aif.ru counter
6

"Россия распадется, если власть окончательно забросит народ"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49 06/12/2006

Политическая реальность в современной России формируется главным образом людьми действия: бюрократами и депутатами всех мастей, крутыми бизнесменами и прочими избыточно активными особями. В этом-то и драма. Ведь прежде чем что-то прокричать и сделать, желательно многое знать, уметь обдумать и предугадать последствия сделанного. Печально, что люди, глубоко мыслящие и знающие, остаются в стороне от общественно-политических процессов. В этом смысле не является исключением и наш земляк, один из самых значимых российских социологов - Владимир Цукерман, который согласился ответить на некоторые актуальные вопросы.

- Как вы оцениваете состояние власти в государстве российском на нынешнем историческом этапе?

- Ленин однажды изрек хорошую фразу о декабристах, которая наиболее точно определяет состояние нынешней власти: "Страшно далеки они от народа". Но особо близко к народу ни одна власть в России никогда и не была. Главная причина не в том, что современные лидеры не обладают достаточными интеллектуальными, духовными, нравственными началами, у них нет сострадания к народу. Так называемая элита демонстрирует откровенный гедонизм и цинизм. Некая стабильность есть, но это ведь не только результат каких-то усилий власти - просто несколько лет относительно мирное время. Но впереди очень большие грозы.

"Возня лишь на поверхности"

- Хотелось бы услышать какое-то обоснование.

- У меня, как социолога, есть определенные данные об умонастроениях, но нет достаточной политической и экономической информации. В первую очередь вызывает тревогу гигантский разрыв в уровне жизни верхушки и основной массы населения, а также явная ориентация на сырьевое развитие страны. Цены на энергоносители могут упасть, а если нет, то современные технологии в других сферах экономической жизни не будут развиваться и квалифицированных работников там не появится. У нас всего от 0,5 до 1% наукоемких технологий. Где наши автомобили, компьютеры, мобильники?

- Не лучше ситуация и в сельском хозяйстве...

- Например, на северо-востоке Челябинской области люди жили еще до демидовского освоения Урала. И жили прилично. Теперь село Багаряк опустело, поля заросли. Там стоит замечательное двухэтажное здание, в нем в период столыпинской реформы был Крестьянский банк. Какой может быть банк в деревне? В селе Пьянково нет ни одного коренного жителя, только дачники. От школы, построенной до революции, остались лишь кирпичные стены. Прекрасные места - живи и радуйся, но все запустело.

Нет потребности работать. У одного в семье семь пар рабочих рук, но никто не работает. Нет коровы - косить неохота. Нет даже курицы во дворе. Лишь несколько человек что-то строят. Их не любят. Совсем не развиты потребности. Ничего не надо: ни мебели хорошей, ни вещей. Зачем работать? Решили мы строить баню - проблема найти человека, который бы взялся. За деньги люди не хотят работать! Вот что самое страшное. Сельское кладбище - гораздо более выразительное зеркало жизни, чем сама жизнь. Могилы старух и совсем молодых: 18-, 20-, 30-летних. Отчего умерли? Один от паленой водки, другой пьяный разбился на мотоцикле, тот не затушил сигарету и сгорел во сне, этого в драке пырнули.

- Издержки демократии?

- По Черчиллю демократия - худший строй, но лучший из того, что есть. Мы видим явное сужение демократии, например, отказ от выборов губернаторов. В Госдуме инициируется закон о назначении мэров. Это полное выведение народа из всякой возможности влиять на политические решения и определять собственную жизнь. А демократия начинается с местной власти, с муниципалитетов. Считается, что американцы равнодушны к политике и им наплевать, кто будет президентом или сенатором. Но шерифа и судью они выбирают. А мы выбираем начальника милиции и судью? И мэра они выбирают. При всех возможных злоупотреблениях американцы имеют возможность влиять на власть, которая определяет их повседневные дела и нужды. А мы? Я спросил своих студентов, знают ли они главу своего района. Ни один не назвал.

- Может, мы просто потеряли веру? Нет веры в коммунизм, нет религиозных опор. И обеспеченным людям сейчас неуютно.

- Я вполне обеспеченный человек. Нет ничего такого, чего бы я смертельно хотел и не мог купить за деньги. А то, чего я смертельно хочу, за деньги купить нельзя. Для повседневной жизни есть все, вроде оснований для беспокойства нет, но... В начале ХХ века часть интеллигенции чувствовала сгущение напряженности даже в относительно благополучные годы перед Первой мировой войной. Я бы объяснил так: общество наше в какой-то мере мертвое, нет активных народных движений, политических партий с настоящими убеждениями. Вся возня лишь на поверхности. Беспокойство идет от осознания, что нет здоровых и перспективных процессов общественного развития. Многое объясняется отсутствием объединяющей идеологии. Я ни в коем случае не хотел бы вернуться к советским порядкам, к тоталитаризму. Но о коммунизме можно было мечтать и за него бороться. Пусть то была иллюзорная мечта, но нельзя мечтать о капитализме и бороться за него. Капитализм прагматичен, в нем нет идеалов.

"Человек - не homo sapiens"

- Сейчас главное - зарабатывание денег. Внутреннее культурное содержание отмирает.

- Какая-то часть элиты - рублевско-успенские - чувствует неудовлетворенность одним материальным благополучием. Но есть золотая молодежь, которая углубляется не в культуру, а в экстрим. То они, непонятно зачем, завоевывают Форт Боярд, то очаровательные девушки едят пауков. Лучше, ребята, читайте Пушкина, честное слово. И эстетичнее, и вкуснее. Налицо псевдодуховность, псевдорелигиозность.

- Чем объясняете эту скудость?

- Первое, нынешняя культура не дает особых оснований для духовности. Постмодернизм не может наполнить душу значимым содержанием, каким ее заполняла классическая культура. Постмодернизм - игра смыслами, интеллектуальная игра. Она не имеет подлинной душевной основы. Я никогда не буду увлекаться Пелевиным. Он умный человек. Но я должен сопереживать героям, меня должна захватывать их жизнь. А какое мне дело до героев Пелевина?! И современный театр, и кино лишены душевного начала. Интеллектуальное есть. Но человек шире интеллектуального начала, человек ведь не homo sapiens. Человек - сложное существо, в котором крепко перемешано и рациональное, и иррациональное, и эмоциональное, и сознательное, и подсознательное.

Второе, изменился вектор человеческого поведения, ориентированный ранее на саморазвитие или служение обществу. Но не в упрощенных вариантах советского коллективизма, который, в сущности, отказывал людям в индивидуальном начале. Изменилось содержание приоритетов. Третье, неблагополучно на планете, не только у нас. Возьмем конфликт цивилизаций, который мы не хотим признавать, - мол, у террористов нет нации, нет религии. Есть. Это явный конфликт, и мы в нем проигрываем. Что будет дальше, не знаем. Силовые ведомства и многие персоны, определяющие политику, воспитаны в условиях конфронтации двух систем, в условиях поддержки национально-освободительных движений, часто бандитских. В сущности, Россия - родина массового терроризма. Кто такие народники? Террористы. И в ХХ веке мы вскормили террористов, борясь с влиянием США, и поддерживали самые одиозные режимы: в Никарагуа, на Кубе, в Ливии... А американцы воспитали и вооружили Бен Ладена, моджахедов в Афганистане. Две великие державы породили современный терроризм.

- Создали предпосылки для третьей мировой... Наглядная иллюстрация гегелевской спирали развития?

- Может быть, но обидно, что конец спирали наиболее остро втыкается именно нам в задницу.

"Вертикаль меня очень смущает"

- Как вы относитесь к попыткам Путина выстроить вертикаль власти?

- Путин - загадочная фигура. Он говорит довольно разумно, логично, но соответствует ли тому, о чем он думает? Всякий механизм: политический, экономический, государственный - построенный на жесткой зависимости, обречен на слом. Известная степень беспорядка, позволяющая самоорганизовываться и материи, и социальным организмам, есть единственная гарантия прочности и устойчивости системы. В истории рухнули все жесткие системы, а демократии выживают, проявляя достаточную перспективу развития. Что было монолитнее СССР? Но он рухнул в историческое мгновение. Вертикаль меня очень смущает. Хотя стабильности больше, чем при Ельцине. Но при Сталине была вообще потрясающая стабильность. И чем кончилось?

- Андрей Илларионов заговорил о парламентской форме правления...

- При отсутствии ярко выраженных политических партий с собственными программами и отсутствии вовлеченности народа в демократический процесс парламентская республика будет еще большим безобразием, чем президентское правление. В российском менталитете укоренился царь, вождь, генсек. Но при созревшей политической системе, лет через двадцать, парламентское правление может быть перспективным.

- Прорастут ли зерна, посеянные Путиным, в реальную политическую конструкцию, близкую к западным стандартам?

- Надо бы судить изнутри. У нас ведь византийские интриги, а мы судим по мелкой ряби на поверхности. Каковы замыслы Путина? Миронов создает вторую партию. Это предвыборный ход или способ в известной мере держать в узде единороссов? Тем более скоро президента Путина не будет, а "Единая Россия" останется. Она не должна быть всевластной. Создается блок из трех абсолютно разношерстных партий. Что это за партии? Партия пенсионеров - это мираж. Выступают молодые люди от имени пенсионеров, которые всегда участвуют в голосовании, имеют ясно выраженные пожелания. Но их пожелания могут быть учтены и другими партиями. А как могут объединиться РПЖ и "Родина", близкая к радикалам неприличного толка? Я мало верю в подобный союз. А если какая-то партия и вызреет в перспективе, это может быть - не по содержанию, а по форме - что-то вроде украинской Партии регионов, защищающей региональные интересы.

- Кстати, у нас начались обменные процессы. Поменялась власть в Челябинске и других городах области. Дойдет черед и до смены областной власти.

- Одобряя в целом необходимость динамики, без которой происходит загнивание, я не могу дать конкретную оценку - а эта ли элита пришла? Пока я не вижу интересных фигур. У того же Сумина одно несомненное достоинство - гигантский опыт работы такого масштаба. Я надеюсь, у него нет личной заинтересованности в обогащении за счет губернаторского статуса. Что касается тех, кто приходит во власть из бизнеса, есть большие сомнения в чистоте их помыслов относительно улучшения жизни народа.

- Каково место интеллигенции в сегодняшних процесах?

- Есть точка зрения, что интеллигенция вообще не должна ходить во власть. Она была сильно обижена в первые постсоветские годы. До этого мы все-таки принадлежали к элите. И тут такое резкое падение, крах, фактически нищета. Потом стали что-то прибавлять, кого-то сделали заслуженным деятелем, кому-то дали какой-то грант, кто-то за границу съездил... Но я не жду от них активных действий и заметного влияния на политику. А о чем они судят - другой разговор. В основном это фронда, то есть кукиш в кармане.

- Вы допускаете распад России?

- В ближайшие годы нет. Препятствует менталитет, позиции старшего поколения, привычка жить в одной стране, десятки других причин: материальных, духовных, геополитических. В принципе распад возможен, если власть окончательно забросит народ.

Наша справка

Владимир Цукерман - доктор философских наук, профессор кафедры культурологии и социологии Челябинской государственной академии культуры и искусств, заслуженный работник культуры России, один из создателей научной школы социологии и культурологии на Южном Урале.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых