aif.ru counter
23

Андрей Важенин: "Рак - это управляемая константа"

Чтобы выявить заболевание на ранней стадии, достаточно сделать флюорографию или зайти в смотровой кабинет.

Чтобы выявить заболевание на ранней стадии, достаточно сделать флюорографию или зайти в смотровой кабинет.

По данным Минздрава Челябинской области, пациентов с онкологическими диагнозами порядка 70 тысяч . Как изменит ситуацию федеральная программа по онкологии, какие сложности могут возникнуть у врачей и почему так популярен ПЭТ-центр - на эти и другие вопросы ответил Андрей Важенин, главный врач Челябинского областного онкологического диспансера, член-корреспондент РАМН, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ.

Главное - выявить!

- Андрей Владимирович, из чего складывается онкологическая ситуация сегодня?

- Если рассматривать вопрос на уровне менеджмента, то онкологическая ситуация состоит из трёх компонентов. Первый - это заболеваемость, которая возникает вследствие самых различных причин - наследственности, канцерогенной и техногенной нагрузки.

- То есть радиационный канцерогенез - это не сказки? И тот же "Маяк" внёс свою лепту ?

- Радиационный канцерогенез, поверьте мне, играет совсем небольшую роль, вопреки общим представлениям. Он составляет 8-10% от общей нагрузки. В области, в частности, в районах, где казалось бы, уровень загрязнения радионуклидами выше, ситуация несколько лучше, чем в крупных городах. Главная "партия" в заболеваемости принадлежит техногенной причине. Но куда интереснее рассказывать страшилки о "Маяке" или Чернобыле, чем говорить о бензине низкого качества, разбитых двигателях или плохой питьевой воде. Но это уже экономическая проблема, на которую медики оказать воздействия не могут.

- Но ведь на другие компоненты онкологической ситуации врачи могут повлиять?

- Да. Потому что это выявляемость и лечение. Но в том-то и загвоздка, что рак не имеет своей клиники. Опухоль начинает себя проявлять, когда она становится видна или даёт осложнения опухолевого роста. Онколог же не является врачом первого контакта и потому существенного влияния на этот компонент тоже оказать не может. С лечением, кстати, всё более или менее понятно. Мы владеем высокотехнологичными методиками и имеем высококлассное оборудование, подготовленный медицинский персонал всех уровней. Проблемное звено у нас сейчас одно - среднее. Если потянуть за эту ниточку взаимодействия общей лечебной сети и онкологов, мы и изменим структуру стадийности, и решим такие проблемы общей лечебной сети, как диагностика, маммология, дерматовенерология и многое другое.

- Поясните, пожалуйста, как можно изменить структуру стадийности заболевания?

- Когда к нам приходит пациент с 1-й стадией заболевания, мы получаем один результат, пациент с 4-й стадией - совершено другой. При этом и возможность использования оборудования при лечении будет тоже разная. Поэтому чем больше у нас будет пациентов с 1-й или 2-й стадией, тем выше будет эффективность лечения.

- Но ведь не секрет, что, как правило, к онкологам и приходят южноуральцы с 3-4-й стадией злокачественной опухоли...

- Правильно! Потому что уровень образования наших пациентов недостаточный. Проблема в том, что есть категория людей, которые ни при каких условиях не пойдут к врачам. Другая сложность заключается в том, что если человек, узнав о своём заболевании, и выходит из дома, то идёт он не к врачам, а к всевозможным целителям и знахарям протирать чакры, открывать третий глаз и лечиться настойками и припарками. Уходя туда, человек делает временную, денежную и качественную петлю. Всё равно рано или поздно он придёт к нам. Но уже с другой стадией заболевания, пустым кошельком и психологической травмой. Увы, это особенность нашего российского менталитета. Врач-онколог сразу говорит пациенту, что его ждёт серьёзная, часто калечащая операция, лучевая и химиотерапия. А шарлатан обещает быстрое исцеление. Увы, наш человек склонен верить в чудо.

Проблема - в мозгах

- К онкологу редко кто идёт сразу. Обычно мы приходим к терапевту, кардиологу, гинекологу...

- Именно от того, как эти врачи будут подготовлены к встрече, и будет зависеть судьба пациента. Сейчас мы довольно активно открываем смотровые кабинеты. Есть 6-8 локализаций, которые определяют ситуацию. Кожные покровы, молочные железы, исследование прямой кишки - этого вполне достаточно, чтобы заподозрить заболевание.

- В позапрошлом году начались массовые флюорографические исследования. Помогли ли они онкологии?

- Разумеется! Они дали нам 128 случаев рака лёгкого первой стадии. Все эти люди были радикально пролечены, причём без относительно больших затрат. Большинство из них живёт и работает как до болезни.

- Какие сложности могут возникнуть в реформировании онкологической системы?

- Психология населения и врачей и ригидность мышления - других препятствий на пути реформы нет. Главная проблема, как говорил профессор Преображенский, - в мозгах.

- О каких сроках идёт речь?

- Если у нас всё получится, то сначала мы получим кажущееся повышение заболеваемости. Реформа в онкологической системе в чём-то похожа на машину времени. Она должна вытащить к нам пациентов 2012 года от патологоанатомов уже в этом году. Если говорить серьёзно, то первые намётки будут уже в течение первого года работы.

- То есть надо понимать, что заболеваемость сама по себе не снизится...

- Конечно, это же константа! Но ею можно управлять. Главное - не бегать за суперметодами, показываться специалистам, ходить в смотровые кабинеты.

Флюорограф лучше ПЭТ?

- Кстати, о технологиях. Онкологический диспансер славится тем, что здесь применяются все современные методики...

- До федеральных программ мы были на неплохом счету. Первыми в России мы заменили парк гамма-аппаратов. Ещё в 1996 году приобрели линейные ускорители, обновили парк ультразвуковой и рентгеновской диагностики. Область помогла нам купить самый современный компьютерный томограф. Первые в России мы открыли отделение офтальмооноклогии, а затем и онкоурологии. У нас всегда была мощная школа пластической хирургии. Далеко за пределами области известен и наш нейтронный центр.

- В прошлом году Челябинский онкодиспансер получил статус окружного. Насколько это изменило работу онкологов?

- Безусловно, со статусом окружного центра пришли новые технологии. Речь не столько о технике, сколько о методике. Пришёл блок эндоскопической диагностики: эндоскопия, совмещённая с УЗИ, даёт новое качество. Стало возможным проведение иммуногистохимических исследований, которые позволяют выбрать схемы лучевой и химиотерапии. Также внедрена новая технология лечения рака предстательной железы радиоактивным йодом. Завершает эту структурно-диагностическую пирамиду ПЭТ-центр.

- Эти методики, как я понимаю, дают колоссальный эффект?

- Конечно. Но нужно понимать, что применяются они только по показаниям. Мы уже столкнулись с тем, что многие горожане считают, что раз уж в городе открылся ПЭТ-центр, то все могут зайти сюда и обследоваться. На самом деле, процедуры - это лучевая нагрузка, и проверить своё здоровье можно, используя более простые методы диагностики. Врачи уже убедились, что полуобразованность страшнее, чем полное невежество. Бабушка из деревни верит доктору и делает то, что нужно. А горожанин, узнав про ПЭТ, бежит к нам и требует пройти полное обследование. Невежество - это грабли, на которые мы уже наступали. Вспомните, в 80-х годах такие вот псевдообразованные умники, наслушавшись о вреде облучения, стали бояться флюорографии. В итоге, через несколько лет мы имели как результат эпидемию туберкулёза, множество недолеченных бронхитов и пневмоний и запущенные стадии рака лёгкого. Мы пережили и 90-е годы, когда был приобретён компьютерный томограф, и в диспансере стали появляться люди в малиновых пиджаках и говорить: "Хочу, конкретно, чтобы у меня всё проверили..." Врач-онколог - не официант, а больница - это не ресторан, где можно сказать: "Хочу вот это". Для того чтобы получить достоверный результат, не обязательно забираться на вершину пирамиды диагностики. Никто же не возит в Америке или Европе навоз в сад на "кадиллаке". Элементарно сходите в смотровой кабинет, сделайте флюорографию. Поверьте, этого достаточно, чтобы оценить точки тревоги в состоянии своего здоровья, а дальше специалист будет назначать те виды обследования, которые действительно необходимы, включая и ПЭТ, и многоспиральную томографию, и многое другое.

На правах рекламы

Смотрите также: