aif.ru counter
20

Дом убитой надежды

Второй год в Челябинске существует "социальный дом ветеранов", однако на табличке дома некоторые его жильцы готовы написать "антисоциальный".

Второй год в Челябинске существует "социальный дом ветеранов", однако на табличке дома некоторые его жильцы готовы написать "антисоциальный".

На встречу с обитателями дома наш корреспондент пришел по приглашению самих постояльцев:

- Вы наш дом легко найдете. Ориентир - морг на Северо-Западе. Это место все знают, не перепутаете. Мы этим учреждением каждый день "любуемся", - услышала я на том конце провода.

В назначенный час в одной из квартир яркой новостройки нас ждало не менее двух десятков стариков. Они расселись по кроватям, диванам и даже на тумбочке в прихожей, уступив нам, корреспондентам. Среди собравшихся были участники Великой Отечественной войны, труженики тыла, блокадники, ветераны труда и жертвы политических репрессий.

Поминки вместо новоселья

В этом доме их всех свела старость. Алексей Петрович Сиваш, ветеран Великой Отечественной войны, инвалид второй группы, на своем танке прошел от Смоленска до Бранденбурга, потом громил японцев на Сахалине:

- Стоял в очереди на ветеранскую квартиру. Ко Дню Победы обещали субвенцию в миллион рублей на квартиру, но праздник прошел, а деньги так и не получил. Вскоре предложили квартиру в социальном доме.

4 октября 2005 года многим из них вручили ключи от квартир в социальном доме. Впрочем, радость вскоре сменилась разочарованием. Решением Челябинской городской думы всех жильцов социального дома сняли с очереди на квартиры. Собственниками полученных квартир они тоже не стали. После долгих судебных тяжб депутаты пересмотрели свое решение и в очереди на квартиры жильцов соцдома восстановили, правда, пока собственной квартиры так никто и не получил, а приватизировать уже имеющееся жилье в доме для ветеранов никто не дал.

Впрочем, это, считают жильцы дома, было для них не самым страшным. Ветеран Великой Отечественной войны из соседней квартиры, видевший блокадный Ленинград и побежденный Берлин, еле сдерживаясь, говорит о том, как получение им новой квартиры буквально убило его мать, которой в свое время удалось избежать фашистского плена и нацистского гетто. Руководство дома категорически запретило столетней матери ветерана переступать порог квартиры своего сына. По местному закону вселяться в дом имеют право одинокие инвалиды и участники войны, а также супружеские пары. Семье ветерана войны пришлось для мамы снимать комнату в чужой квартире и нанимать сиделку. Разлуку, спровоцированную законом, старушка не перенесла. Без своих родных она не прожила и полгода.

Рай на замке

Обещанного рая на земле, о котором так много и красиво говорили чиновники перед новосельем, старики не получили и сегодня. На первом этаже дома нет магазинов, аптек, парикмахерской, мастерской по ремонту одежды и обуви. А ведь о том, что это всё будет в обязательном порядке, трубили по всем СМИ.

Автомобиль у социального дома в наличии имеется, но заявку на поездку, например в магазин, нужно подавать не менее чем за 2 дня, и по одному здесь тоже не возят. Из всего обещанного есть только библиотека. Жильцы сами отнесли туда не одну сотню книг, но открытой "изба-читальня" бывает редко. Из всех благ разве что врач, который принимает 6 часов (!) в неделю.

Как все, старики социального дома сами ходят в магазин, сами ремонтируют краны и розетки, платят за коммунальные услуги ничуть не меньше, чем вольные ветераны - собственники квартир. А невольными они называют себя потому, что пройти в дом могут только они сами. Как оказалось, придя в гости к ветеранам, мы нарушили одно из правил поведения в доме, в котором говорится, что посторонним находиться в подъездах и квартирах нельзя.

Чтобы родные могли подежурить у кровати престарелого больного, жильцу нужно заранее (!!!) написать заявление, которое будет рассмотрено в особом порядке. По словам жильцов, разговоры с администрацией дома о том, чтобы изменить правила проживания, закончились "доброй" фразой: "Умрете - стучите".

Впрочем, о тех, кто умер, здесь узнают тоже не сразу. Долгие проводы здесь не приняты, катафалк приезжает незаметно, и каждое утро, глядя в окно в сторону морга, ветераны вздрагивают при мысли о том, что и их смерть - всего лишь пропуск в соцдом для другого старика.

Комментарий "без комментариев"

Ирина Мананова, директор муниципального учреждения "Социальный дом ветеранов":

- К 9 Мая в этом году мы хотели открыть для жильцов своего дома магазин. Уже идут ремонтные работы, погода подводит, потому магазин планируем открыть месяца через два-три. Пока заказы на продукты и прочие мелкие покупки по хозяйству можно отдавать нашим социальным работникам.

Что касается прочих социальных услуг, то наше учреждение получило лицензию на оказание медицинских услуг, которыми имеют возможность пользоваться все жильцы без исключения. Для удобства и отсутствия очередей врач принимает по графику. Двери нашего дома всегда открыты для родственников проживающих. Железная калитка во дворе не закрывается даже ночью. Они могут оставаться у своих родственников, проживающих здесь, на некоторое время с разрешения администрации дома.

Открыты мы и для всех остальных, желающих ознакомиться с домом и познакомиться с его постояльцами. Не так давно у нас проводилась проверка областной прокуратуры. Увиденным они остались довольны, замечаний и нарушений выявлено не было. Скажу вам даже больше. С дружеским визитом к нам приезжала даже делегация из США. Они были приятно удивлены условиями жизни наших ветеранов и согласились с тем, что дом уникален и феноменален.

От редакции

Комментарии руководства МУП "Социальный дом ветеранов" разительно отличаются от оценки ситуации самими стариками. Не пора ли сесть за стол переговоров, объясниться перед ветеранами и поставить все точки над i?

Редакция "АиФ-Челябинск" обратилась к депутатам Челябинской городской думы с просьбой разобраться в ситуации.

Смотрите также: