aif.ru counter
85

Борис Каплун: "Попсятина достала!"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39 24/09/2008

"Ариэлевец" Борис Каплун, давно ставший брендом Челябинска, считает, что в большинстве своем современная музыка выхолащивает душу. Сравнивая музыку "Ариэля" и многих исполнителей, ставших мегазвездами сегодня, с ним сложно не согласиться.

В редакцию "АиФ-Челябинск" Борис Федорович забежал, выкроив полчаса между многочисленными репетициями, деловыми встречами и домашними делами. Как и чем сейчас живет "Ариэль", какие на концерты приходят зрители и почему цензура раньше помогала творчеству - на эти и другие вопросы нашего корреспондента Борис Каплун ответил со свойственной ему искренностью и эмоциональностью.

Бум по мозгам

- Чем сейчас живет "Ариэль"?

- Живем нормальной творческой жизнью. Гастролируем. Правда, сейчас по сравнению с прошлыми годами гастролей не так много. В основном это Екатеринбург, Самара, Пермь, Тюменская область. Также я принимаю участие вместе с Александрой Пахмутовой в большом проекте "Песня не знает границ". Мы уже 6 лет вместе с ней за одним столом жюри отбираем по-настоящему талантливую молодежь.

Знаете, так уже достала попсятина, одни и те же рожи на телевидении! Просто невозможно! Мы знаем, что они будут петь. Это фанера, записанная не ими, а подставленная под их рожи! Противно! Это то же самое, как если бы на заводе фрезеровщик точил деталь не своими руками, а потом бы сказал, что сделал он. Это обман! Но наш народ хочет, чтобы его обманывали...

- Но ведь такие сфабрикованные исполнители и пришли-то на несколько лет. Стоит ли с ними воевать?

- Увы, они пришли не на пару лет. Некоторые держатся на сцене и по 10, и по 15 лет. Страшные команды! Они не способны творить сами, берут с Запада клише и под это клише делают свое "бум-бум-бум" по мозгам. Такая музыка выхолащивает душу! Плакать хочется...

Раньше мы с этим боролись, а сейчас уже перестали. А зачем? У нас есть своя маленькая ниша, есть публика, которая ценит наше творчество. Знаете, раньше нас цензоры прослушивали, и от этого был свой толк.

- То есть вы выступаете за возвращение цензуры в творчестве?

- По крайней мере сейчас мне кажется, что от цензуры было больше пользы, нежели вреда. Благодаря ей, с халтурой можно было эффективно бороться. К примеру, для нас устраивали конкурсы, прослушивания, даже люди из министерства приезжали. Что-то запрещали, что-то разрешали.

И мы тогда старались подобрать репертуар таким образом, чтобы со стороны контролирующих органов не было ни одной придирки. Мы должны были сделать так, чтобы цензура разрешила нашей песне вый-

ти на суд широкой публики. Поэтому мы устраивали, как сегодня модно говорить, настоящие мозговые штурмы, выдумывали интересные музыкальные ходы, чтобы создать тот репертуар, за который и сегодня, спустя столько лет, не стыдно!

Медсестра для артиста

- Творчество "Ариэля" вновь и вновь востребовано. Чем объясняется второе дыхание популярности вашего музыкального коллектива?

- Всё просто. Это ностальгия! Сейчас людям нужны наши старые песенки. "В краю магнолий", "Баба Яга", "На острове Буяне", "Тянет неспроста в заповедные места"... Создать что-то новое, что будет интересно, мы вряд ли сможем. Ведь у людей голова забита телевидением, а мы в этом формате работать не умеем. Но у нас осталась совесть, и на концертах мы работаем живьем. Поэтому, наверное, и востребованы у российской публики.

- А частные концерты давать приходится?

- Нечасто, но приходится. Есть люди с большими деньгами. Некоторым из них кажется, что им всё можно. Иногда выступаешь у таких олигархов, они между собой беседуют, обсуждают свои дела, не обращая на нас никакого внимания. Они же с таким же успехом могли бы телевизор фоном включить, но им нужны живые артисты для собственного удовлетворения. Я даже не знаю, насколько им вообще интересно наше творчество. Причем я говорю не про себя, а про музыкантов в целом. И Алла Пугачева к ним приезжала, и Сашка Розенбаум, и все артисты выступают там только для себя. И становится страшно, стыдно. А куда деваться? Хотя... Мне не завистливо, что у кого-то так всё хорошо и есть богатство. Наоборот, думаю: господи, да чем больше будет нормальных, хороших состоятельных людей, тем в России лучше будет!

- А во время концертов энергетика зала изменились по сравнению с прежними временами?

- Нет. Конечно, может, дело еще и в том, что, когда мы были молодые, мы недопонимали ту энергетику, с которой нас встречали. Мы просто хорошо играли, старались. А сейчас, выходя на сцену, мы еще и чувствуем публику. За годы работы уже стали психологами. Знаем, когда зал должен заплакать, а сейчас танцевать. Даже больше скажу: когда я выхожу на сцену, я могу почувствовать, хороший зал или плохой. Я вижу лица людей, чувствую по аплодисментам отдачу и иногда понимаю, что здесь есть люди, которые и творчества-то нашего не знают. Заранее знаю, что, когда мы выступаем на больших площадках, где собирается 15-20 тысяч человек, среди них обязательно будут те, кто знает и любит творчество "Ариэль". То есть будет успех. А в закрытом зале, где публики поменьше, выступать сложнее: в четырех стенах присутствие "ненашего" очень сильно чувствуется. А впрочем... Нет плохой публики. Всё зависит только от самих артистов, от их эмоций, от их энергии.

- Ну, вам-то энергии не занимать!

- А я счастлив, что родился именно таким. Да и сцена обязывает быть эмоциональным. Если артист не халтурит, а по-настоящему болеет за свое дело, то он не может быть физически здоровым. Поэтому все настоящие артисты больные люди. Это только кажется, что все они красивые, богатые и всё у них хорошо. Ничего подобного! Не верьте никому! Да, в свете рампы, может, и хорошо. Но вот я пришел к 60 годам и понимаю, что здоровья-то уже нет! Смолоду-то заниматься им было некогда - гастроли, концерты, поезда, самолеты. Ну когда?..

- Небось и больным на сцену выходить приходилось?

- И сколько раз! И с температурой, и кашляешь, и разговаривать не можешь. Но артист концентрируется на сцене. Для него сцена - это медсестра, это врач высочайшей квалификации. Он видит огромное количество народу, и для артиста это целебное средство. И всё! Куда что пропадает? Чихал перед сценой - не чихаешь, кашлял, не мог разговаривать - начинаешь петь. Секрет в передаче флюидов от артиста к зрителю и наоборот. Поэтому пока есть сцена, есть и здоровье, жизнь! А значит, нужно работать!

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых