88

Светлана Бацан: Вдвоем на табурете (31.10.2011)

В порыве гнева мать накинула на ребенка петлю и выбила из-под него табуретку. Эту историю обсуждает вся страна. Люди пытаются понять, кто более неправ…

Тридцать лет прошло, а я помню все, как будто это случилось вчера. Во втором классе мы писали черной пастой, и тут для подчеркиваний понадобилась зеленая. Родители, не долго думая, купили мне стержень за 8 копеек и вставили его в какую-то старую ручку. А вот моей подружке Маринке дома преподнесли восхитительный, сказочный, щедрый подарок – набор из 4 цветных ручек, в специальном кожаном чехольчике. Там была даже красная, и ею можно было играть «в школу». Боже, как мне хотелось такой же набор! Но он стоил целых 80 копеек, и я знала, что мне никогда его не купят.

Это сейчас, будучи взрослой тетей, я понимаю, как неравны были наши с Маринкой позиции в детстве. Мои родители тянули семью, как могли, мне постоянно приходилось делить все с сестрой. Маринка же была единственным ребенком у мамы. Мама ее – единственный ребенок у дедушки с бабушкой. Конечно же, она ни в чем не знала отказа. Но то, что очевидно для взрослого человека, не укладывается в голове у 8-летнего ребенка. И это однажды случилось: после школы мы оделись, нацепили портфели и собрались домой. И тут Маринка как-то неловко подпрыгнула, и из ее портфеля выпал этот волшебный набор. Упал за спиной, хозяйка ничего не видела. А я молча подняла его и трясущимися руками спрятала в карман.

Если поделить ситуацию на плюсы и минусы, результат будет такой.

- Мне было стыдно. Казалось, что все знают о моей гадкой тайне: Маринка, учительница, одноклассники.

- Я боялась разоблачения. Чудесный набор пришлось спрятать в самом замусоренном ящике моего письменного стола. Пользоваться им даже дома было невозможно. Иногда я доставала его из тайника, трогала, гладила, рисовала, и прятала обратно.

- Мое воровство не принесло мне ни радости, не облегчения. Маринка не стала беднее, я не стала богаче.

- В конце концов, мама нашла эти ручки. Нет, она меня даже не шлепнула. Она тихо и жестко сказала: «Завтра ты пойдешь в школу и во всем признаешься Марине. А если ты этого не сделаешь, я приду в класс и расскажу всем о твоем поступке».

Надо ли говорить, что это была первая бессонная ночь в моей молодой жизни?

После этого я ни разу не взяла чужого.

Я думаю об этом мальчике, Лешке.

С какими чувствами он доставал свою заначку? Вкусны ли были чипсы, купленные на ворованные деньги? Я пытаюсь поставить себя на его место. Я вижу, как мама входит в комнату с веревкой в руке, ставит меня на табурет, с безумным лицом толкает его ногой... Мне страшно, Лешка. Страшно стоять с тобой вдвоем на этом табурете. Знаешь, что я вспомнила? Однажды мой сын несколько дней прогуливал школу. Уходил утром с портфелем, вечером возвращался, как ни в чем не бывало. После разоблачения я избила его так, что рука заболела. На все это мой ребенок-третьеклассник сказал только: «Мама, разве я виноват, что я такой несовершенный?»

Сына, ты не виноват. Лешка, малыш, ты тоже. За все, что с вами происходит, в ответе только мы – ваши мамы. Все, что у вас в душе, в голове, в сердце – вложили мы. Только с нас спрос.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах