aif.ru counter
13109

Адик Абдурахманов: «Никакое Сколково не вернёт с Запада наших учёных»

АиФ-Челябинск №6 05/02/2014
фото Александра Фирсова / АиФ

В числе авторов идеи - профессор ЧГАКИ, художественный руководитель камерного оркестра «Классика» заслуженный артист России Адик Абдурахманов.

Гость редакции «АиФ-Челябинск» рассказал о том, как быть в ладу с собой, чем европейский артист отличается от российского и почему на конкурсах нужны премии.

В ладу с собой

​- Адик Аскарович, музыкальным кругам Челябинска хорошо известен ваш невероятный энтузиазм. Вы ещё не устали форсировать разного рода преграды?

- Нет, потому что вижу, какое удовольствие получают в результате слушатели и музыканты. Это то, что спасает и даёт новые силы. Кроме того, по натуре своей я - вечный ученик, мне постоянно хочется учиться, то есть стремиться к новому. Есть такая заповедь: дай мне, Боже, силы знать, что можно изменить, и дай мне голову, чтобы знать, чего я изменить не в силах. Если ей следовать, то будешь жить в ладу с самим собой. Конечно, гораздо проще прийти в готовый оркестр и делать своё дело, не задумываясь о химии процесса. Например, о том, где добыть деньги, чтобы собрать большой оркестр и сыграть концерт симфонической музыки.

- Вы верите в то, что в Челябинске в ближайшем будущем появится большой симфонический оркестр, за дирижёрский пульт которого встанете вы?

- Честно признаюсь, меньше, чем верил в это в свои 30 лет.

- Россия не оскудевает на таланты, но лучшие ученики, в том числе и ваши, сегодня уезжают из страны. Это печально, что Россия так расточительно относится к своим талантам?

- Печально. В Челябинск на фестивали Дениса Мацуева приезжают лучшие молодые музыканты современности, и мы слышим, что один живёт сегодня в Лондоне, другой - в Италии, третий - во Франции, четвёртый - в Люксембурге. Почему? Да потому что там есть условия, чтобы заниматься творчеством спокойно, там не надо бороться за право делать то, что ты умеешь делать хорошо. Пока не будет здесь таких же нормальных условий, самые талантливые будут уезжать. И никакое Сколково не вернёт с Запада наших молодых учёных, пока не переменится сама жизнь в России. Сегодня особое время: музыкант должен быть не только одарённым и работоспособным, но иметь крепкие локти, чтобы пробивать себе дорогу. Времена Рихтера и Ойстраха закончились, сегодня нельзя быть скромным: тебя могут и не заметить.

Горб совести

- Скажите, за годы преодоления всевозможных препятствий в вашем характере появились какие-то особые пробивные качества?

- Не думаю. Я так и не научился работать локтями. (Смеётся.) Мышиная возня - это не для меня. Раньше для меня было большой проблемой участвовать в конкурсе на «живое место» в оркестре. Это когда музыкант перестаёт устраивать дирижёра и на его место объявляется конкурс. Кто-то это делал вполне спокойно, а я не мог. Так и живу с этим «горбом совести».

Но я научился много работать, всё время стараюсь зарабатывать. Я вспоминаю своё детство: мы редко видели отца, потому что он постоянно был на работе - на одной, на второй, он всё время работал для семьи. И это передалось мне на каком-то генетическом уровне. Сегодня я начинаю с ума сходить, если у меня вдруг выдалось свободное время. И лихорадочно ищу какую-то работу.

- Международный конкурс исполнителей на струнно-смычковых инструментах, который с 3 по 6 февраля идёт в ЧГАКИ, - это ещё одно дело, чтобы «не сходить с ума»?

- Три года назад у нас был просто гениальный выпуск, звёздный, можно сказать. Всех ребят тут же разобрали лучшие оркестры страны. Поэтому наши ученики должны участвовать в международных конкурсах! И мы проведём такой конкурс в Челябинске. Никуда ехать не надо, все приедут к нам - и прекрасные преподаватели, и талантливые соперники. Конкурс - это прежде всего возможность оказаться в среде себе равных. Только такая среда даёт стимул к развитию. В конкурсе примут участие более ста струнников не только из разных городов России, но и из Китая, Казахстана и других стран. А в жюри вошли лучшие музыканты и преподаватели, в числе которых Граф Муржа (Москва) и Алексей Людевиг (Петербург).

Вирус Европы

- В чём разница между музыкантами европейскими и нашими?

- Уровень наших музыкантов не менее высок, но порой их нужно убеждать и даже заставлять работать. Они приходят на репетицию, чтобы здесь учить текст. А в Европе считается нормой приходить на репетицию полностью готовым. В своём оркестре я пытаюсь ввести европейское правило. Как мне кажется, этот «вирус» привить можно. Конечно же, у наших музыкантов незаслуженно низкие зарплаты! Но я не верю в то, что настоящий музыкант за 15 тыс. рублей будет играть хуже, чем за 30 тыс., такого не бывает. Если это настоящий музыкант, он хорошо будет играть даже за бесплатно, потому что иначе играть он не может, совесть не позволяет.

- С меценатами в России по-прежнему плоховато?

- К сожалению, у нас ещё не выросло поколение богатых людей, для которых культура - не пустой звук. Кстати, когда я рассказал об идее организовать в Челябинске конкурс для исполнителей на струнно-смычковых инструментах, один из моих друзей - замечательный контрабасист Юрий Адищев, с которым мы в 80-е годы работали в оркестре оперного театра, предложил мне свою помощь. И выслал тысячу долларов. Сейчас он работает в Москве, до этого работал с Ростроповичем в Париже, Лондоне.

А спонсоры для будущих конкурсов просто необходимы, потому что первый конкурс мы вынуждены проводить без денежных премий, что привело к отказу участвовать в нём европейских преподавателей и их учеников, ведь приезд в Челябинск - дело дорогое, затраты должны окупаться. Поэтому премии нужны, чтобы поднять планку конкурса на самый высокий уровень. Как показывает история, власть не проявляет инициативы спонсировать конкурсы.

- Адик Аскарович, когда вы, преодолев все преграды, выходите победителем, то ждёте какой-то благодарности?

- Сначала мне было приятно, например, когда мои ученики становились лауреатами программы «Новые имена» и мне полагалась премия: на первую я купил футболку и носил её долго-долго и с большим удовольствием (смеётся); на вторую - фотоаппарат; на десятую - видеокамеру… А сегодня я прихожу на репетицию с детским оркестром «Молодая классика», вижу эти искренность, честность, это рвение работать, эту радость - и ничего мне больше не надо. Это самая большая награда - видеть энтузиазм и счастливые глаза. Я никогда не думал, что буду заниматься с детьми. Дети помогают сохранить интерес к делу, к жизни, желание всегда идти вперёд.

- Вероятно, у вас нет и не может быть не только врагов, но и недоброжелателей?

- Они есть у всех, кто занимается делом. (Улыбается.) Но я стараюсь жить с ними параллельно, мне некогда на это отзываться, не хочется тратить энергию, она нужна для другого. Недавно мне, к примеру, мой ученик Игорь Ретнев прислал из Швейцарии Пятую симфонию Малера (которая написана для очень большого оркестра) в инструментовке Шёнберга для оркестра небольшого. Это гениальная вещь! И я сейчас с большим удовольствием разбираю её, чтобы исполнить с «Классикой». В последнее время я всё большее удовольствие стал получать от работы с партитурой, когда можно побыть в одиночестве. Порой очень завидую художникам, которые могут запереться в своей каморке-мастерской и творить, не нуждаясь в других.

Досье

Адик Абдурахманов - заслуженный артист России, художественный руководитель и главный дирижер камерного оркестра «Классика», заведующий кафедрой оркестрово-струнных, духовых и ударных инструментов Челябинской государственной академии культуры и искусств, профессор. Оркестр «Классика», созданный Адиком Абдурахмановым 20 лет назад, сегодня хорошо известен не только в Росси, но и в Европе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество