aif.ru counter
29.09.2016 19:03
706

Голод и засуха. Челябинская губерния стала зоной гуманитарного бедствия

АиФ-Челябинск №39 28/09/2016 Сюжет Совместный проект ГУ ОГАЧО и «АиФ - Челябинск»
Из-за голода 1920-х годов тысячи детей стали сиротами.
Из-за голода 1920-х годов тысячи детей стали сиротами. © / Commons.wikimedia.org

В советской историографии то время выглядит почти прилично: «Катастрофическая засуха 1921 года благодаря эффективным мерам Советского государства не повлекла обычных тяжёлых последствий» (БСЭ, 1972 г.). Давайте обратимся к документам того времени и посмотрим, как всё было на самом деле.

«Выгребли всё»

Советские историки в числе причин массового голода (а голодали тогда 37 губерний с населением 90 млн человек) называли засуху, нашествие саранчи, происки империалистических держав. При этом умалчивалась главная причина - планомерное и регулярное изъятие зерна, овощей и других продуктов у селян. Сначала изымали «излишки», потом продовольственные запасы, потом - семенной хлеб.

«До революции наш регион производил зерно на экспорт, - рассказывает Михаил Базанов, ведущий археограф ОГАЧО, кандидат исторических наук. - Затем политика продразвёрстки и запрет свободной продажи зерна приводят к тому, что крестьяне начинают выращивать хлеб только для собственного потребления. По сути, происходит переход к натуральному хозяйству, и в этом случае никаких «излишков» уже нет».

Надвигающуюся угрозу можно проследить по динамике сокращения посевных площадей. Например, в 1920 году в Челябинской губернии засеяли 1,448 млн десятин земли, а в 1921-м - только 704 тысячи, то есть посевные площади сократились ровно в два раза. В свою очередь, в 1920 году засеяли на-много меньше, чем в 1919-м.

«Изъятия проводились по заранее составленному плану, без учёта последствий и для будущей посевной, и для населения, - говорит Михаил Базанов. - В одном из донесений «наверх» читаем красноречивую фразу: «Мы выгребли всё».

В ответ - угрозы

Летом 1921 года подразвёрстка была заменена продовольственным налогом, но эта мера не облегчила положения крестьян.

«Дело в том, что не было никакой разумной методики расчёта этого налога, - объясняет Базанов. - Как считать? По количеству членов семьи, по общей площади земли, которая есть в собственности? А если часть земли под парами? А если она не засеяна? Эти нюансы никто не учитывал, в результате налог насчитывался достаточно произвольно и мало чем отличался от прежних изъятий».

Власти на местах видели, что положение складывается катастрофическое, сигнализировали в вышестоящие органы, но в ответ получали новые указания и угрозы. Например, читаем письмо председателя Куртамышского уездного комитета РКП(б) в челябинский губком, посланное в апреле 1921 года: «Если население не будет снабжено в достаточном количестве семенным материалом, что же тогда будет? Засеять указанную площадь из своих местных средств? Но если таковых средств на местах нет, то тогда можно определённо сказать, что грозит беда. Разрешите продать семена госфонда населению, дабы засеять площадь паров». Ответ: «Разрешение ни в коем случае дано быть не может. Губисполком вынужден будет принять к Уревкому драконовские меры как за контрреволюционное деяние».

Ели тину и глину

В архивном фонде Р-380 хранятся документы губернской комиссии помощи голодающим. Эти пожелтевшие страницы - летопись страшных событий начала 1920-х годов. Хочется честно предупредить: далее людям со слабой психикой лучше не читать.

Осенью и зимой 1921 года никаких запасов хлеба у населения уже не было.

«Люди ели кошек и собак, крыс и мышей, тараканов, мокриц, кору деревьев, траву, мох, болотную тину, глину, просто землю. Все эти факты отражены в документах комиссии Челябинского губпомгола, - говорит Базанов. - Голод толкал людей на грабёж и воровство».

Вот доклад Верхнеуральской уездной комиссии помощи голодающим, направленный в Челябинск: «Люди ели коренья, многие коренья были ядовиты, люди, съевшие их, опухали и умирали. Население как города, так и уезда начинает собирать разные отбросы, а когда и этого не стало, начали ловить кошек и собак… Люди стали умирать десятками, сотнями».

«Есть такие племена»

«Население Верхнеуральского уезда, наверное, сильнее других страдало от голода. Там много отдалённых деревень, где не было нормальных дорог. Организовать помощь жителям было практически невозможно», - говорит Сергей Кусков, ведущий археограф ОГАЧО, кандидат исторических наук.

И статистика это подтверждает: в августе 1922 года во всей губернии зафиксировано 98 случаев людоедства, из них в Верхнеуральском уезде - 84. Как свидетельствуют документы, случаи трупоедства и людоедства носили далеко не единичный характер.

Читаем: «Сторож кладбища Захар Хорохордин заявил, что 21 января к нему в сторожку прибыла группа граждан г. Верхнеуральска, и одна из женщин попросила у него мясо и указала на мертвецкую, где скопилось много трупов, умерших от голода. Поняв, в чём дело, сторож был возмущён, не постеснялся в грубой форме эту гражданку выгнать. 28 января мужчина привёз гроб с трупом и сказал Хорохордину, что это та самая женщина, которая просила у него человеческое мясо».

Подробности уголовного дела о людоедстве мы можем узнать из копии заключения о предании суду граждан Златоустовского уезда. Два паренька 14 и 15 лет (Бочкарёв и Стропченко) заманивают знакомого 12-летнего мальчика и убивают его. Сначала один из них хватает этого мальчика сзади и пытается задушить, но ему не хватает сил. Тогда второй берёт топор и наносит два удара жертве по голове. После этого они отрубают ему руки, варят и съедают. С ними находится сестра Стропченко Мария, которая на следующий день идёт в угрозыск и рассказывает обо всём.

«На следствии они рассказали, что лежали, обессиленные от голода, и размышляли, где бы достать еды. Стропченко спросил, едят ли где-нибудь людей. На что Бочкарёв ответил, что да, есть такие племена, которые употребляют в пищу человеческое мясо. Значит, мальчик-то был начитанный, - говорит Михаил Базанов. - То есть наступает такой момент, когда цивилизация переходит в варварство».

Счёт на сотни тысяч

Наиболее действенную поддержку голодающие получили от Американской администрации помощи АРА (American Relief Administration), которая летом 1921 года вместе с другими зарубежными общественными организациями (Межрабпом, миссия Нансена) отозвалась на обращение правительства РСФСР. Сотрудники АРА не только привезли продовольствие на Южный Урал, но и организовали сеть столовых и питательных пунктов по всей губернии.

«Благодаря этой помощи тысячи людей тогда не умерли с голоду», - говорит Сергей Кусков.

Например, в Миасском уезде работали 77 столовых, организованных АРА, в которых питались более 20 тысяч детей. Весной 1922 года из США в нашу губернию доставили 22 вагона кукурузы (133 тысячи пудов), 1 990 пудов сахара, 541 ящик сгущённого молока, 885 пудов риса, 6 пудов мыла…Что касается числа погибших от голода, то назвать его сейчас практически невозможно: никакой более-менее адекватной статистики смертей тогда не было. Но даже приблизительные цифры в различных источниках позволяют понять масштаб катастрофы: с 1920-го по 1923 год население Челябинской губернии уменьшилось на 200 тысяч, а по другим данным, на 423 тысячи человек.

«АиФ-Челябинск» в социальных сетях:

Twitter аккаунт; страница ВКонтакте; профиль на Facebook.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество