aif.ru counter
26.08.2009 00:00
17

Высшее образование: провал или восхождение?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 26/08/2009

В пресс-центре "АиФ-Челябинск" прошёл круглый стол на тему: "Профобразование: пути развития в новых экономических и демографических условиях". Мы предлагаем на суд читателей наиболее интересные повороты этой дискуссии.

Ведущий - Эльдар Гизатуллин, заместитель главного редактора газеты "АиФ-Челябинск".

УЧАСТНИКИ:

  • Игорь Войнов, директор филиала ЮУрГУ в г. Миассе, депутат Законодательного собрания Челябинской области.

  • Константин Захаров, депутат Законодательного собрания Челябинской области.

  • Александр Сидоров, первый проректор ЮУрГУ.

  • Алексей Шумаков, первый проректор ЧелГУ.

  • Алексей Фартыгин, декан факультета экономики и права УрАГС.

  • Константин Звягин, проректор по заочному образованию ЧГПУ.

  • Анна Лымарь, начальник отдела вузов и науки Министерства образования Челябинской области.

    Какова планка?

    Ведущий: - Сегодня вузы столкнулись сразу с двумя серьёзными проблемами: экономическим кризисом и последствием кризиса демографического. Каковы рецепты выхода из них?

    К. Захаров. - Сегодня количество вузов по сравнению с советским периодом выросло в разы. Естественно, что и количество полученных дипломов выросло пропорционально, вместе с тем качество образования упало. Эту проблему мы остро ощутили ещё 7-8 лет назад. Причина в том, что в советское время был чётко сложенный кластер экономического образования. Из-за демографических проблем разорвались кластерные цепочки. Несмотря на то, что система была и остаётся государственной, финансирование сократилось, это вынудило руководителей прибегать к альтернативным способам: заманивание абитуриентов всеми правдами и неправдами, создание коммерческих мест. Задача сводилась к тому, чтобы таких плательщиков было как можно больше. О качестве образования никто не думал, и плоды этого процесса мы сегодня пожинаем.

    Выход из ситуации я вижу в том, чтобы система образования как важнейший инструмент экономики встраивалась в новые кластеры, причём процесс этот должен быть регулируемым. Мы должны порвавшиеся цепочки соединять заново, но не такими, какими они были в советские времена, а под те цели и задачи, которые поставлены перед современным обществом на ближайшие 20 лет.

    А. Сидоров: - Я не согласен с господином Захаровым, что сегодня наблюдается снижение качества образования. Как объяснить тогда, например, тот факт, что ЮУрГУ занимает 10-е место в рейтинге классических университетов, а отдельные кафедры находятся на первых местах в целом по России среди 628 вузов.

    Я также не согласен с тем, что мы должны готовить специалистов, которые будут востребованы через 20 лет. Мы должны работать с упреждением лишь в 10 лет - не больше, по той простой причине, что знания растут в гео-метрической прогрессии, и предусмотреть, что будет далее, практически нереально. Кроме того, тезис нынешнего времени - "Учёба через всю жизнь". И вся система высшего образования сегодня нацелена именно на это.

    А. Шумаков: - В Челябинской области система высшего профобразования неоднородна. Есть вузы-лидеры, а есть те, которые уже потеряли и продолжают терять студентов. У нас поток абитуриентов не снижался все эти годы, хотя спектр наших специальностей, казалось бы, не очень ориентирован на сиюминутные потребности рынка: математика, физика, история...

    Что же касается демографического провала, скажу так: он способствует тому, что наступает некий момент истины. Востребованные вузы и специальности будут по-прежнему востребованны. В этом и есть очистительный момент.

    К. Захаров: - 10-е место в рейтинге - это хорошо. Но судьи-то кто? Кто это 10-е место дал? Да и гордиться им не надо. Сегодня у абитуриентов есть возможность подать заявления в разные вузы. Спросите родителей, хотят ли они, чтобы их дети учились здесь, если они пройдут по баллам в московский вуз? Многие ответят, что нет. Почему?

    В свободных рыночных условиях качество и место определяет тот, кто туда идёт с деньгами. Студент с родителями, которые принесли деньги в вуз, через 4-6 лет рассчитывают, что все потраченные деньги он заработает на рынке, будучи востребованным специалистом. Когда же на факультетах этот вопрос всё-таки ставится, то студентам говорят, что они такие образованные, поэтому их цена на рынке - 1 000 долларов в месяц. И приходят эти выпускники на наши предприятия и требуют такую зарплату. А по качеству подготовки их приходится доучивать ещё несколько лет. Ведь реальная жизнь на предприятии настолько далека от того, что вкладывается сегодня в головы студентов.

    Когда говорил про 20 лет, то имел в виду не то, что вы должны угадывать. Вы же не гадалки. Но вы должны предопределять в своих обучающих программах, что будет через два десятка лет. Вы это будущее должны рисовать, потому что другого места, где его смогли бы нарисовать с дальним прицелом, не существует. У вас же сосредоточена мыслительная элита.

    А. Шумаков: - Идея, что университеты предопределяют будущее, мне близка. Мы, действительно, должны выйти на такой уровень работы. Правы вы и в том, что требования к результатам образования мы должны формировать вместе с работодателем. Константин Юрьевич говорит, кто формирует рейтинги? Министерство образования. Как оценивают качество образования? По тому, как мы соответствуем требованиям госстнадартам. А кто их формирует? Экспертный совет при Федеральном агентстве, то есть опять же образовательное сообщество. В Европе же нет образовательных стандартов. Там есть стандарты профессиональные, и их формирует либо профсообщество в лице организаций электриков, конструкторов, юристов и так далее, либо министерство образования, являющееся агентом профсообществ.

    А. Фартыгин: - Мы работаем на рынке вторичных образовательных услуг. И основной наш контингент -

    студенты заочной формы обучения. Может быть, поэтому нам отлично видно, что сегодня студенты идут в вузы за знаниями, а не за документами. Да, во многих вопросах без работодателя невозможно обойтись. Например, краткосрочные программы повышения квалификации без него немыслимы. Ведь именно работодатель является заказчиком подобной образовательной программы. Но здесь не нужно подменять классическое высшее образование на ту точную доводку, которая потом необходима специалисту. Как только мы начнём готовить в вузах супернастроенного специалиста, мы потеряем трудовую мобильность. Проблему штучной подготовки должна решать система допобразования.

    Замок повесить непросто

    Ведущий: - В новых экономических условиях вузы помогают выпускникам?

    А. Лымарь: - В каждом вузе созданы центры содействия трудоустройству выпускников. Сегодня в области 54 тысячи выпускников всех уровней образования. В службы занятости обращается лишь небольшой процент. Костяк высшего профобразования составляют 14 вузов, и в этом году в них высокий конкурс. По некоторым специальностям он доходит до 5 человек на место.

    Однако стоит отметить, что в этом году снизился приход студентов на контракт, особенно в негосударственных вузах. Более чётко мы сможем проанализировать ситуацию к октябрю.

    К. Звягин: Основная проблематика для всех вузов состоит не в том, что они сегодня дают якобы низкое качество образования. Все вузы аккредитованы, то есть их уровень соответствует всем требованиям. По моему мнению, нужно усилить профориентационную работу, чтобы у каждого студента, даже если он вдруг попал на специальность, которая, по сути, не его, в срок обучения была возможность выйти на тот профиль, в котором он сможет себя реализовать.

    Ведущий: - Проблема демографического спада всё равно есть. Есть ли у вузов антикризисные планы?

    А. Шумаков: - Конечно, к худшему нужно быть готовым. И у каждого вуза есть своя стратегия. Нас, например, Федеральное агентство ещё несколько лет назад ориентировало на то, чтобы мы расширяли деятельность в сфере образования взрослых, чтобы при общем сокращении численности выпускников происходило замещение взрослыми студентами. Существуют специальные меры, которые позволяют замещать отечественный контингент иностранным.

    И. Войнов: - Некоторые специфичные проблемы есть у периферии. К примеру, у ЮУрГУ есть 14 филиалов. Самый крупный филиал работает у нас в Миассе. Если ранее к нам приходило 2 000 выпускников, то в этом году - всего 938. Хотя число упало в 2,5 раза, дело не в качестве образования. О его высоком уровне, как минимум, говорит то, что практически все руководители города и предприятий - выпускники нашего вуза.

    В чём специфика проблемы? Раньше здесь жила техническая элита СССР. Сейчас их дети и внуки разъезжаются по крупным городам, и обратно никто не возвращается. Есть и проблема моногорода. Последние 2-3 года УралАЗ был на подъёме, и в фиалиале не было отбоя от желающих обучаться по специальностям машиностроительного факультета. В этом году автозавод "чихнул", и студентов на эти специальности стало в два раза меньше.

    А. Шумаков: - Эффекта домино из-за демографических проблем с вузами не будет в принципе. Даже если полностью нет набора, это значит, что исчезла лишь одна пятая часть контингента. Ведь есть и старше курсы. Да, это будут гигантские проблемы, из-за которых возможно увольнение преподавателей, работающих с I курсом. Но вузу-то в таком случае закрытие не грозит. К тому же само по себе закрытие вуза - это же не просто хозяйственное банкротство. Это ещё ЧП в социально-экономической системе определённой территории, крест на судьбе местной молодёжи. Это - не просто повесить замок на дверь.

    Смотрите также:

  • Также вам может быть интересно


    Загрузка...

    Топ 5 читаемых