19

Кризис "за колючкой"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 25/03/2009

Южноуральским заключенным экономический кризис не так страшен. По крайней мере, в "промзоне" никого не увольняют, не сокращают и вовремя платят зарплату.

О сокращении рабочих мест, зарплаты и объёмов производства на южноуральских заводах и комбинатах мы теперь слышим с завидной регулярностью. Вне поля зрения остаётся только особенная экономическая зона - предприятия исправительных учреждений. Продукция, производимая в местах не столь отдалённых, каждый год попадает в сотню лучших товаров России. Ежегодно исправительные колонии выпускают товары и оказывают услуги на сотни миллионов рублей, выполняя госзаказы и обеспечивая собственные учреждения.

Но когда я решила покопать тему и выяснить, как кризис повлиял на работу и заработки за колючей проволокой, многие мои знакомые недоумевали: зачем писать о проблемах экономики "за колючкой", когда в незарешеченном мире рушатся предприятия, на которых работают десятки тысяч добропорядочных граждан. Но писать об этом нужно. И не только потому, что там живут и работают пусть и оступившиеся, но всё-таки люди, но и затем, что стабильные заработки осужденных - это ещё и выплаты по судебным искам тем самым добропорядочным заводчанам, учителям, медикам, которые стали жертвами преступников.

От "швейки" до "литейки"

ИК N 15 в Потанино уже 51 год. Примерно столько же и производству.

- Из 1 564 человек, отбывающих здесь наказание, сегодня на производстве работают около 500, - говорит Игорь Семенцов, зам. начальника по производству ИК N 15, директор центра трудовой адаптации осужденных. - Иногда и больше выходит. Например, под Новый год нужно было обшить нашу милицию, так мы выводили на работу почти 600 человек.

Производство в "пятнашке" многополярное: здесь есть швейный, обувной, мебельный, ремонтно-механический цеха и пекарня. Кому не хватает места там, работают в подсобном хозяйстве, в столовой или бане и прачечной.

- Первый эшелон рабочих колонии - это исковики и алиментщики, с заработка которых удерживаются выплаты по решению суда, - поясняет Юрий Евсеев, зам. начальника колонии по кадрам и воспитательной работе с осужденными. - Другое дело, что иной иск порой и за 20 лет, зарабатывая и по 20 тысяч, не погасить. Иногда же по суду осужденный обязан выплачивать и миллион и два. Нередко на волю отчисляются копейки из-за несовершенства законодательства. Но уж лучше копейки, чем совсем ничего.

Хотя работает отнюдь не только первый эшелон. У многих осуждённых за забором есть семьи. Вот и стремятся помочь родным хоть чуть-чуть. Среднемесячная зарплата квалифицированного специалиста на зоне колеблется в районе 4 тысяч рублей. Особо усердные получают иногда и по 8-9 тысяч. Того, кто выполняет план, еще и премируют.

- Правда, наше время очень сказывается на квалификации и отношении к работе вообще, - вздыхает Игорь Петрович. - К примеру, в СССР каждый осужденный имел минимум 4 профессии. Сегодня преступники приходят к нам без профессии, без образования. Иногда даже читать не умеют. Поэтому мы всегда ждём, когда привезут "старорежимников", которых обучать не надо. Да и отношение к труду у них совсем другое. Они предпочитают не отлёживать срок, а работать.

- Да, контингент у нас работает самый разный, - говорит осужденный Игорь А., бригадир мебельного цеха. - Есть мастера с золотыми руками. Правда, если человек - лентяй, и сидит, спрятав руки в карманы, кто ж узнает, что они у него золотые!

Портной в тюремной робе

Первый цех колонии - швейный - появился 47 лет назад. Сегодня здесь задействовано больше всего рабочих кадров. Шьют зэки всё: от обмундирования для военнослужащих и осужденных до матрасов. В советские времена из-за ассортимента возникало немало трудностей. Так, например, шить форму для милиции или конвоиров было не "по понятиям". Сегодня потанинские осужденные шьют абсолютно всё. И даже участвуют в конкурсах дизайнеров. В позапрошлом году двое местных портных стали дипломантами конкурса "Красиво шить не запретишь", который проводит Вячеслав Зайцев. Именитый дизайнер даже прислал диплом за своей подписью.

- За качеством пристально следим, - с гордостью поправляя сшитый руками осужденных китель, говорит Игорь Петрович. - Ведь заказы у нас всегда были важные. На заре своей экономической истории обшивали даже московский метрополитен.

И сегодня продукция местных портных и закройщиков расходится по всей России. Так, форму "от-кутюр" ИК N 15 носят осужденные колоний от Москвы до Магадана. А спецодежду посылают в Уфу, Москву, Краснодар...

Главный плюс зоны

Заказов у колонии много и с воли. И на спецодежду, и на кухонные гарнитуры, и на компьютерные столы. Только за январь-февраль этого года предприятие заработало 8 млн 117 тысяч рублей. Но из-за кризиса заказчиков поубавилось: предприятия, которые покупали ту же спецодежду, сегодня простаивают. Так, еще в прошлом году до 30% мощностей "колониального" производства работало на "УралАЗ". Сегодня для них "пятнашка" не выпускает вообще ничего. Но всё-таки, по словам начальника производства колонии, им кризис пока не так страшен. Без работы или зарплаты зэки точно не останутся. Не грозит им и сокращенная трудовая неделя или нарушение трудовых прав со стороны работодателя. Пожалуй, это главный плюс зоны.

- В 90-х доходило до смешного, - вспоминает Игорь Петрович. - Сотрудники колонии получали зарплаты с большой задержкой, зато осужденные получали пускай и крохи, но всё же в срок.

Кстати, именно тогда зона научилась подстраиваться под любые "финты" рынка. В результате появились в колониях службы маркетинга и подсобные хозяйства.

- Конечно, раньше было проще, у каждой колонии был госзаказ. Сырьевики снабжали нас сырьем, - констатируют люди в погонах. - Сейчас приходится крутиться. Сколько выиграем заказов, тендеров, столько и заработаем. А законы о закупках, вы это знаете, ой как несовершенны! Но наша задача - обеспечить работой заключенных: чем больше они будут работать, тем более они будут заняты, тем больше принесут пользы государству и выплатят по своим искам.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых