aif.ru counter
27.12.2006 00:00
12

Л. Варфоломеев: "Философии меня учил Джигарханян"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52 27/12/2006

28 декабря исполняется 70 лет популярнейшему актеру Челябинского академического театра драмы, народному артисту России Леонарду Варфоломееву. Более сотни театральных образов сделали его любимцем челябинской публики, два десятка ролей в кино принесли всенародную известность.

И сегодня, как тридцать лет назад, от него исходит удивительная, захлестывающая энергетика. Умные, глубокие глаза, только что расслабленно прикрытые, в один миг вспыхивают по-подростковому ярко. И вот тогда ты понимаешь, как ошиблась, поверив в возраст и смирение.

"Не люблю самодеятельность на большой сцене"

- Это правда, что в свое время вы очень эффектно и для многих неожиданно отказались от работы в московском Малом театре?

- Отказался. Это были крупные московские гастроли челябинской драмы, я играл во многих спектаклях. В том числе в скворцовской пьесе "Отечество мы не меняем". Примерно так я и обосновал свой отказ. Если без пафоса, то в те годы были живы еще мои родители, чувствовали они себя неважно, я не хотел оставлять их одних за тысячи километров. К тому же я был влюблен в челябинский театр. Режиссером здесь был Наум Юрьевич Орлов. Мы оба были молоды и полны сил, он как режиссер давал мне полную возможность самореализации. Это сегодня я получаю одну роль в год. Да оно и к лучшему, наверное. Здоровье уже не то.

- Чувствуется какая-то горечь в ваших словах. Жалеете, что не остались в Москве?

- И да и нет. Да, потому что там близко "Мосфильм", там театральная и съемочная жизнь совсем другого ритма. Там, понятное дело, более широкие возможности.

Наш театр я тоже считаю хорошим, очень качественным. Я имею в виду театр драмы имени Наума Орлова. Он примерно приближается по уровню к питерским. Но московские театры стоят много выше. А уж о прочих наших челябинских театральных коллективах и говорить нечего. Это все без исключения самодеятельность. А я самодеятельность на большой сцене очень не люблю. Может, это немного жестко звучит, но настоящий театр действительно очень жесткий. Это жизнь - сложная, жертвенная, рискованная. Станешь не нужен - заболеешь и умрешь. Или сопьешься. А самодеятельность - это поверхностно, в охоточку. Тут можно не страдать, не болеть, не изнашиваться так быстро.

Актеры - танцующие обезьяны

- Вы снялись в 18 фильмах. Это довольно большой список...

- Да, наверное, мне грех жаловаться. Да я и не жалуюсь. Кстати, первый мой съемочный опыт был не в Москве, а на "Ленфильме". Тогда проводились пробы актеров (то, что сегодня модно называть кастингом) на роль Ивана Заикина в фильме "Воздухоплаватель". Выбирали главным образом между двумя парами: Ванин - Брыльска и Варфоломеев - Васильева. Через пару месяцев еженедельных перелетов и пробных съемок выбрали нас с Катей.

И в первый же съемочный день я понял, что нянчиться со мной, театральным актером, никто не будет. Во все пришлось вникать самому. Правда, немного помогали Армен Джигарханян и замечательный актер Валя Никулин. Валя подсказывал, как вести себя перед камерой: не суетись, мол, минимум мимики, работают одни глаза. В театре все наоборот: эмоции утрированы для 18-го ряда.

А Джигарханян, как истинный философ, преподал мне, как сейчас бы сказали, урок корпоративной этики. Ты, говорит, сиди тихонько в уголочке, пока тебя не вызовут. Сам не лезь на глаза, не раздражай бригаду. Вот еще одно доказательство того, что актер внутри процесса - это не звезда вовсе. Съемочная группа относится к актерам примерно как к танцующим обезьянкам.

Помню, на съемочной площадке нас с Джигарханяном очень много фотографировали. Я поначалу удивился. А потом понял. Съемки проходили в Одессе, рядом с площадкой всегда была тьма зрителей. По окончании съемок выстроилась огромная очередь, и мы с Джигарханяном несколько часов подписывали фотографии. В конце концов Армен удовлетворенно вздохнул: "Ну, на ресторан заработали". И мы отправились в одесский ресторанчик пить вино.

- А с Екатериной Васильевой как вам работалось? Слышала, у нее был довольно сложный характер.

- В юности - пожалуй. Она была резкая, дерзкая, пожалуй, даже взбалмошная. Могла сказать что-то в сердцах своим выразительным голосом. Хотя всегда была очень трудолюбивой и честной актрисой. А сегодня она обратилась к церкви. К счастью, Васильева не оставила окончательно сцену и кино. Но она не снимается в дешевых фильмах, стала более емкой, более собранной. Я с удовольствием слежу за ее творчеством.

Замечательный человек и очень красивая актриса Лариса Гузеева, любимая большинством зрителей по "Жестокому романсу". В ее жизни случилась страшная трагедия: она потеряла мужа и ребенка. Это было невероятно тяжелое для нее время, но она ни на один день не оставила съемки. Мы работали тогда над фильмом "ЧП районного масштаба". Она тяжело болела и физически, и душевно, но при этом каждый день выходила на работу, пока режиссер почти насильно не выгнал ее со съемочной площадки. Она тоже из тех, кто живет своим творчеством.

Полеты на спирту

- С возрастом вы стали как-то иначе относиться к Новому году? В театре есть свои банкетные праздничные традиции?

- Наверное, мое отношение к Новому году, как и к дню рождения, изменилось не столько из-за возраста, сколько из-за профессии. День рождения у меня 28 декабря, почти в Новый год. А в эти дни у всех актеров самое горячее время, не до банкетов. Так что празднуем мы в конце января. Что касается Нового года, я просто обожаю вот это вот четверостишье довлатовское:

Трещит на улице мороз,

Снежинки белые летают,

Замерзли уши, мерзнет нос,

Замерзло все. А деньги тают...

Вообще-то актеры умеют веселиться. И делают это в высшей степени изобретательно. Помню, на съемках тех же "Воздухоплавателей" привезли нам целую бочку спирта. На нем, видите ли, работают двигатели наших аэропланов! Артисты были в шоке. Они сели вокруг этой бочки и сидели так неделю, сочиняя альтернативное горючее. Чтобы спирт не трогать. И ведь придумали! Бочку удалось сохранить, так сказать, для внутреннего использования. Пользовала ее с наслаждением и довольно долго вся съемочная группа.

- У вас так загораются глаза, когда вы вспоминаете о работе в кино! Считаете, что упустили какие-то возможности?

- Я доволен своей жизнью. Я многое сделал, и у меня еще остались силы. Я вырастил двух сыновей. Они довольно успешны: один работает на местном телеканале, другой живет в Москве, играет в мюзикле "Чикаго". Объездил с гастролями весь мир.

А насчет упущенных возможностей... Конечно, 70 лет - это много. Лучше быть сильным, красивым, нравиться женщинам. Но иметь такие воспоминания, от которых загораются глаза, - наверное, это само по себе тоже счастье. Хотя и немного грустное.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых