aif.ru counter
8

За правдой - в Европу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7 14/02/2007

Пенсионерка из Троицка, выиграв процесс в Страсбургском суде по правам человека, намерена повторить успех еще раз. А что делать, если вынуждают?

Соломинка из Страсбурга

История эта началась довольно давно, когда в конце 70-х семья Валентины Ганиман из Троицка переехала жить и работать на Север. С целью простой и понятной - честным трудом заработать на достойное жилье. Заработать удалось, а вот с воплощением семейной мечты вышла закавыка. Фирма, которой был заказан коттедж, едва начав работы, тут же их прекратила. Деньги, естественно, не вернула и неустойку не выплатила... Так в 1999 г. супруги Ганиман впервые обратились в суд. Сначала в троицкий. Затем в областной. Потом дошли до Верховного суда РФ. Результат пяти лет скитаний по инстанциям родной страны оказался нулевым.

В итоге "последней соломинкой" для пенсионерки, ставшей жертвой нечестности предпринимателей и равнодушия властей, стала Конвенция по правам человека и Международный суд в Страсбурге. К собственному удивлению, Валентина Михайловна убедилась, что права человека существуют. Даже в России. Чтобы разобраться в троицких событиях, европейцам понадобилось куда меньше времени, чем их российским коллегам. И спустя 7 лет рассчитываться за своих нерадивых слуг пришлось государству. Причем российский Минфин перечислил Валентине Ганиман вдвое большую сумму, чем была в иске.

Приставы, которые не пристают

Но государство у нас упорное. Оно тут же начало новый раунд борьбы с пенсионеркой. В том же 1999 г., вернувшись на родину, Валентину Михайловну угораздило занять некоему гражданину, занимавшемуся ремонтом квартир и офисов, 28 тыс. рублей. Правда, суд на этот раз сработал безукоризненно - в феврале 2000 г. присудил взыскать с должника чуть больше 30 тысяч. Исполнительный лист ушел в Троицкое подразделение службы судебных приставов - и... все. Чего только не делала Валентина Ганиман - и помогала найти приставам лист в их собственном архиве, и предпринимала меры по розыску источников доходов должника, и сообщала места его работы, и возила их на место проживания...

Осталось разве что только самой устроиться в ФСПП. Раз уж ни один из шести (!) сменившихся за это время приставов, которым передавался исполнительный лист, ответственности на себя за его исполнение не берет. Через 5 лет мытарств Троицкий суд, в который обратилась Валентина Ганиман, признал "незаконным бездействие судебных приставов-исполнителей троицкого городского подразделения судебных приставов по исполнению решения суда от 28 февраля 2000 года".

О как! Теперь, оказывается, суду недостаточно передать исполнительный лист судебным приставам. Теперь, оказывается, нужно отдельным судебным решением обязать их выполнить свои обязанности! Причем без гарантии, что это будет сделано.

Так что пришлось Валентине Михайловне пришлось обратиться в районный суд Челябинска, с требованием взыскать 79 тыс. 539 рублей (так, с учетом всех индексаций выглядит сегодня сумма нанесенного ей материального ущерба) уже с Главного управления федеральной службы судебных приставов по Челябинской области. Раз уже эта почтенная структура целую пятилетку не может взыскать деньги с того, с кого обязана.

И вот тут нашла коса на камень. И Курчатовский суд, и судебная коллегия по гражданским делам облсуда отказала Валентине Михайловне под тем предлогом, что "в будущем остается возможность ...взыскать присужденные суммы".

- В каком будущем? Мне 60 лет! - говорит Валентина Михайловна. - Или расчет на то, что я просто умру и дело можно будет окончательно похоронить в архиве?

Арестовали неликвид!

А теперь внимание! Решение челябинских судов о возможности взыскания долга основано на документе, который называется "Постановление о наложении ареста на имущество должника". Вроде как имущество это можно продать, а из вырученных денег компенсировать потерпевшему моральный ущерб. Беда лишь в том, что перечисленные вещи давным-давно были оформлены дарственными на жену ответчика. По закону их не то что продать, даже арестовывать нельзя! Причем какая забавная получается штука. "Постановление о наложении ареста..." на телевизор, гарнитур, диван и все прочее, "нажитое непосильным трудом", датировано сентябрем 2006 г., а "Акт о невозможности взыскания..." и договора дарения, согласно которым накладывать этот самый арест нельзя, - сентябрем 2005-го!

Выходит, троицкие приставы знали, что налагают арест на заведомо неликвидное имущество? Выходит, понимали, что арест придется снять (его, кстати, и сняли)? Выходит, это было проделано лишь для того, чтобы "отфутболить" потерпевшую в челябинских судах?

Кстати, фактом появления "Постановления об аресте имущества..." спустя год после составления "Акта о невозможности взыскания..." в настоящее время занимается уже прокуратура Челябинской области.

Мы же подведем итоги другого рода. Для начала государство наказало само себя на кругленькую сумму, поленившись вовремя взыскать с недобросовестной фирмы неустойку. Теперь, в течение почти 7 лет не соизволив взыскать с должника невеликую сумму, оно готово разорить себя еще тысяч на сто. Ну не проще ли сразу исполнить, как положено, свои обязанности, чем бесконечно судиться с 60-летней женщиной и зарабатывать сомнительную славу в Европе для южноуральской Фемиды?

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых