1923 год написано – «Беседа об Иисусе Христе». Вот так одним легким движением цензуры Макаренко православный превращался в Макаренко коммунистического. И подобных примеров – много. Макаренко «порезали», «подчистили» и покрыли толстым слоем крепкого социалистического лака. Так появился очередной советский «бренд».

Кое-какую правду об Антоне Семеновиче рассказывали члены его семьи. Вспоминали, что он по воскресеньям всегда ходил в церковь. Но все эти воспоминания были обнародованы уже после распада СССР. Поэтому Ричард Соколов допускал, что они могли быть «в угоду новым веяниям». Однако недавно в руки исследователя попал журнал «Народное образование» за декабрь 1990 года. В нем были опубликованы воспоминания Анны Еремеевны Тамариной, которая училась у Макаренко в железнодорожной школе. Цитата: «У нее сложился образ строгого и гуманного учителя, высоконравственного и справедливого человека. Как у нее отложилось в памяти, он был проницателен. Ей казалось, что он все понимает и обмануть его невозможно. У нее осталось впечатление об Антоне Семеновиче как о человеке авторитетном, всеми уважаемом. Еще она говорила, что Макаренко был набожным, по воскресеньям аккуратно ходил в церковь».

- Я этого не знал! – горячится Ричард Соколов. – Ведь это ценнейшее свидетельство. Во-первых, это объективное свидетельство постороннего человека. А во-вторых, напечатано еще при советской власти – в 1990 году! Вы помните, что в те времена хвалиться хождением в церковь было не принято.

Несколько раз за свою педагогическую карьеру Макаренко был на грани ареста и расстрела. Один «вопиющий» случай дошел до самой Крупской. Однажды кто-то из воспитанников разбил в храме окна. Антон Семенович наказал всех: «До тех пор, пока стекла не вставите, будете поститься». Кто-то закричал: «А мы не разбивали!» На что педагог ответил: «Но как стекло звенит, слышали все». Наутро в храме были вставлены все выбитые стекла, однако, вести о том, что Макаренко «морит голодом бедных детишек из-за какого-то храма» дошли до Москвы, а там уж в дело вступила Надежда Константиновна. Только чудо спасло тогда Антона Семеновича.

Жить, работать, любить

Сейчас нам всем предстоит открыть для себя Макаренко заново. А открыв – переосмыслить. Ведь весь его уникальный педагогический эксперимент опирался на такие простые, но такие великие христианские заповеди. Выходит, даже отпетых негодяев, хулиганов, воров и лжецов можно вернуть в человеческий вид с Божьей помощью? Так почему сейчас в наших школах так упорно сопротивляются введению основ православной культуры? И не кто-нибудь, а сами педагоги?

- Я считаю, что не надо полагаться на Академию образования, - говорит Ричард Соколов. - Надо действовать по пословице русской народной: «На Бога надейся, сам не плошай». Я думаю, Бога нам винить здесь совершенно не приходится – слава Богу, что встрепенулись и что-то там пытаются наверху в этом направлении делать, и наши руководители страны и подчиненные. Но, чтобы это было сделано качественно, об этом должны думать все, вплоть до самого конкретного родителя.

Народ не должен занимать позицию стороннего наблюдателя, а потом говорить: ну видите, очередной эксперимент не удался, опять ничего не вышло.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих! Воспитание подрастающего поколения, в первую очередь, это дело самих родителей. У нас сейчас ломятся прилавки от религиозной литературы. Мне, чтобы найти в 1969 году Евангелие, знаете, какие нужно было усилия предпринять? У меня отчим был в КГБ, и я нашел всю литературу, которая была нужна. А сейчас – пожалуйста!

Если наш народ сам не встрепенется, то, введи хоть десять предметов, все равно мало что изменится. Конечно, в первую очередь, должны встрепенуться учителя. А если они не встрепенутся, может кто-то из родительского комитета. Я знаю одного человека, который пришел в школу и сказал: «Я хочу быть председателем родительского комитета». Мужчина. Верующий, православный. Азербайджанец по происхождению, который принял православие. Значит, может быть и так.

А встрепенуться наш народ может, когда хочет сильно. Было такое в истории, и не один раз. И Куликовская битва была, и поляков изгнали, и Гитлера разбили – сильно захотели. Но очень большая беда сегодняшней нашей России – это беда, которую в свое время предвидел еще Суворов. Он про одного генерала сказал: «Этот никогда не победит!» Все так удивились: такой генерал – крупный, усатый, бравый. Как это – не победит? Почему? Суворов говорит: «Он не умеет сильно хотеть, поэтому никогда не победит». Вот беда нашей России – что не умеет, разучилась сильно хотеть. А кто в этом виноват? Прежде всего – учителя. На каком школьном предмете учат сильно хотеть? Нет такого предмета. Более того – послушанию учат: «ты ничего не хоти, только выполняй». Вот так: удобнее иметь дело с учениками, которые ничего не хотят и воли никакой не проявляют – очень удобно.

Главный предмет, который нужен в школе, это как научить хотеть: хотеть жить, хотеть работать, хотеть любить.

Кстати

Антон Семенович Макаренко (1888-1939) – советский педагог и писатель, теоретик и практик массового перевоспитания малолетних преступников. Главный элемент «системы Макаренко» - это коллектив, сплоченный реальным делом. Основные принципы: воспитание трудом, необходимость человеческого отношения друг к другу, создание атмосферы взаимного уважения.< По решению ЮНЕСКО четыре человека определили способ педагогического мышления в ХХ веке, это Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество