aif.ru counter
214

Где жил дед Заратуштры? Горшки тысячи лет сохраняют следы молока и бульона

Статья из газеты: АиФ-Челябинск №8 22/02/2017

Незадолго до весны вновь оживились разговоры о создании в Челябинской области туристического кластера. Региональные власти намерены использовать не только природные, но археологические памятники для привлечения туристов.

Хотя от древних жителей Южного Урала эпохи бронзы остались лишь кости, реконструкция позволяет увидеть их портреты.
Хотя от древних жителей Южного Урала эпохи бронзы остались лишь кости, реконструкция позволяет увидеть их портреты. © / фото Сергея Арканова / АиФ

Венгры ищут на Южном Урале свою прародину. Стеклянный римский стакан несколько поколений передавали по наследству. По зубам археологи уже могут определить, в каком возрасте древних людей отнимали от материнской груди. Об этом нам рассказал Андрей Епимахов, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института истории и археологии Уральского отделения РАН.

Предки в белых одеждах

Эльдар Гизатуллин, АиФ-Челябинск: Сейчас областные власти работают над туристическим кластером «Синегорье». А могут ли наши археологические памятники привлечь туристов?

Андрей Епимахов: Конечно, всё относительно. К примеру, Колизей всегда будет собирать много туристов, а с нашими памятниками сложнее. Туристов к ним привлечь трудно, но возможно. Даже на пляжном отдыхе человеку интересно узнать что-то новое. Но показать даже самое живописное место - этого мало. Нужна наглядность - реконструкции, какие-то предметы, грамотные гиды. Такой опыт в области есть - тот же Аркаим. Но это единичные примеры, не включённые в большой проект. Если будет реально работающий кластер, ситуация изменится.

- Вы изучали социальный состав Аркаима. Многие считают, что это был некий город-храм, где жили одни жрецы. А кем были реальные обитатели городища?

- Понятно, что людям хочется представлять великих предков в белых одеждах. Но эти представления берутся из воздуха. В Аркаиме кипела вполне обыденная жизнь: люди лепили и били горшки, ткали одежду, пасли скот, плавили металл. Конечно, была и своя мифология, так как не бывает сугубо прагматического общества. И наше общество не исключение. Так что нельзя представлять Аркаим как некий сакральный центр, где проходили одни лишь ритуалы. Нынешние паломники в Аркаиме видят то, что хотят видеть.

- Получается, никакой Заратуштра здесь не жил?

- Мы знаем, когда и где он жил. Ни хронологически, ни географически его биография не соотносится с Аркаимом. Кроме того, в зороастризме нельзя осквернять огонь и колодцы, а в синташтинских поселениях мы находим и кости животных в огне, и следы жертвоприношений в колодцах. Хотя есть некие параллели в обрядах и мифах. Думаю, в Аркаиме жили предки тех людей, которые позднее пришли к зороастризму.

- Вы как-то упомянули о памятниках неординарного Средневековья. О чём речь?

- Это главным образом могильники угров, предков венгров, в Кунашакском районе. Там уже несколько лет работает российско-венгерская экспедиция. Венгры давно интересуются поисками своей прародины. Комплекс угорских могильников у озера Уелги может стать ключевым в этих поисках.

А если говорить о неординарных находках, то можно упомянуть о стеклянном стакане, изготовленном в Римской империи и обнаруженном на Южном Урале. Он дошёл до наших времён целым и невредимым - это уникум! Кто-то привёз его с окраин империи и, вероятно, передавал по наследству.

От пары горшков до истории

- Одно из ваших направлений - социальная археология. Что же это такое?

- Традиционная археология - это наука о вещах, и лучше красивых. Но современная археология больше обращена к человеку, и социальная археология - часть этого современного подхода. Нам интересно, как жили древние люди, с кем общались. Я работаю в основном с бронзовым веком - от него остались лишь могильники, клады иногда попадаются. От эпохи кочевников - погребальные памятники и несколько письменных источников. Это тоже совсем немного. А нам надо подняться с уровня, где, кажется, от той жизни осталась лишь пара горшков, до уровня истории. Чтобы видеть не только то, что лежит под землёй, но и жизнь. А чтобы всё это «оживить», привлекаем специалистов самых разных смежных специальностей - биологов, климатологов и т. д.

Но и тут есть свои пределы. Мы можем восстановить какие-то крупные процессы, а индивидуальной жизни древнего человека, как правило, не видим. Но воссозданием истории нашего прошлого всё равно надо заниматься, иначе будет казаться, что настоящая история всегда где-то там, в Европе.

- Вы однажды сказали, что трудно не влюбиться в ранний железный век. Но на людей больше производят впечатление, наверное, какие-то развалины городов и дворцов, золотые клады…

- Это больше присуще археологии XIX - начала XX веков, времени ярких картинок и больших раскопанных дворцов. Сейчас мы занимаемся историей повседневности. И тут помогают этнография, палеоэтнография, то есть наука о народах. В том числе и древних. Археология помогает нам укорениться здесь, на южноуральской земле. Иначе мы будем подобны лёгкому ветерку, который перелетает с места на место. Чем лучше знаешь прошлое, тем надёжнее будущее.

- Кстати, Южный Урал воспринимают как край переселенцев. Или же в нас можно найти гены древних исконных обитателей региона?

- Верно, здесь было много переселенческих волн. И в бронзовом веке была одна из таких волн. Но никакая волна не сметала абсолютно всех, кто жил здесь прежде. Часть ассимилировались, часть уходили. Соотношение местных и пришельцев, особенно в далёком прошлом, не всегда ясно. Мы видим смену культур, но физически люди могли быть прежними. И в наше время мы видим новую культуру, но прежних людей.

Я не согласен, что на Южном Урале мы очередное перекати-поле. Как выразился Исаак Ньютон: «Мы видим так далеко, потому что стоим на плечах великанов». Но, увы, не всегда мы знаем их имена.

- А верно ли, что вещи из погребений растаскивали на талисманы и амулеты?

- Почему уже в древности разграбляли захоронения, до сих пор непонятно. Далеко не всегда ради наживы. Грабители часто точно знали, кто и где лежит, значит, могилы грабили в первые месяцы после захоронения. Скорее всего, сами участники похорон. Вот только зачем? Иногда это были попытки обезвредить «неправильного» покойника, который был опасен, по представлениям древних. Но в бронзовом веке потревожено до половины погребений - не могли же всё это быть «неправильные» покойники.

Вероятно, вещи из погребений брали в качестве амулетов, не исключено, что людям просто жаль было оставлять столько добра в земле (металл в то время ценился очень высоко). А вот в эпоху кочевников целенаправленно грабили захоронения ради золота. Кстати, подчистую никогда не грабили - оставляли хотя бы немного. Это тоже был ритуал.

Конечно, иногда и новые пришельцы намеренно разрушали захоронения прежних народов, чтобы таким образом утвердиться на земле.

Индиана Джонс не археолог

- Где планируете работать в следующем полевом сезоне?

- На могильнике Каменный Амбар в Карталинском районе, где я работаю уже в течение 20 лет. И до меня ещё там копали.

- А почему так долго? Неужели такой большой объект?

- Немаленький. Да и подходы в археологии сейчас изменились. Просто копать ради вещей - это преступление. Нужно изучать объекты комплексно. Мы провели уже генетические исследования - выяснили, кто кому приходится в пределах одного кургана. По костям животных можно понять, в какое именно время произошло погребение. А по зубам мы можем даже определить, в каком возрасте тех древних людей отнимали от материнской груди, какая у них была диета. Находим, к примеру, горшки, заполненные землёй, и по составу её узнаём, что в этих горшках прежде было - молоко или бульон.

- Получается, Индиану Джонса, который крушит всё в погоне за одним артефактом, на самом деле не археолог?

- Нет, конечно. Другое дело, что зрителю интереснее смотреть на Индиану Джонса, чем на меня за столом. Но основное орудие археолога - голова. И в поле на раскопках мы бываем лишь месяц с небольшим, а основное время проводим в кабинете.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество